ГОД 1957

П. Волгин

Англия и Западная Германия

ОГЛАВЛЕНИЕ

От автора.

Введение.

ГЛАВА I От завершения раскола Германии (сентябрь 1949 года) до ратификации боннско-парижских соглашений палатой общин (август 1952 года).

§ 1. Открытый отказ правящих кругов Англии от демилитаризации Германии и их политика форсированного возрождения западногерманского вермахта.

§ 2. Участие английских правящих кругов в подготовке боннско-парижского сговора. Американский нажим. Английская гарантия ЕОС.

§ 3. Подписание Англией боннского договора и соглашения со странами ЕОС. Новые англо-американские "гарантии".

§ 4. Инициатива СССР в германском вопросе и позиция английского правительства.

§ 5. Выступления английского народа за мирное разрешение германского вопроса. Маневры правых лейбористов и разногласия внутри лейбористской и консервативной партий (1949-1951).

§ 6. Политическая борьба в Англии вокруг вопроса о ратификации боннского договора и соглашения со странами ЕОС. Лейбористы в оппозиции (1952).

ГЛАВА II Вступление Англии в военный союз с германским милитаризмом (1952-1955).

§ 1. Английская дипломатия в борьбе за спасение ЕОС. Обострение противоречий Англии с США и Францией.

§ 2. Политика англо-германского "сотрудничества" и прямое пособничество английской реакции боннским реваншистам в сколачивании агрессивного вермахта.

§ 3. Англия и советские предложения о коллективной безопасности и по германскому вопросу. Позиция Англии на Берлинском совещании 1954 года.

§ 4. Активизация борьбы английского народа против перевооружения Западной Германии. Кризис в лейбористской партии и обострение разногласий в лагере консерваторов.

§ 5. Военный союз Англии с германским милитаризмом на основе парижских соглашений 1954 года.

§ 6. Политическая борьба в Англии вокруг ратификации парижских соглашений. Вступление парижских соглашений в силу и мероприятия СССР и других стран социалистического лагеря по обеспечению своей безопасности и интересов европейского мира.

ГЛАВА III Обострение экономических противоречий Англии с ФРГ в связи с возрождением западногерманского империализма.

§ 1. Западная Германия как один из сильнейших империалистических соперников Англии.

§ 2. Англия и план Шумана. ЕОУС - орудие борьбы немецких монополий против английского монополистического капитала.

§ 3. Экономическая экспансия западногерманских монополий на экспортных рынках Англии.

Заключение.

Таблицы

Таблица 1. Индекс промышленного производства ФРГ и Англии.

Таблица 2. Производство важнейших видов промышленной продукции в Англии и ФРГ.

Таблица 3. Капиталовложения в экономику Англии и ФРГ.

Таблица 4. Внешняя торговля ФРГ.

Таблица 5. Добыча угля, железной руды, выплавка чугуна и стали в странах ЕОУС и в Англии.

Таблица 6. Экспорт Англии и ФРГ в 1937-1955 годах.

Таблица 7. Доля Англии и ФРГ в экспорте всех капиталистических стран.

Таблица 8. Доля готовых изделий в экспорте Англии и ФРГ.

Таблица 9. Распределение экспорта Англии и ФРГ по зонам в 1953 году.

Таблица 10. Экспорт товаров ФРГ в страны Ближнего Востока.

Таблица 11. Торговля ФРГ со стерлинговой зоной.

Институт международных отношений. Издательство ИМО. Москва - 1957 год.

 

ОТ АВТОРА

Предметом исследования в настоящей работе является политика правящих кругов Англии в отношении перевооружения Западной Германии.

Автор считает своей основной задачей показать причины участия Англии в возрождении западногерманского милитаризма и создании агрессивной военной группировки в Европе, определить роль английской дипломатии в политике поощрения германского милитаризма и раскрыть, на что рассчитывали правящие круги Англии заключая парижские соглашения. Вместе с тем, автор стремится показать, как влияет перевооружение Западной Германии на отношения Англии с ФРГ, США и Францией, какие факторы (внутренние и внешние) стоят на пути английской реакции в осуществлении политики поощрения западногерманского милитаризма, насколько сильны разногласия в лейбористской и консервативной партиях Англии по германскому вопросу, в чем состоят политические и экономические последствия для Англии курса на возрождение западногерманского вермахта.

Хронологически работа охватывает период от завершения западными державами в сентябре 1949 года раскола Германии до ратификации Англией парижских соглашений в мае 1955 года. Особенно подробно освещаются события, начиная с сентября 1950 года, когда западные державы впервые провозгласили перевооружение ФРГ своей официальной политикой. Таким образом, речь идет о целом этапе в английской политике по вопросу о перевооружении ФРГ, который завершился в мае 1955 года вступлением Англии в военный союз с германским милитаризмом.

ВВЕДЕНИЕ

Курс агрессивных сил Англии на перевооружение Западной Германии имеет свои исторические корни. В продолжение всего периода между двумя мировыми войнами реакционные круги Англии вкупе с американскими империалистами помышляли о создании широкой антисоветской коалиции в Европе. Главную ставку они делали на германский милитаризм, видя в нем надежное оружие для борьбы против СССР. Англия была одним из инициаторов политики Локарно, имевшей своей главной целью направить германскую агрессию в восточном направлении. Английская реакция открыто способствовала приходу Гитлера к власти в 1933 году, а в годы, непосредственно предшествовавшие второй мировой войне, активно поощряла немецкий милитаризм. Однако английские мюнхенцы просчитались. Вторая мировая война началась не войной Германии против СССР, а войной между Германией, с одной стороны, и Англией и Францией - с другой.

В ходе второй мировой войны, в условиях существования антигитлеровской коалиции, в которой участвовал СССР, определенные круги английского монополистического капитала проводили политику, рассчитанную на затягивание открытия второго фронта в Европе, на истощение Советской Армии и на союз с ослабленной фашистской Германией против СССР.

Выработанная во время войны программа воротил лондонского Сити исходила не только из необходимости создания на территории Европы своего рода санитарного кордона против большевизма. Английский монополистический капитал делал ставку на утверждение своего господства над европейскими народами, на овладение ключевыми позициями на европейском континенте. Ясно, что подобные расчеты в корне расходились с интересами США и Франции, а также других, менее крупных империалистических держав. Отсюда двойственность и противоречивость всех планов английских империалистов в отношении послевоенного устройства Европы.

К концу войны в правящих кругах Англии довольно отчетливо выявились два направления в определении государственной политики в германском вопросе. Одно направление было представлено влиятельными капиталистическими деятелями, связанными, как правило, с Форин Оффис и группировавшимися вокруг лорда Ван-Cиттарта. 1. Сторонники Ванситтарта настаивали на ликвидации сколько-нибудь значительного промышленного потенциала Германии и на превращении ее в аграрно-сырьевой придаток британского империализма. Ванситтарт ратовал за раздел Европы на несколько федераций, предназначенных стать плацдармами борьбы против "большевизма", то есть против СССР, а также против рабочего и национально-освободительного движения в Европе 2. План Ванситтарта недвусмысленно предусматривал возможность использовать в антисоветских целях германское население и германскую территорию. При этом рассчитывалось, что СССР выйдет из войны настолько ослабленным, что станет излишним восстанавливать германский военно-промышленный потенциал.

Антисоветское содержание плана Ванситтарта роднило его с аналогичным планом американского банкира Моргентау. Однако, если первый ставил своей целью установление в Германии и вообще в Европе гегемонии английского монополистического капитала и, в частности, уничтожение сильнейшего конкурента Англии на мировых рынках, то второй должен был утвердить в Германии и в Европе преобладание магнатов Уолл-стрита.

По мере выяснения будущего соотношения сил в послевоенном мире, верхушка английской финансовой олигархии все более убеждалась в нереалистичности плана Ванситтарта. Крупнейшие английские финансовые магнаты, связанные, как правило, с германским капиталом, выдвинули такую программу разрешения германского вопроса, которая предусматривала захват Англией решающих позиций германской экономики и, прежде всего, Рура, возрождение военной промышленности Германии, ее тяжелой индустрии и энергетики. Ярыми проводниками этой программы в жизнь были руководители английского правительства Черчилль и Идеи.

Помимо антисоветской направленности эта программа, как и план Ванситтарта, преследовала и антиамериканские цели. Дело в том, что, видя в США своего главного империалистического соперника в послевоенный период, английская финансовая олигархия рассчитывала использовать германскую экономику для борьбы с американским империализмом. Антиамериканское острие программы проявилось, в частности, во время переговоров руководящих деятелей США и Англии в Квебеке в августе 1943 года и, в особенности, в сентябре 1944 года. Известно, что на второй Квебекской конференции Черчилль добился от США признания права Англии на оккупацию Рура, хотя ему и пришлось взамен дать Рузвельту формальное обещание об уничтожении в будущем германской индустрии на основе плана Моргентау 3. Это обещание Черчилля оказалось лишь маневром, ибо английский премьер не намеревался пускать американцев в Рур, а собирался захватить его английскими вооруженными силами в полной целости и сохранности. Позже, в речи в палате общин 21 июля 1949 г. Черчилль открыто заявил, что он "не согласен с этим документом" (планом Моргентау) и "сожалеет", что поставил под ним свои инициалы 4.

В годы второй мировой войны правящими кругами Англии было разработано немало проектов расчленения Германии. Осуществление этих проектов должно было, по их расчетам, во-первых, предотвратить создание объединенного фронта борьбы всего немецкого народа за национальную независимость, во-вторых, подорвать конкурентоспособность немецкой промышленности, в-третьих, предотвратить появление мощного единого германского государства и тем самым сохранить известное равновесие сил в Европе.

Задолго до окончания войны, в 1943 году, Черчилль выступил с планами, предусматривавшими отторжение от Германии Баварии и объединение ее с Австрией. В августе 1943 года на первой Квебекской конференции Идеи в беседе с Хеллом заявил, что "хорошо бы провести расчленение Германии на части, если, бы это возможно было сделать на добровольных началах" 5. В октябре 1944 года во время переговоров в Москве, Черчилль и Идеи предлагали разделить Германию на три части 6.

Одновременно с планами раскола Германии реакционные английские круги вынашивали идею создания антисоветской конфедерации некоторых европейских государств. Ее ударным кулаком должна была стать превращенная в поставщика пушечного мяса, расчлененная и перевооруженная Германия. Именно эта мысль содержалась в секретном меморандуме Черчилля, внесенном на рассмотрение английского кабинета в октябре 1942 года 7. Указанный меморандум, а также частное письмо Черчилля Идену, относящееся к тому же времени, 8 предусматривали в целях борьбы "против русского варварства" создать некое объединение европейских стран, включающее Германию 9.

В последние годы войны, когда под мощными ударами Советской Армии гитлеровская военная машина затрещала по всем швам, английские и американские империалисты сделали ряд попыток оформить антисоветский сговор с недобитым германским милитаризмом. В это время Черчилль, по его собственному признанию, направил фельдмаршалу Монтгомери телеграмму с предписанием "тщательно собирать и складывать германское оружие, чтобы его легко можно было бы снова раздать германским солдатам, с которыми нам пришлось бы сотрудничать, если бы советское наступление продолжалось" 10.

В противоположность английским правящим кругам, СССР с самого начала твердо и последовательно выступал в защиту суверенных прав германского народа, в том числе его неотъемлемого права образовать после войны единое, независимое, демократическое, миролюбивое государство. Именно СССР добился того, что в Ялтинском и Потсдамском соглашениях 1945 года были зафиксированы принципы, осуществление которых обеспечило бы разрешение германского вопроса на мирной, демократической основе.

***

Итоги второй мировой войны спутали все расчеты английской реакции. Война привела не к ослаблению СССР, а к невиданному его усилению, к небывалому росту его международного авторитета. От системы капитализма отпали ряд народно-демократических стран в Европе и в Азии. В то же время произошло резкое обострение кризиса колониального господства империализма, усилились противоречия в империалистическом лагере.

Единственной капиталистической страной, которая вышла из войны значительно усилившейся как в экономическом, так и в военном отношении, были Соединенные Штаты. Именно они возглавили империалистический лагерь в послевоенный период. Стратегия американского империализма направлена на завоевание мирового господства, на разгром социалистического лагеря, на подавление рабочего и национально-освободительного движения.

Несбыточные планы разгрома социалистического лагеря вынашиваются также и английскими реакционными кругами. Заостренность агрессивной стратегии США и Англии против СССР и других стран лагеря социализма объясняется тем, что политика этих стран служит главным препятствием на пути международной реакции, стремящейся разжечь третью мировую войну. В основе этой стратегии лежит также классовая ненависть империалистов к социалистическому строю.

В качестве своей основной внешнеполитической концепции заправилы англо-американского агрессивного блока выдвинули политику "с позиции силы". Еще в 1946 году в речи в Фултоне (США) Черчилль открыто призвал к организации военных авантюр против СССР. В 1949 году он следующим образом охарактеризовал существо политики "с позиции силы" : "Бесполезно пытаться перевоплотить коммунистов или переубедить их... Вы можете иметь с ними дело лишь тогда, когда обладаете превосходящей силой на своей стороне... и они также должны быть убеждены, что... вы не поколеблетесь применить ее самым беспощадным образом." 11.

Англо-американский военный союз - союз двух империалистов - не может быть прочным. Несмотря на то, что кризис, переживаемый британским империализмом, с каждым годом обостряется, Англия продолжает оставаться крупнейшей империалистической державой, уступающей по своей мощи только Соединенным Штатам. Орган Сити "Экономист" писал в 1950 году: "На Англию, как и на Америку, возложена мировая ответственность. И если Англия и не представляет собой такого же полного арсенала, каким является Америка, она все же далеко превосходит в этом отношении любую континентальную державу" 12.

Выступая совместно с США за перевооружение Западной Германии в целях борьбы с СССР и странами народной демократии, английские правящие круги стремятся в то же время использовать Западную Германию для упрочения своих позиций на континенте - так или иначе в ущерб своему основному империалистическому сопернику - Соединенным Штатам. Известный английский журналист, автор ряда книг по внешней политике Англии, Честер Уилмот писал в 1953 году, что Англия должна добиваться создания "сильной Западной Европы" (с участием Западной Германии. - П. В.), имея в виду использовать ее в качестве "оплота против коммунистической России на континенте и противовеса Соединенным Штатам в рамках НАТО" 13. Англия, по мнению Честера Уилмота, в состоянии серьезно увеличить свой авторитет в международных делах, проводя политику "не только сдерживания своих противников, но и ограничения своих союзников" 14. Установка на "ограничение" американских претендентов на господство в Европе по всей видимости исходит, в частности, из реального учета Англией обостряющихся с каждым годом американо-западногерманских противоречий.

Делая в Европе ставку на германский милитаризм, английские правящие круги не могут не учитывать также обострения противоречий между Западной Германией и соседними с ней странами, прежде всего с Францией. Не могут они также не считаться с наличием противоречий между Западной Германией и самой Англией. Поэтому в качестве важнейшей предпосылки к существованию в Европе агрессивной группировки держав они выдвигают франко-германское "примирение", а также "сотрудничество" Англии и Франции на основе НАТО. Последнее, по их расчетам, должно создать известный противовес Западной Германии и во всяком случае удержать ее в рамках политики Северо-атлантического блока. Выступая на митинге шотландских юнионистов 18 мая 1950 г., Черчилль заявил : "Для того, чтобы дать Франции возможность договориться на соответствующих условиях с Германией, мы должны быть с Францией" 15.

Значит ли это, что ради франко-германского примирения Англия откажется от борьбы с Францией за гегемонию в Европе? Оказывается, нет. Определенные реакционные круги в Англии по-прежнему исходят из того, что роль Франции как великой державы должна быть урезана. В своих мемуарах бывший лидер лейбористской партии К. Эттли делает на этот счет характерное заявление. "Германия, - пишет он, - потенциально является великой державой, Франции же едва ли суждено снова обрести позиции, которые она когда-то удерживала" 16.

Консерватор Джулиан Эмери идет гораздо дальше Эттли. 14 декабря 1950 г. он сказал в палате общин: "Мы все еще верны духу предложения о нераздельном союзе, которое мы сделали им (французам. - П. В.) в черные дни 1940 года" 17. Известно, что этот "нераздельный" союз представлял бы собой (если бы Франция его приняла) по существу безраздельное господство британского империализма во всех областях экономики и политики Франции.

Итак, наряду с подготовкой войны против СССР и стран народной демократии, важнейшей целью английских реакционных кругов в проведении политики перевооружения Западной Германии является обеспечение, в той или иной степени, гегемонии Англии в Европе за счет ослабления там позиций США, Франции, а также путем поощрения экспансии Западной Германии в восточном направлении.

Расчеты английских империалистов на создание в Западной Германии важнейшего плацдарма для агрессии против Советского Союза и стран народной демократии не являются, конечно, случайными. Германский милитаризм уже дважды развязывал мировые войны. После второй мировой войны на территории Западной Германии, и прежде всего в Руре, были восстановлены крупнейшие предприятия тяжелой индустрии, энергетики и машиностроения. В настоящее время Западная Германия обладает сильной военно-промышленной базой, необходимой для ведения современной войны. Важно также, что она расположена в центре пересечения европейских коммуникаций.

Реакционные круги США, Англии и Франции не только предназначают Западной Германии роль своего крупнейшего военного арсенала в Европе, но и видят в ней поставщика пушечного мяса для будущей войны. Орган английских финансистов журнал "Стейтист" писал по этому поводу: "С точки зрения людских ресурсов Германия является неоценимым бастионом против... коммунизма" 18. Наконец, учитывается, что в Западной Германии сохранилось большое число опытных военных и полицейских кадров, прошедших гитлеровскую школу. Известный английский реакционер, юрист и член парламента Пейджет сказал 1 ноября 1950 г. в палате общин: "Только в Германии сможем мы найти людей, которые действительно уверены в том, что... они в состоянии побить русских. До тех пор, пока мы не вселим такое чувство в армию Западной Европы, эта армия не сможет считаться хорошей" 19. Бывший главнокомандующий английской армией на Рейне, а ныне военный губернатор Кипра генерал Хардинг с откровенным цинизмом заявил в 1952 году: "Я полагаю, что германская военная мысль окажет неизмеримую помощь обороне Запада. Ведь никто иной, как немцы, сражались против русских в их собственной стране во время прошлой войны" 20.

Поощряя ремилитаризацию Западной Германии, английские правящие круги, видимо, забывают уроки истории, которая показывает, что германский милитаризм всегда был смертельным врагом Англии. Не исключено, что вставшая на ноги империалистическая Западная Германия порвет, в конце концов, с "западным единством"" и тогда Англии, возможно, снова придется пожинать плоды близорукой политики своих правящих кругов.

В Англии подлинным вдохновителем агрессивной северо-атлантической стратегии и, в частности, политики перевооружения Западной Германии является монополистический капитал. Полное подчинение государственного аппарата Англии небольшой кучке финансовых магнатов и прежде всего интересам пятидесяти крупнейших английских компаний ("Биг Фифти") и восьмерки гигантских банков дает ей возможность осуществлять политику, угодную английской плутократии и противоречащую интересам английского народа 21.

Важно заметить, что сторонниками возрождения западногерманского милитаризма, как правило, являются те же самые финансовые группировки Сити, которые в свое время активно выступили в качестве главных вдохновителей и проводников мюнхенской политики и которые сыграли позорную роль в создание гитлеровской военной машины.

Послевоенные годы характерны постоянным увеличением прибылей английских монополий. С 2459 млн. ф. ст. в 1948 году они возросли до 3658 млн. ф. ст. в 1954 году, то есть почти на 50 процентов. При этом наиболее резкий скачок в росте прибылей приходится на 1950 и 1951 год, когда гонка вооружений достигла небывалого размаха 22.

В особенности на военной конъюнктуре наживаются монополии, непосредственно или косвенно связанные с производством вооружений. Так, концерн "Виккерс Армстронг" увеличил свои прибыли с 5,25 млн. ф. ст. в 1947 году до 8,49 млн. ф. ст. в 1952 году и до 16,69 млн. ф. ст. в 1955 году. Таким образом, за сравнительно короткий промежуток времени с 1947 по 1955 год его прибыли возросли более чем в 3 раза 23.

Высокая концентрация капитала приводит к тому, что большая доля прибылей (1/7 часть всех прибылей в 1949 году и 1/6 часть - в 1953 году) приходится на четверку наиболее крупных английских монополий: "Ройял Датч Шелл", АИНК, "Юнилевер", ИКИ - "благополучие" которых во многом зависит от военной конъюнктуры 24.

Всячески спекулируя на сложности германской проблемы и на ее важности для судеб мира, английские империалисты, совместно с империалистами других западных держав, хотели превратить ее в постоянный фактор напряженности в Европе. Если бы это им удалось, английские монополии и прежде всего те, которые занимаются производством вооружений, могли бы рассчитывать на относительно стабильную и благоприятную для них конъюнктуру.

Ряд английских монополий прямо выигрывает от политики перевооружения Западной Германии. Прежде всего это группа крупных английских монополий, занимающихся экспортом вооружения. Эти монополии видят в ФРГ, где планируется создать самую большую в Западной Европе армию, - важный рынок сбыта для своей продукции и требуют от правительства проведения такой политики, которая бы содействовала расширению этого рынка.

Вопрос об английских военных поставках в Западную Германию встал особенно остро в конце 1954 года, что было связано с подписанием парижских соглашений о создании немецкого вермахта. Вначале на основе предложения французского премьер-министра Мендес-Франса о пуле вооружений от 1 октября 1954 г. была достигнута договоренность о нормах поставок вооружения для создаваемого вермахта. Эти нормы должны были распределяться следующим образом: США - 35%, Западная Германия - 30-35%, Франция - 15%, Англия, Бельгия, Голландия и Люксембург - не более 20% 25. Если учесть, что вооружение западногерманской армии должно было обойтись в течение только первых трех лет не менее, чем в 15 млрд. долл. 26, то даже при таких нормах английские монополисты могли бы изрядно погреть руки. Предложение Мендес-Франса было, однако, провалено совместными усилиями США и Англии, которые энергично добивались усиления своей роли в воссоздании западногерманского вермахта.

Вследствие имеющихся между ними острых противоречий, США и Англия стремятся урегулировать вопрос о своих военных поставках ФРГ непосредственно путем переговоров с боннскими правящими кругами.

В январе 1957 года английское министерство обороны объявило, что в течение первого полугодия 1957 года общая сумма заказов ФРГ на английское вооружение достигнет 1200 млн. марок (около 100 млн. ф. ст.). Эта сумма будет распределена следующим образом: бронетранспортеры "Испано-Суиза" с двигателями фирмы "Роллс-Ройс" - 850 млн. марок, военные самолеты - 150 млн. марок, фрегаты, танкеры, а также оборудование для военно-морского флота - 90 млн. марок, боеприпасы - 60 млн. марок, радарные установки и снаряжение к ним - 50 млн. марок. Во второй половине 1957 года Англия рассчитывает реализовать дополнительно заказы на 700 млн. марок, преимущественно на поставку снаряжения для военно-морского флота ФРГ. Вопрос об английских поставках вооружения для западно-германского "вермахта подробно обсуждался во время переговоров министра снабжения Англии Модлинга с военным министром ФРГ Штрауссом в ноябре 1956 года. Было даже решено создать Англо-германский комитет по снабжению, который приступил к работе в январе 1957 года 27. На протяжении нескольких последних лет в иностранной прессе неоднократно сообщалось о заинтересованности ФРГ в получении из Англии танков типа "Центурион" и реактивных самолетов типа "Хаукер-Хантер", "Сихаук" и "Феари-гэнит" 28.

Непосредственно наживаются на перевооружении ФРГ и те английские монополии, которые вложили свои капиталы в отрасли западногерманской экономики, так или иначе связанные с военным производством.

В настоящее время в Западной Германии имеют свои филиалы или располагают капиталовложениями около 40 английских фирм 29. По величине этих капиталовложений (около одного млрд. марок) Англия занимает второе место после Соединенных Штатов (инвестиции США в ФРГ равняются 3 млрд. марок). Английские капиталовложения имеются в 124 предприятиях Западной Германии 30. По подсчетам автора, исходившего из данных книги "Иностранный капитал в предприятиях Западной Германии", не менее 50% всех английских капиталовложений в Западной Германии приходится на пятерку крупнейших концернов Англии: "Юнилевер" (250 млн. марок), "Ройял Датч Шелл" (130 млн. марок), АИНК (31 млн. марок), ИКИ (20 млн. марок) и "Куртольд' (12 млн. марок). Этим объясняется и соответствующее распределение английских капиталовложений в Западной Германии по отраслям промышленности. Более 2/3 английских инвестиций вложены в пищевую (32%), нефтяную (26%) и химическую (10%) отрасли промышленности 31. Две из них: нефтяная и химическая непосредственно обслуживают военное производство и следовательно их владельцы (как английские, так и западногерманские) особенно заинтересованы в гонке вооружений.

Кроме пятерки гигантских английских трестов, значительными капиталовложениями в Западной Германии располагают ряд других монополий, играющих большую роль в таких ведущих отраслях английской экономики, как военное производство ("Виккерс-Армстронг"), металлургия ("Амальгамейтид метал корпорейшн"), сталелитейная промышленность ("Гест Кин энд Неттлфоулд"), резиновая промышленность ("Дэнлоп Раббер"), электротехника ("Сименс Бразерс"). Итак, английские капиталовложения направлялись и направляются прежде всего в те отрасли западногерманской промышленности, которые так или иначе связаны с военным производством.

Заслуживают внимания также связи некоторых английских банков и страховых компаний с финансистами Западной Германии. Необходимо упомянуть, что в Гамбурге имеют свои филиалы такие крупные английские банки, как "Барклай бэнк", "Чартерд бэнк оф Индиа", "Острейлиа энд Чайна бэнк", "Стандарт бэнк оф Саут Эфрика", "Гонконг энд Шанхай бэнкинг корпорейшн" и, наконец, "Бэнк оф Бритиш Вест-Африка" 32.

Вместе с тем, факторы экономической заинтересованности сами по себе не могут рассматриваться в качестве основной причины участия Англии в перевооружении ФРГ. Прежде всего политические интересы британского монополистического капитала, делающего ставку на обострение обстановки в Европе и на создание в центре ее очага новой войны, диктуют правящим кругам Англии курс на ремилитаризацию Западной Германии.

Однако теперь, когда социализм стал мировой системой, когда британский империализм переживает невиданный кризис, в определенных кругах английской финансовой олигархии все большее значение придают идее о мирном сосуществовании со странами социалистического лагеря. Борьба этих двух тенденций в значительной степени определяет политику Англии на современном этапе.

--------------------------------------------------------------------------------

Примечания.

1. Лорд Роберт Ванситтарт (р. 1881) - постоянный заместитель министра иностранных дел (1930-1938), главный дипломатический советник Форин Оффис (1938-1941).

2. Р. Сквайрс. Дорога войны. Изд-во "Литературной газеты", 1952, стр. 25.

3. В совместном квебекском меморандуме Рузвельта и Черчилля говорилось о стремлении США и Англии в дальнейшем превратить Германию в страну "преимущественно сельскохозяйственную и пастушескую". Черчилля, в принципе отвергавшего план Моргентау, прельщало в нем то, что "Англия таким образом заполучит многие германские рынки железа и стали и уничтожит своего опасного соперника". ("The Memoirs of Cordell Hull", v. II, N.Y.; 1948, pp. 1610, 1615).

4. W. Churchill, In the Balance, L., 1951, p. 71.

5. "The Memoirs of Cordell Hull", v. II, N.Y., 1948, p. 1233.

6. Наиболее агрессивно настроенные английские политические деятели требовали отделения от Германии Ганновера, Вестфалии, Ольденбурга, Шлезвиг-Гольштейна, чтобы создать на этих территориях зависимые от Англии государственные образования ("Basler National Zeitung", 10. October 1945. Цит. по И. Лемин, Англо-американские противоречия после второй мировой войны, 1955, стр. 257). В вышедшей во время войны в Англии книге, автор которой предпочел укрыться под псевдонимом Картаго, говорилось о необходимости разделить Германию на четыре части-Славонию, Франконию, Бранденбург, Швабию - и отделить от нее Шлезвиг, (См. "D.E. Carthago", Partitioning Germany. To Make a Third War Impossible, L., 194-, p. 10.)

7. Впервые выдержки из меморандума были преданы гласности Г. Макмилланом 5 сентября 1949 г. в выступлении на сессии Европейской Консультативной Ассамблеи в Страсбурге (Н. Иноземцев, Американский империализм и германский вопрос, Госполитиздат, 1954, стр. 166.).

8. Ursula Branston, Britain and European Unity, L., 1953, p. 5.

9. Этот же план развивался в брошюре приверженца Черчилля либерала У. Лейтона "Как поступить с Германией", вышедшей в Лондоне в 1943 году. (W. Lay ton, How to Deal with Germany. A Plan for European Peace, L., 1943, pp. 65-72.)

10. "Times", Nov. 24, 1954. См. также телеграмму Черчилля генералу Эйзенхауэру от 9 мая 1945 г. в книге W. Churchill, The Second World War, v. VI, Triumph and Tragedy, London, Toronto, Melbourne, Sydney, Wellington, 1954, p. 499.

11. W. Churchill, In the Balance, L.; 1951, p. 37.

12. "Economist", Nov. 4, 1950, p. 680.

13. "International Affairs", 1953, No. 4, p. 410.

14. Ibid, p. 417; "Aussenpolitik", November, 1953, S. 715.

15. W. Сhuгсhill, In the Balance, L., 1951, p. 279.

16. C. R. Att1ee, As It Happened, Melbourne, London, Toronto, 1954, p. 172.

17. "Parliamentary Debates. House of Commons", v. 482, col. 1450.

18. "Statist", May 31, 1952.

19. "Parliamentary Debates. House of Commons", v. 480, col. 189.

20. Д. Голлан, Политическая система Великобритании, ИЛ, 1955, стр. 156.

21. У власти в Англии стоят представители финансового капитала. В 1951-1955 годах из 33-х членов правительства Черчилля девятнадцать стояли во главе75фирм. (Подробнее см. S. Aaronovitch, Monopoly. A Study of British Monopoly Capitalism.

22. ,Экономическое положение капиталистических стран в 1954 г.", Внешторгиздат, 1955, стр. 240.

23. См. "Labour Research", June, 1956, p. 83.

24. См. S. Aaronovitch, Monopoly. A Study of British Monopoly Capitalism, L. 1955, p. 18.

25. См. "Правда", 7 января 1955 г.

26. См. "Правда", 18 ноября 1955 г.

27. "Financial Times", Jan. 23, 1957: "Times", Jan. 25, 1957.

28. См., например, "Красная звезда", 12 января 1956 г.: "Труд", 17 января 1954 г.; "New York Times", Apr. 19, 1953; "Times", Apr. 30, 1953; "The Times Review of Industry", May, 1955, p. 47; "Neue Zuricher Zeitung", 10. Januar, 1957. К марту 1957 года ФРГ разместила в Англии военных заказов на сумму в 50 млн. ф. ст. ("Financial Times", Feb. 27, 1957). Так, в феврале 1957 года английские фирмы "Лейлэнд моторс" и "Испано-Суиза" подписали контракт с министерством обороны ФРГ на поставку 2800 бронетранспортеров на сумму в 34 млн. ф. ст. ("Times", Feb. 28, 1957; "Financial Times", Feb. 27, 1957). Подписан также контракт на поставку в ФРГ двигателей "Роллс-Ройс" на сумму в 8,5 млн. ф. ст. ("Financial Times", Feb. 27, 1957). Английская фирма "Феари Авиейшн" подписала контракт на поставку в ФРГ 16 самолетов типа "Феари Гэнит", предназначенных для борьбы с подводными лодками ("Times", March I, 1957). Фирмой "Бристоль Сайкомор" подписан контракт на поставку 50 геликоптеров на сумму в несколько млн. ф. ст. для западногерманских военно-воздушных сил. ("Times", March 9, 1957).

29. См. "Financial Times", Jan. 22, 1954.

30. См. "Иностранный капитал в предприятиях Западной Германии", ИЛ, 1953, стр. 42; Г. Бауман, Атлантический пакт концернов, ИЛ, 1953, стр. 45-46 ; "Белая книга о возрождении германского империализма, ИЛ, 1951, стр. 77.

31. См. "Иностранный капитал в предприятиях Западной Германии", ИЛ, 1953, стр. 42-43.

32. См. "Иностранный капитал в предприятиях Западной Германии", ИЛ, 1953, стр. 408-409; Г. Бауман, Атлантический пакт концернов, ИЛ, 1953, стр. 131.

 

 

ГЛАВА I

ОТ ЗАВЕРШЕНИЯ РАСКОЛА ГЕРМАНИИ (СЕНТЯБРЬ 1949 Г.) ДО РАТИФИКАЦИИ БОННСКО-ПАРИЖСКИХ СОГЛАШЕНИЙ ПАЛАТОЙ ОБЩИН (АВГУСТ 1952 Г.)

§ 1. Открытый отказ правящих кругов Англии от демилитаризации Германии и их политика форсированного возрождения западногерманского вермахта.

Придя в 1945 году к власти, праволейбористское правительство Эттли продолжало курс правительства Черчилля на раскол Германии, на создание милитаристского германского государства, курс, направленный на срыв Ялтинского и Потсдамского соглашений. В декабре 1946 года английское правительство подписало с Соединенными Штатами соглашение об объединении зон оккупации в Западной Германии и о создании Бизонии. Этим было положено начало расколу Германии.

К марту 1948 года политика правительства Англии - вместе с политикой правительств США и Франции - привела к срыву работы четырехстороннего Контрольного Совета. 18 июня 1948 г. западные державы провели в своих оккупационных зонах сепаратную денежную реформу, завершив экономическое расчленение Германии. Наконец, на лондонском совещании 1948 года представители США, Англии, Франции, Бельгии, Голландии и Люксембурга решили включить Западную Германию в план Маршалла, восстановить господство монополий в Руре и, наконец, вынесли рекомендации о создании сепаратного западногерманского государства. Создание Федеративной Республики Германии в сентябре 1949 года завершило раскол Германии.

Несмотря на настойчивые требования СССР, в Контрольном Совете в Германии и на заседаниях четырех сессий СМИДа, занимавшихся германским вопросом, в английской зоне оккупации Германии в нарушение Потсдамских соглашений проводилась политика сохранения германского военно-промышленного потенциала. Почти нетронутыми оказались крупнейшие военные предприятия Рура, принадлежавшие "Ферайнигте Штальверке", "ИГ Фарбениндустри", а также угольно-металлургическим концернам Круппа, Флика, Клекнера, Маннесмана, Хэша, Ханиэля. Высшие хозяйственные посты в английской зоне оккупации с самого начала были переданы заправилами германского монополистического капитала, таким как Г. Динкельбах, Э. Пенсген и другим.

Вместо демократизации Германии, провозглашенной в Потсдаме, Англия проводила линию на сохранение немецких реакционных сил. В английской зоне оккупации под видом так называемых "рабочих групп", "частей обслуживания", "штабов по демобилизации" и "служб траления" сохранились крупные формирования бывшей немецкой армии, военно-морского и военно-воздушного флота во главе с гитлеровским офицерским составом. К концу 1950 года в таких частях, дислоцированных в английской зоне, а также в полиции насчитывалось свыше 166 тысяч немцев 1. Командовал такими подразделениями бывший гитлеровский генерал граф фон Шверин. Военно-морские базы в английской оккупационной зоне (Вильгельмсгафен, Киль и другие) не только не были уничтожены, а наоборот, модернизировались.

Одновременно английское лейбористское правительство проводило в своей зоне интенсивную пропаганду, направленную на разжигание недоверия между советским и немецким народами. Немецкая реакционная пресса, издававшаяся под контролем британских властей, изобиловала клеветническими выпадами по адресу СССР и стран народной демократии.

Итак, политика правительства правых лейбористов в германском вопросе полностью противоречила потсдамским соглашениям и была направлена на восстановление милитаризма в Западной Германии. Правые лейбористы на деле продемонстрировали свою готовность оказать поддержку реакционным кругам Англии и США в их планах подготовки новой войны. Недаром Черчилль, ярый сторонник ремилитаризации Западной Германии, неоднократно подчеркивал, что консерваторы поддерживали лейбористское правительство по всем основным направлениям его внешней политики и что правые лейбористы проводили курс, намеченный Черчиллем в Фултоне 2.

Одним из основных моментов фултонского курса было создание в Европе сильной военно-политической группировки, направленной против лагеря социализма. В "Объединенной Европе" английская реакция усматривала, по словам Черчилля, "единственное возможное эффективное средство" для осуществления союза германского милитаризма с западными державами 3. В январе 1947 года по инициативе Черчилля был создан комитет "Объединенная Европа", который занялся пропагандированием идей "европейского единства" (читай: "западноевропейского единства", - П. В.). В числе организаторов и видных деятелей этого комитета были "имперский" консерватор Леопольд Эмери, консерваторы Роберт Бутби, Данкен Сэндис (бывший министр снабжения в правительстве Черчилля и зять последнего), лейборист Виктор Голланц, член Генсовета БКТ (Британского Конгресса Тредюнионов) Джордж Гибсон, лорд Рассел и либерал лорд Уолтер Лейтон.

Позднее, в августе 1950 года, Черчилль потребовал незамедлительно создать "объединенную европейскую армию с участием Англии, которая будет действовать в "тесном сотрудничестве с США и Канадой". Черчилль затем разъяснил, что по его мнению, такая армия должна включать в себя западногерманские военные формирования 4.

Реакционные идеи У. Черчилля относительно, Объединенной Европы" упорно проводились в жизнь праволейбористским правительством Эттли-Бевина. Это правительство, как известно, выступило главным застрельщиком так называемого Брюссельского пакта. Западный союз во главе с Англией, оформленный в Брюсселе 17 марта 1948 г., по существу представлял собой один из вариантов черчиллевского проекта, Объединенной Европы". Правда, в преамбуле брюссельского пакта 1948 года, а также в статье 7 Пакта говорилось о "мерах, которые могут быть сочтены необходимыми в случае возобновления Германией политики агрессии" 5. Однако наличие этих оговорок в брюссельском договоре легко объяснить, если учесть, что вплоть до 1950 года Англия, Соединенные Штаты и Франция, чтобы ввести в заблуждение общественное мнение, официально выступали против германского перевооружения 6. Что касается откровенных заявлений Черчилля в 1945-1951 годах о необходимости ремилитаризации Западной Германии и включения ее в "Объединенную Европу", то они не считались официальной правительственной точкой зрения, поскольку Черчилль выступал как лидер оппозиции. В свете этих фактов нетрудно заключить, что черчиллевская пропаганда "Объединенной Европы" с участием Западной Германии, проводившаяся им с таким рвением в первые послевоенные годы, ставила своей задачей обработку общественного мнения, чтобы подготовить его к предстоявшему официальному изменению политики США, Англии и Франции по вопросу о германском перевооружении.

Сколачивая "Объединенную Европу" и видя в ней прежде всего оплот борьбы против "коммунизма" 7, английская реакция считала совершенно необходимым обеспечить себе эффективную поддержку Соединенных Штатов. Заявляя, что "новая Европа" не может быть изолирована, Черчилль открыто поощрял США усилить свою роль "не только в восстановлении европейской экономики, но также в нашей безопасности и обороне" 8.

Вместе с тем, взяв на себя инициативу создания так называемого Западного Союза, сторонники Черчилля, с одной стороны, а Эттли и Бевин - с другой, несомненно, исходили и из стремления укрепить английские позиции в Европе и, во всяком случае, не допустить усиления там американского влияния за счет Англии.

Однако эти расчеты не оправдались. Уже в первые послевоенные годы всем стало ясно, что английские планы захватить Рур в свои руки неосуществимы. Искусно используя англо-французские противоречия, Соединенные Штаты добились полного провала попыток англичан осуществить бевинский план "национализации" рурской индустрии 9. Впоследствии, угрожая Англии прекращением экономической помощи по плану Маршалла, США шаг за шагом вытесняли британских империалистов из рурской области. Сильным ударом, по одностороннему контролю Англии в Руре явилось постановление лондонского совещания 1948 года о создании так называемого "Международного органа для Рура". К этому же времени окрепли и немецкие монополии. В октябре 1951 года после подписания договора о создании ЕОУС, немецким и американским монополиям удалось ликвидировать Международный орган для Рура, в котором Англия играла все же видную роль. В декабре того же года были распущены объединенные контрольные группы по углю и стали, в которых участвовали представители английских монополий. В дальнейшем, вследствие обострения англо-американских и англо-западногерманских противоречий, английское влияние в Руре было подорвано еще больше. Рур все больше становился вотчиной западногерманских и американских монополий.

Параллельно с политикой вытеснения Англии из Рура, США вели борьбу и против Западного Союза, в котором роль первой скрипки исполняла Англия. При этом США ловко использовали миф о якобы возможной "коммунистической" агрессии и энергично поддерживали те английские круги, которые выступали за усиление американского вмешательства в дела Европы в целях борьбы "против коммунизма". США сумели добиться того, что уже в 1950 году вся организация Западного Союза была поглощена НАТО, созданным в апреле 1949 года. Сделавшись активным участником Северо-атлантического блока, Англия тем самым все сильнее втягивалась в агрессивную стратегию американской реакции и, следовательно, все больше оказывалась вынужденной поступаться независимостью своей внешней политики. Это в свою очередь приводит к дальнейшему углублению разногласий в империалистическом лагере и, прежде всего, разногласий между правящими кругами США и Англии.

***

В конце 1949 года на международной арене произошли два события всемирно-исторического значения. 1 октября в Пекине была провозглашена Китайская Народная Республика. 7 октября 1949 года, после того, как западные державы завершили раскол Германии, создав боннскую республику, на территории Восточной Германии возникло первое в истории немецкого народа демократическое и миролюбивое государство - Германская Демократическая Республика.

Перед лицом резкого усиления социалистического лагеря международная империалистическая реакция активизировала свою деятельность. В июне 1950 года агрессивные силы Соединенных Штатов развязали военные действия в Корее. В 1950 году США захватили китайскую провинцию Тайвань и совершили ряд других провокационных актов против китайского народа.

В условиях обострившейся "холодной войны" американская, а вслед за ней и английская реакция все настойчивее ставили вопрос об открытом отказе от демилитаризации Германии. По сообщениям иностранной прессы, уже в ноябре 1949 года имело место совещание штабных офицеров западных держав, которое пришло к выводу, что "оборона" Западной Европы невозможна без создания многочисленных германских дивизий, способных "удержать русских" 10.

Не успело еще родиться боннское сепаратное государство, как США, Англия и Франция официально заявили о своем стремлении включить его в некое "европейское сообщество". Решение об этом было вынесено на совещании трех министров иностранных дел, состоявшемся 9 и 10 ноября 1949 года в Париже, и подтверждено в Петерсбергском соглашении, заключенном 22 ноября 1949 г. в результате переговоров между Верховной союзнической комиссией и канцлером Аденауэром 11. Петерсбергское соглашение ослабляло ограничения на судостроение Западной Германии и предусматривало "модификацию" демонтажа промышленных предприятий, что в совокупности открывало дверь для более быстрого возрождения военно-промышленного потенциала ФРГ.

Хотя курс на перевооружение Западной Германии неуклонно проводился агрессивными силами США, Англии и Франции еще с 1945 года, правящие круги этих стран вплоть до сентября 1950 года не провозглашали его своей официальной политикой.

Это объяснялось боязнью вызвать возмущение народов, а также стремлением скрыть острые империалистические противоречия по германскому вопросу. Дело в том, что ни французское, ни английское правительства вплоть до осени 1950 года не разделяли мнения Государственного департамента США о необходимости официального отказа от демилитаризации Германии. Во Франции и в Англии прекрасно понимали, что речь теперь шла о том, чтобы тайное стало явным, то есть о том, чтобы перейти от политики скрытого воссоздания немецкого вермахта к открытой, у всех на глазах, ремилитаризации Западной Германии. Такая установка Вашингтона казалась в Париже и Лондоне несвоевременной.

После начала войны в Корее усилился нажим США на Англию и Францию. "Чем скорее Германия будет перевооружена, тем скорее в Европе будет создан противовес русской армии" - так обосновывала "Чикаго Дейли Трибюн" политику госдепартамента 12. В особенности большое значение Соединенные Штаты придавали позиции своего главного партнера по Северо-атлантическому договору - Англии. Между тем, английское правительство явно неодобрительно отнеслось к американской инициативе. Еще в ноябре 1949 года Форейн Оффис опубликовало заявление, в котором дало понять, что Англия не считает возможным официально поддержать перевооружение ФРГ 13. В марте 1950 года Э. Бевин, отвечая на вопрос Черчилля в палате общин, сказал, что возрождение германской армии было бы "страшным решением" 14.

12-18 сентября 1950 г. в Нью-Йорке состоялось совещание министров иностранных дел США, Англии и Франции. На этом совещании государственный секретарь США Ачесон категорически потребовал от Англии и Франции немедленного согласия на официальное признание необходимости перевооружения Западной Германии и создания западногерманской армии. Поставленный перед лицом американского ультиматума и не имея вполне определенных инструкций от кабинета, Бевин, заручившись поддержкой Шумана, настаивал на временной оттяжке рассмотрения вопроса о германском перевооружении. Разногласия между западными державами чуть не завели совещание в тупик.

Однако Бевин и Шуман в конце концов полностью капитулировали перед требованиями Ачесона. В совместном коммюнике трех министров иностранных дел, опубликованном 19 сентября 1950 г., а также в решениях 5-й сессии Совета НАТО (15-26 сентября 1950 г., Нью-Йорк) 15 впервые односторонним порядком официально утверждалось "право Западной Германии на участие в объединенных вооруженных силах" - якобы в целях обороны европейской свободы. О недопустимости восстановления германской военной индустрии не говорилось ни слова. Более того, Западной Германии разрешалось теперь выплавлять стали сверх установленной до того нормы в 11 млн. тонн в год - при условии, что это, облегчит оборонные усилия Запада". Во время переговоров в Нью-Йорке западные державы, в том числе и Англия, заявили о своей решимости рассматривать всякое нападение на Федеративную республику или на Берлин, откуда бы оно ни исходило, как нападение на них самих. Для Англии, как и для Франции, участие в такого рода декларации означало, что они брали на себя односторонние обязательства выступать вместе с западногерманским вермахтом во всех авантюрах, которые могли быть инспирированы, скажем, американцами.

Решения нью-йоркского совещания были подтверждены и получили свое дальнейшее развитие на 6-й сессии Совета НАТО, состоявшейся в Брюсселе 18-19 декабря 1950 г. Во исполнение брюссельских постановлений в январе-феврале 1951 года в Петерсберге имели месте новые переговоры экспертов США, Англии и Франции, с одной стороны, ФРГ, с другой. Петерсбергские переговоры вскрыли острые разногласия между западными державами по вопросу о форме, в которой мог бы быть сделан западногерманский вклад в европейскую оборону, а также по вопросу о величине этого вклада.

Требования представителей ФРГ, бывших гитлеровских генералов Шпейделя и Хойзингера о создании крупных немецких соединений с собственным штабом 16, встретили сопротивление со стороны Франции. Французская дипломатия еще 24 октября 1950 г. выдвинула так называемый план Плевена, предусматривавший создание европейской армии с включением в нее "мелких подразделений" западногерманских войск, подчиненных общему командованию.

Французские правящие круги стремились при помощи плана Плевена ограничить усиление возрождаемого германского милитаризма. Для того, чтобы обеспечить успех этому плану, Франции ничего не оставалось, как попробовать заручиться поддержкой Англии. Но Англия по всем вопросам, касающимся создания западногерманской армии, как правило, выступала в союзе не с Францией, а с США и ФРГ - против Франции. Английскую позицию в отношении планов включения западногерманских вооруженных сил "в европейскую армию" следующим образом обрисовал министр обороны Шинуэлл, выступая в палате общин 31 октября 1950 года: "Следуя указаниям сессии Совета НАТО в Нью-Йорке, в сентябре мы разрешили проблему на основе американского предложения (подчеркнуто автором. - П. В.) о включении в объединенные силы германских соединений вплоть до дивизии" 17. Англия с самого начала рассматривала право Западной Германии на равенство ее контингентов в "европейской армии", как "само собой разумеющееся" 18.

Стремясь сломить сопротивление французов, английские и американские правящие круги стали распространять версию о возможном в скором времени создании тройственного союза США, Англии и ФРГ. Газета "Нью-Йорк Таймс" сообщала даже о целом течении внутри Форейн Оффис в поддержку такого союза 19. Оказавшись изолированной, Франция сдавала одну позицию за другой и в конце концов полностью одобрила американский план воссоздания германского вермахта.

***

Ускоренное в результате американского нажима официальное согласие Англии на создание регулярной западногерманской армии и на включение её в "континентальное сообщество" было проведено в интересах английских агрессивных сил. Открытый курс этих последних на возрождение западногерманского вермахта особенно ярко проявился в тех практических мероприятиях, которые британское правительство провело в своей оккупационной зоне непосредственно после нью-йоркского совещания трех министров иностранных дел. Еще 12 сентября 1950 г. начальник политического отдела английской части ВСК (Верховной Союзнической Комиссии) Стил заявил Аденауэру о прекращении всех мероприятий по демилитаризации в английской оккупационной зоне.

3 апреля 1951 г. во исполнение нью-йоркских решений западные державы заключили соглашение "о контроле над промышленностью в своих зонах оккупации Германии" или, говоря точнее, - о дальнейшем ослаблении контроля над западногерманской военной индустрией 20. В соответствии с этим соглашением отменялись существовавшие до того времени ограничения в отношении размеров, скорости или тоннажа "торговых" судов, которые строились в Западной Германии или приобретались где-либо в другом месте, а также в отношении тех видов промышленной продукции и сырья, которые имеют военное значение.

Что касается тех отраслей западногерманской промышленности, в которых "ограничения" сохранялись, то соглашение от 3 апреля 1951 г. разрешало внедрять в них более мощное оборудование, переводить машины на производство другой продукции, практиковать новые методы их эксплуатации, совершенствовать технологию производства и так далее.

Впоследствии, в связи со вступлением в силу плана Шумана, западные державы вообще ликвидировали все ограничения, наложенные ими согласно нью-йоркскому коммюнике и соглашению от 3 апреля 1951 г. на немецкую сталелитейную промышленность, добычу нефти, производство шариковых и роликовых подшипников и так далее. 21

Одновременно с воссозданием западногерманского военно-промышленного потенциала, Англия вместе с США и Францией усилила в 1950-1951 годах деятельность по вербовке немцев в сколачивавшуюся реваншистскую армию. В середине сентября 1950 года верховные комиссары западных держав разрешили бывшим кадровым офицерам германской армии вступать в федеральную полицию, под видом которой восстанавливался вермахт. Во время многочисленных маневров войск НАТО на территории Западной Германии немецкие "вспомогательные части обслуживания" выступали, как правило, в составе Британской Рейнской армии. 10 марта 1952 г. Белленджер, бывший военный министр в правительстве Эттли, заявил в палате общин, что "30 или 40 тысяч немецких граждан выполняют очень ответственные задания для Британской армии в Германии" 22. Другой военный министр в лейбористском правительстве - Стрэчи выразился в палате общин на этот счет следующим образом : "Использование их (немецких граждан. - П. В.) в случае военных действий - вопрос деликатный и сложный, но, разумеется, никто не предполагает увольнять этих людей, если война разразится" 23.

Еще на нью-йоркском совещании западные державы приняли решение о дальнейшем увеличении своих собственных вооруженных сил, расположенных в Западной Германии 24. К середине 1951 года в Западной Германии находились три английские дивизии: 2-я пехотная, 7-я и 11-я бронетанковые. В ноябре 1951 года в дополнение к ним была отправлена 6-я английская бронетанковая дивизия. Кроме того, в Западной Германии дислоцировалось в августе 1951 года Второе тактическое воздушное соединение. Всего в 1950-1951 годах Англия держала в Европе пять дивизий, составлявших половину всех английских вооруженных сил, находившихся "в состоянии боевой готовности". Западная Германия стала центром сосредоточения английских войск, расположенных на европейском континенте.

Стремясь облегчить формирование будущего немецкого вермахта, английское правительство сочло возможным До формального и одностороннего прекращения состояния войны с Германией (провозглашенного 9 июля 1951 г.) рассмотреть вопрос об освобождении сотен германских военных преступников, содержавшихся под английским надзором в тюрьме Верль и в других местах. В Англии вокруг этого вопроса при поддержке правительства поднялась провокационная шумиха. В 1949 году во время так называемого "гамбургского процесса" по делу Манштейна, виновного в тягчайших преступлениях перед советским народом, в Англии был создан "фонд защиты" бывшего немецкого фельдмаршала. Английские пэры - лорд Хэнки, бывший министр без портфеля лорд Саймингтон, бывший военный министр, лейборист - член парламента Пейджет публично доказывали мнимую "невиновность" Манштейна 25. В августе 1952 года Манштейна освободили под честное слово, а затем объявили полностью свободным. В 1952 году "под честное слово" был освобожден англичанами фельдмаршал Кессельринг, совершивший в свое время кровавые преступления против многих народов, в том числе и против английского народа. Еще находясь в тюрьме, Кессельринг был объявлен председателем полуфашистской организации "Стальной шлем", действующей в Западной Германии при покровительстве правительства ФРГ и западных держав.

Понимая, что западные державы заинтересованы в перевооружении Западной Германии, боннское правительство совершенно открыто излагало свои планы в отношении будущего положения ФРГ в Западной Европе. 9 июля на митинге ХДС в Эссене канцлер Аденауэр заявил, что "Германия становится не только членом западной коалиции, но и ее лидером" 26.

Стремясь удержать ФРГ в повиновении, западные державы продолжали проводить политику крайнего ограничения суверенитета ФРГ во внутренних и внешних делах. 24 сентября 1951 г. в Бонне начались переговоры трех верховных комиссаров с канцлером Аденауэром о замене Оккупационного статута 1949 года так называемым "общим договором" для Германии и рядом дополнительных к нему соглашений. США, Англия и Франция единым фронтом выступили против предложений ФРГ о ликвидации ВСК и замене верховных комиссаров послами, об отмене всякого контроля над западногерманской промышленностью, уменьшении финансово-экономических обязательств ФРГ и о немедленном предоставлении ей "полного равноправия". В редакционной статье "Таймс" от 29 ноября 1951 г. говорилось: "Когда новые соглашения будут подписаны, Западная Германия перестанет быть оккупированной страной, но, в строгом смысле этого слова, все еще останется протекторатом".

Параллельно с боннскими переговорами в Париже проходили начавшиеся еще в феврале 1951 года переговоры шести стран (ФРГ, Франции, Италии, Бельгии, Голландии и Люксембурга) о создании "Европейского оборонительного сообщества" (ЕОС). Под прикрытием ЕОС планировалось восстановить регулярный немецкий вермахт. Этот вопрос особенно широко обсуждался при участии Англии на седьмой и восьмой сессиях Совета НАТО в Оттаве (15-20 сентября 1951 г.) и в Риме (ноябрь 1951 года) 27. Успокаивая французов неопределенной перспективой франко-западногерманского примирения 28, Англия прилагала все усилия к тому, чтобы втолкнуть Францию в ЕОС, и, играя на обострившихся вследствие этого противоречиях между Францией и ФРГ, повести более действенную борьбу за гегемонию в Европе.

Вовлекая Францию в ЕОС, сама Англия вовсе не собиралась в него входить и подчинять свою политику какому-либо "европейскому" наднациональному органу. Вместе с тем, отрицательное отношение Англии к вступлению в ЕОС отнюдь не исключало, а предполагало, по официальным заявлениям английских государственных деятелей, сотрудничество английских вооруженных сил с вооруженными силами "европейской" армии 29. В этом английские правящие круги видели одно из необходимых условий для достижения успеха в борьбе за преобладающее влияние на континенте. Это соответствовало также агрессивной стратегии НАТО, приверженцем которой объявило себя консервативное правительство Черчилля.

 

§ 2. Участие английских правящих кругов в подготовке боннско-парижского сговора. Американский нажим. Английская гарантия ЕОС.

На выборах в октябре 1951 года консерваторы одержали внушительную победу и получили 321 мандат в палате общин. Придя к власти, руководители консервативной партии открыто объявили себя сторонниками "твердого" курса по отношению к лагерю социализма.

Усматривая в возрождаемом западногерманском империализме важнейшую "концентрацию силы", консервативное правительство, продолжая политику правых лейбористов, взяло курс на создание в Западной Германии главной военной базы Северо-атлантического блока. К концу 1951 и началу 1952 года германский империализм снова высоко поднял голову. Крупные западногерманские фирмы при поддержке боннских властей и с полного одобрения оккупационной администрации западных держав приступили к производству вооружений. К середине 1952 года в Западной Германии военную продукцию выпускали уже свыше трехсот заводов. Выступая в марте 1952 года в Ганновере, канцлер Аденауэр открыто похвалялся, что первые немецкие дивизии будут созданы уже к лету 1953 года 30. Одновременно в Западной Германии усилились реваншистские настроения.

В сентябре 1951 года орган Сити "Экономист" поместил "письмо в редакцию" немецкого реваншиста Петера Ламбертуса, требовавшего незамедлительного создания сотни немецких дивизий и гарантирования западными державами германских границ, существовавших к 1914 году. Обращаясь к "западным союзникам", Ламбертус заявлял: "Мы, немцы, должны выиграть во всяком случае, в то время как вы будете терять все больше, а в конце концов потеряете все" 31.

Правительство Черчилля-Идена понимало, какую опасность для Англии представляет политика возрождения милитаризма в Западной Германии. Однако оно считало, что втянувшись в агрессивную группировку некоторых европейских государств, Западная Германия станет послушным орудием в руках заправил НАТО. Задача состояла в том, чтобы, как писал "Экономист", суметь "настолько прочно и на добровольных началах связать Западную Германию с западноевропейским сообществом, чтобы она не имела ни желания, ни возможности выйти из него" 32.

Чтобы решить эту задачу, надо было прежде всего поторопиться с созданием этого ,сообщества" и, главное, "уладить" разногласия с США и Францией, связанные с отказом Англии от вступления в ЕОС. Эти цели, в частности, преследовала поездка Черчилля и Идена в Соединенные Штаты в январе 1952 года. Визиту в США предшествовали переговоры Черчилля и Идена с руководящими деятелями Франции в декабре 1951 года.

Переговоры эти не принесли англичанам успеха. Французов явно не удовлетворило обещание Англии "сотрудничать" с ЕОС "так тесно, как это возможно и на всех стадиях его политического и военного развития" 33. Они требовали непосредственного участия Англии в ЕОС.

В Вашингтоне считали, что отказ Англия от вступления в ЕОС может серьезно затормозить "интеграцию Европы" и, главное, еще больше обострить разногласия в правящем лагере Франции. Между тем, подписание боннского договора и договора о ЕОС и без того затягивалось. Первоначально установленные сроки - октябрь, а потом декабрь 1951 года - были уже сорваны. Приезд Черчилля и Идена в Соединенные Штаты американцы рассчитывали использовать для дальнейшего усиления нажима на Англию с целью заставить ее согласиться на вступление в ЕОС.

Так американская печать сообщала, что на этом энергично настаивал председатель Объединенной группы начальников штабов генерал Брэдли во время частных бесед с Черчиллем 34. Из выступления Идена в Колумбийском университете следует, что американцы грозили приостановить дальнейшую военную помощь Англии, если она не приложит больших усилий в деле достижения "политического и экономического единства Европы" 35. Однако Черчилль и Идеи заняли в этом отношении совершенно непреклонную позицию. Как это явствует из анализа речи Черчилля в Конгрессе США 36, его выступления в Оттаве 37, а также доклада Идена о международном положении в Колумбийском университете 38, они решительно отвергли всякие "пожелания" насчет вступления Англии в ЕОС. Вместе с тем, Черчилль и Идеи усиленно подчеркивали стремление Англии играть наряду с США "руководящую роль" в Северо-атлантическом блоке. В этой связи они обратили внимание на военное и экономическое могущество Англии как мировой державы.

Двойственная позиция Англии по отношению к ЕОС и ее разногласия с США нашли свое отражение и в совместном коммюнике о переговорах Черчилля и Трумэна в Белом Доме 7 и 8 января 1952 г 39. С одной стороны, из коммюнике следовало, что США вынуждены были проглотить горькую пилюлю и так или иначе одобрить отказ Англии от членства в ЕОС. С другой стороны, в коммюнике содержалось заявление, что английское и американское правительства будут продолжать оказывать "полную поддержку" всем усилиям, направленным на создание ЕОС.

Этими общими заверениями дело, однако, не ограничивалось. Французская газета "Монд" отмечала, что Черчилль и Идеи во время своего визита в США обещали предпринять демарш перед странами Бенилюкса, чтобы, ускорить сближение их точек зрения с позицией Франции, Италии и Западной Германии". Следовательно, Англия заявляла не только, что будет поддерживать ЕОС, но и что она обязуется оказать нажим на другие страны с целью ускорить создание "европейской" армии.

Колебания и разногласия в стане западных держав, решивших теперь добиваться подписания боннского договора и договора о ЕОС к середине марта 1952 года 40, правящие круги ФРГ стремились использовать в своих интересах. В начале 1952 года официальные представители западногерманского правительства выдвинули два новых условия, которые они считали необходимыми для согласия ФРГ сделать вклад в "оборону" Западной Европы: немедленный прием ФРГ в НАТО и подтверждение немецких прав на Саарскую область 41. Эти условия вызвали беспокойство в английских правящих кругах. "Таймс" открыто проводила параллель между высказываниями Аденауэра и "подобной же тактикой прежних германских правительств" 42. Опасаясь слишком быстрого и "бесконтрольного" возрождения западногерманского милитаризма, английское правительство не считало возможным в начале 1952 года ставить вопрос о приеме ФРГ в НАТО. "Участие Германии (Западной. - П. В.) в НАТО затрагивает англичан самым непосредственным образом, - писала "Монд", и они не испытывают никакого энтузиазма по поводу такого разрешения вопроса" 43.

Вступление ФРГ в НАТО означало бы, что Западная Германия, пользуясь поддержкой США, могла бы оттеснить Англию на третье место в Северо-атлантическом блоке. Английские государственные деятели слишком дорожили военным атлантическим союзом с США и слишком упорно стремились занять в нем наряду с американцами ведущее положение, чтобы с легкой душой допустить в этот блок боннских реваншистов. Гораздо дальновиднее представлялось перенести этот вопрос на второй план и, пользуясь временным закрытием для ФРГ доступа в НАТО, усилить в нем английское влияние и тем самым укрепить свои позиции в политических, военных и экономических спорах с американцами. Торопиться с преждевременным оформлением членства ФРГ в НАТО казалось также нецелесообразным еще и потому, что Англия нуждалась в значительных выплатах от ФРГ в счет покрытия оккупационных расходов. Наконец, английскому правительству не хотелось осложнять и без того натянутые отношения с Францией, которая в еще большей степени, чем Англия, противилась в то время вступлению ФРГ в НАТО 44.

Все эти причины побудили консервативное правительство вновь проявить дипломатическую инициативу. 31 января 1952 г. Идеи прибыл в Париж, где вел переговоры с французским министром иностранных дел Шуманом. В результате было решено отвергнуть требования Бонна.

Под совместным англо-французским нажимом Соединенные Штаты, сами к тому же обеспокоенные слишком самоуверенным тоном руководителей ФРГ, вынуждены были несколько охладить пыл боннских милитаристов. Комментируя недовольство в Западной Германии в связи с тем, что Франция возвела своего Верховного комиссара в Сааре Грандваля в ранг посла, "Нью-Йорк Тайме" писала: "Немцы не имеют права делать из мухи слона". Та же газета заявляла, что хотя в требованиях ФРГ относительно ее членства в НАТО имеется "логика", такое решение вопроса в настоящее время было бы "преждевременным" 45.

Блокируясь с Францией, когда надо было заручиться ее поддержкой в переговорах с США, Англия вместе с США продолжала оказывать давление на французские правящие круги, стремясь втолкнуть Францию в ЕОС так, чтобы остаться самой в стороне. В начале 1952 года страницы английских и американских газет вновь запестрели сообщениями о готовившемся за спиной Франции сепаратном сговоре США, ФРГ и Англии. Главное сражение решено было дать Франции на совещании трех министров иностранных дел и Аденауэра в Лондоне в феврале 1952 года. "Это были решающие дни для Европы, а для политиков США это совещание было самым важным", - говорил впоследствии Аденауэр 46.

Используя в качестве формального предлога похороны короля Георга YI, Аденауэр заблаговременно прибыл в английскую столицу и сразу же приступил к секретным переговорам с Черчиллем и Иденом по вопросу о перевооружении ФРГ. Хорошо представляя себе отрицательную позицию английского и французского правительств и не рассчитывая поэтому на американскую поддержку, Аденауэр не решился настаивать в Лондоне на немедленном приеме ФРГ в НАТО. Однако в ряде других вопросов он сумел добиться новых уступок. По сообщению газеты "Ахт-ур-блатт" от 5 марта 1952 г., на лондонском совещании было достигнуто "тайное соглашение" о вкладе ФРГ в "оборону Запада". Это соглашение предусматривало, что немецкие мероприятия по подготовке к вооружению в противоположность требованиям французского Национального собрания могут начаться немедленно и что не следует ожидать ратификации "оборонительных" договоров отдельными европейскими парламентами 47. Во время лондонских переговоров были затронуты вопросы об "общем" договоре, о связи ЕОС и НАТО, о немецком финансовом вкладе, о "регулировании" производства вооружений, о немецких военных преступниках и т. д. Лондонские решения послужили основой для постановлений 9-й сессии Совета НАТО (Лиссабон, 20-25 февраля 1952 г.), формально утверждавшей план создания "европейской" армии с участием вооруженных сил ФРГ 48. Согласно лиссабонским решениям была поставлена задача создать в ближайшем будущем "европейскую" армию в составе 50 дивизий с 4тысячами самолетов. При этом к 1954 году планировалось довести число дивизий до ста. Такие быстрые сроки создания "европейской армии" и столь нереальная ее численность, запланированные в Лиссабоне, дали справедливый повод буржуазной прессе говорить о "лиссабонских иллюзиях", о "бумажных тиграх" и т. д. 49. Все же лиссабонские решения показали, что, несмотря на растущие разногласия между западными державами, агрессивным силам США, Англии и Франции удалось провести определенную подготовительную работу, необходимую для того, чтобы обеспечить в скором времени (май 1952 года) подписание боннско-парижских соглашений.

***

Отказ Англии от вступления в ЕОС, вновь подтвержденный в Лиссабоне, не означал, что английские правящие круги были против оформления военного союза Англии с ФРГ. Их позицию можно проследить весьма отчетливо, анализируя развитие форм так называемого "сотрудничества" Англии с ЕОС.

О том, как представляли себе английские консерваторы "сотрудничество" между ЕОС и Англией впервые стало известно более или менее точно из выступления Идена в палате общин 5 февраля 1952 г. Идеи открыто говорил о том, что, подчиняясь верховному главнокомандующему войсками НАТО в Европе, английские вооруженные силы на континенте будут взаимодействовать "так тесно, насколько это возможно", с вооруженными силами ЕОС и будут связаны с последними при решении вопросов "обучения, управления и снабжения". В выступлении Идена предусматривалась возможность командирования английских офицеров в войска ЕОС, а также включения в них английских подразделений 50.

Стремясь расширить базу для военного союза с ФРГ и вместе с тем занять в этом союзе руководящее положение, консервативное правительство выступило в марте 1952 года с так называемым "планом Идена". В основе этого плана лежала идея объединения деятельности всех так называемых "европейских" организаций : ЕОС, ЕОУС, Европейского Политического Сообщества (если бы оно было создано) и так далее-под единым руководством Европейского Совета 51, в котором Англия намеревалась взять на себя роль главного дирижера. Во всяком случае структура и полномочия органов Европейского Совета обеспечивали Англии такое положение в нем, что она никогда не встала бы перед необходимостью подчинять свою политику требованиям какого-либо наднационального образования. На протяжении всего 1952 года и первой половины 1953 года английская дипломатия довольно упорно пыталась реализовать план Идена, но все эти попытки в конце концов окончились неудачей.

С самого начала не питая больших иллюзий относительно возможности быстрого осуществления плана Идена, консервативное правительство проявляло особую заинтересованность в осуществлении плана создания ЕОС в форме, предложенной Францией и Соединенными Штатами. Консерваторы рассчитывали, что Англия, не входя формально в ЕОС, но поддерживая с ним активный контакт, сможет убить сразу двух зайцев : во-первых, оформить и закрепить военный союз между Англией и опутанной кабальными соглашениями ФРГ и, во-вторых, упрочить свое положение на европейском континенте, играя на противоречиях между ЕОС и США, а также на противоречиях внутри ЕОС и прежде всего - на франко-западногерманских противоречиях.

Ставка Англии на скорейшее создание ЕОС диктовалась еще и соображениями так называемой "реальной политики", то есть необходимостью учитывать требования американских правящих кругов. Эти требования становились все настоятельнее по мере того, как усиливались колебания во французских правящих кругах относительно участия Франции в ЕОС без Англии. Французская реакция, заинтересованная в перевооружении ФРГ и подбадриваемая Соединенными Штатами, усиливала, со своей стороны, дипломатический нажим на Англию.

В начале 1952 года французское Национальное Собрание просило Англию и США предоставить Франции гарантии на случай, если какой-либо член ЕОС (имелась в виду, конечно, ФРГ) предпримет попытку выйти из сообщества или нарушить учреждающий его договор. Английское правительство вначале отнеслось к этой просьбе явно недоброжелательно. В его расчеты вовсе не входило связывать себя новыми обязательствами. "Такую гарантию, если бы она предусматривала применение каких-либо санкций, было бы настолько же трудно сформулировать, насколько опасно предоставить", - писала по этому поводу лондонская "Таймс" 52.

Парижское совещание по вопросу о "европейской" армии, выражая прежде всего интересы французских правящих кругов, 14 марта 1952 г. предложило Англии ."вступить в официальные договорные отношения с европейским оборонительным сообществом". Совещание в особенности настаивало на том, чтобы договор между Англией и ЕОС включал обязательство сторон о взаимопомощи в случае нападения на одну из них, как это предусматривалось статьей 4 Брюссельского договора 1948 года.

15 апреля 1952 г. подталкиваемое Соединенными Штатами английское правительство заявило, что готово заключить договор с участниками ЕОС на основе пожеланий парижского совещания. Соответствующий договор был подписан 27 мая 1952 г. и должен был вступить в силу после ратификации соглашения, учреждавшего ЕОС. Существо этого договора состояло во взаимных обязательствах Англии, с одной стороны, и государств - членов ЕОС, с другой, оказывать друг другу, пока Англия остается участником НАТО, "любую военную и другую помощь и поддержку" в случае вооруженного нападения в Европе на одну из сторон 53.

Согласившись на подписание договора с ЕОС Англия постаралась свести свои обязательства до минимума. В самом деле, еще в 1948 году в Брюсселе Англия предоставила аналогичные гарантии Франции, Бельгии, Голландии и Люксембургу - четырем из шести участников ЕОС. В 1949 году по договору о НАТО Англия обязалась оказать помощь и Италии, повторив свои обязательства в отношении Франции, Бельгии, Голландии и Люксембурга. В сентябре 1950 года Англия вместе с США и Францией подписали декларацию о том, что западные державы будут считать всякое нападение на ФРГ или Берлин как нападение на них самых. Таким образом, и шестой участник ЕОС-ФРГ имел уже от Англии аналогичную гарантию, носившую, правда, односторонний характер. Лондонская "Таймс" прямо писала, что предоставляя и новую гарантию, Англия "не дает никаких обещаний, которыми она не была бы уже связана" 54.

Весьма показателен и тот факт, что английская гарантия ЕОС распространялась не на весь срок его предполагавшегося действия - 50 лет, а только на срок действия договора о НАТО - 20 лет. В этом сказалось явное нежелание Англии брать на себя какие-либо обязательства в отношении ЕОС, которые бы шли дальше обязательств Соединенных Штатов. Не случайно, выступа 21 апреля 1952 г. в палате общин с разъяснениями по поводу английской гарантии, Идеи подчеркнул, что "система обо-роны4' в Европе будет продолжать базироваться на договоре о Северо-атлантическом блоке, с которым ФРГ будет связана через ЕОС 55.

Из вышеизложенного вытекает, что существо английской гарантии ЕОС от 15 апреля - 27 мая 1952 г. так называемой "первой английской гарантии" состояло в замене односторонних обязательств Англии перед ФРГ - договором о взаимопомощи между правящими кругами Англии и германским милитаризмом. Учитывая заинтересованность ФРГ в скорейшем создании ЕОС, необходимо отметить, что английская гарантия была особенно выгодна западногерманским правящим кругам, тем более, что они ограничились минимумом обязательств в отношении Англии, добившись включения в договор оговорки, согласно которой его действие распространялось только на Европу 56.

Могла ли английская гарантия удовлетворить Францию? Даже "Манчестер Гардиан" вынуждена была признать, что "германо-английская антанта - это, возможно, самое последнее, чего бы хотело французское правительство" 57. Следует при этом иметь в виду, что в апрельской гарантии Англии вообще не предусматривалось никаких совместных мер Англии с другими европейскими державами, в том числе с Францией, на случай, если ФРГ решила бы порвать с ЕОС. И это несмотря на то, что в прежних договорах Англии и Франции, например, в Дюнкеркском договоре 1947 года и в брюссельском пакте 1948 года указывалось на необходимость совместных выступлений этих держав в случае возобновления германской агрессии. Таким образом, на этот раз, в апреле 1952 года Франция даже формально не получала от Англии никаких заверений и обещаний на случай агрессии против нее со стороны Западной Германии. "Таймс" в связи с этим замечала, что обязательства о взаимопомощи, предусматривавшиеся договором, могли быть применены только в отношениях между Англией и "ЕОС в целом" 58.

Английская гарантия ЕОС, как и заявление Идена в палате общин от 5 февраля 1952 г., не ослабили противоречия между западными державами. Тем не менее, эти акции английской дипломатии сыграли известную роль в ускорении подписания боннско-парижских соглашений.

 

§ 3. Подписание Англией боннского договора и соглашения со странами ЕОС. Новые англо-американские "гарантии".

26 мая 1952 г. в Бонне канцлер Аденауэр и министры иностранных дел Англии, Франции и США подписали "Договор о взаимоотношениях между тремя державами и Федеративной Республикой Германии" и ряд связанных с ним дополнительных соглашений 59.

США, Англия и Франция оговаривали за собой право по своему усмотрению размещать в любых частях ФРГ свои вооруженные силы (п. 1 ст. 2 "общего'' договора), а также вводить на территорию ФРГ и держать там дополнительно неограниченное число иностранных вооруженных сил, в том числе и тех государств, которые до вступления в действие боннского договора не участвовали в оккупации Западной Германии (п. 3 ст. 4 "общего" договора, ст. 1 "Соглашения о войсках"). В случае "нападения извне" или даже "непосредственной угрозы нападения" западные державы могли даже формально не испрашивать согласия со стороны федерального правительства на ввод новых оккупационных контингентов (п. 3 ст. 4 "общего" договора).

Приложенный к "общему" договору так называемый "Договор о правах и обязанностях иностранных вооруженных сил и их участников в Федеративной Республике Германии" закреплял и расширял право иностранных оккупантов на бесконтрольное, по существу, хозяйничание на территории ФРГ, а также возлагал на ФРГ обязанность снабжать оккупационные войска всем необходимым. Наконец, он предоставлял "персоналу вооруженных сил" западных держав (кроме военнослужащих, под это понятие подводились также их семьи, родственники и т. д.) ряд привилегий по отношению к "немцам", в том числе право экстерриториальности. "Договор об урегулировании вопросов, возникших в результате войны и оккупации", оставлял в силе все законы и распоряжения оккупационных властей западных держав, принятые до ратификации боннского договора.

Кабальный характер боннских соглашений особенно выступал в так называемой "генеральной оговорке", предусматривавшей право западных держав вводить "чрезвычайное положение" на всей территории ФРГ или на части ее. "Чрезвычайное положение", как это предусматривалось статьей 5 "общего" договора, могло быть объявлено в том случае, если ФРГ и ЕОС "окажутся не в состоянии контролировать положение, что может произойти вследствие нападения на Федеративную Республику или Берлин, нарушения путем переворота основ свободно-демократического порядка, серьезного нарушения общественной безопасности и порядка или серьезной угрозы наступления одного из таких событий, что, по мнению трех держав (подчеркнуто мною. - П. В.), создаст угрозу безопасности их вооруженных сил". Объявив "чрезвычайное положение", что США, Англия и Франция могли сделать произвольно в любое время, западные державы получали право взять на себя всю полноту государственной власти в ФРГ. "Генеральная оговорка" была навязана США, Англией и Францией боннской республике вопреки интересам ее правящих кругов, не говоря уже об интересах немецкого народа. Английская газета "Таймс" вынуждена была согласиться, что эта оговорка "нанесет оскорбление многим немцам" 60.

США, Англия и Франция, вопреки своим международным обязательствам, самовольно сохраняли за собой "имеющиеся у них права, касающиеся... Берлина и Германии в целом, включая воссоединение Германии и мирное урегулирование" (п. 1 ст. 2 "общего" договора). Как писала "Таймс", на практике это означало, что "три державы могли бы диктовать условия, на которых Германия должна быть объединена" 61.

О том, что должны были представлять эти "условия4', говорилось в статье 7 "общего" договора: "...Три державы и Федеративная республика будут сотрудничать в деле... достижения общей цели - создания объединенной Германии, которая, подобно Федеративной республике, будет иметь свободную демократическую конституцию и которая будет включена в европейское сообщество". Таким образом, в боннских соглашениях совершенно определенно предусматривалось распространение на ГДР антидемократического и милитаристского режима Западной Германии и включение всей Германии в военный блок западных держав.

Чтобы полностью исключить возможность выхода ФРГ из под контроля, западные державы добились включения в договор условия, лишавшего ФРГ права вступать в соглашения, "которые могут причинить ущерб правам трех держав, вытекающим из настоящих договоров и соглашений, или уменьшить обязательства, возложенные на Федеративную республику на основании этих договоров и соглашений" (п. 3 ст. 7 "общего" договора). Это и ряд других пунктов боннских соглашений должны были помешать ФРГ наладить сотрудничество со странами лагеря мира и социализма как по экономическим, так и по политическим вопросам, а также вести переговоры с СССР об объединении Германии на мирной, демократической основе.

Любой договор со странами социалистического лагеря западные державы могли истолковать как причиняющий им ущерб. Империалистический характер военного сговора трех западных держав с правительством ФРГ уже сам по себе обусловливал его непрочность и противоречивость. Обострение противоречий между ФРГ и западными державами по вопросу о "генеральной оговорке" и других наиболее кабальных условиях боннских соглашений дошло до того, что в апреле 1952 года в одном из интервью Аденауэр заявил: "Объединенная Германия не обязательно будет связана договорами, которые должны быть подписаны" 62. По признанию "Манчестер Гардиан", это заявление канцлера "вызвало бурю" 63.

Боннский договор, опутывавший Западную Германию сетью тяжелых обязательств, должен был вступить в силу одновременно с соглашениями об учреждении европейского оборонительного сообщества, при помощи которого западные державы намеревались протащить ускоренное возрождение западногерманских вооруженных сил. Соглашения о создании ЕОС были подписаны в Париже 27 мая 1952 года представителями Франции, Италии, Бельгии, Голландии, Люксембурга и ФРГ 64.

ЕОС, в котором Англия не могла бы стать гегемоном, должно было носить надгосударственный характер, что было важнейшей причиной нежелания Англии стать его членом. Диктаторские полномочия руководящего органа ЕОС - Комиссариата распространялись не только на военную область: организацию, комплектование, обучение, инструктаж, инспектирование вооруженных сил ЕОС, а также контроль над ними (ст. ст. 71-78), но и на область экономическую, - что особенно важно. Под видом использования своих полномочий по подготовке и выполнению "общих программ вооружения, оснащения, снабжения и создания военных сооружений" (ст. ст. 101-102), под видом контроля за заключением сделок и надзора за их исполнением (ст. ст. 104-105) и, наконец, под предлогом лицензирования производства, экспорта и импорта военных материалов (ст. 107), равно как и наблюдения над проведением научных и технических исследований (ст. 106), Комиссариат мог беспрепятственно вмешиваться в экономическую жизнь государств - членов ЕОС.

Мотивируя отказ Англии от участия в ЕОС, представители консервативного правительства ссылались прежде всего на имперские обязательства Англии. Англию не устраивала статья 13 договора о ЕОС, по которой государство - член ЕОС могло использовать свои вооруженные войска для подавления национально-освободительного движения в колониях и Зависимых странах исключительно с разрешения Комиссариата и с согласия соответствующего главнокомандующего НАТО.

В мае 1952 года в Англии под редакцией Э. Дейнджерфилд и Г. Рассела вышла брошюра под заголовком "Англия и Европа" 65. В ней руководящие английские политические деятели как консервативного, так и лейбористского направления (Р. Бутби, Д. Эмери, Вудро Уатт, Гордон Уокер, Христофор Холлинс и другие), высказывая различные точки зрения относительно европейской политики Англии, сходились в одном: Англия не должна вступать в замкнутую группировку европейских государств, построенную на началах федерации. В основе этого заключения лежало их представление об Англии как "мировой державе", являющейся "сердцем" Британской империи и вместе с тем страной, имеющей "уникальные" отношения с Соединенными Штатами.

Положение Англии вне ЕОС предоставляло ей, по мнению влиятельных английских кругов, возможность играть роль посредника между США и СССР. На возможность проведения такой политики указывалось, например, в журнале "Фортнайтли", выступавшем за тесные отношения Англии с ЕОС, но против членства Англии в нем. В качестве более гибкого варианта журнал выдвигал план создания тесного союза Британского содружества с Европой. Этот союз должен был "поддерживать своего рода равновесие между Россией и Соединенными Штатами в степени, необходимой для того, чтобы сдерживать Россию и умерять экстремистские тенденции в американской политике" 66.

Положение вне ЕОС, по мысли правящих кругов Англии, имело и еще одно важное преимущество. Вталкивая в ЕОС Францию, английское правительство не без основания рассчитывало использовать в интересах британского империализма франко-западногерманский антагонизм 67.

Поскольку создание ЕОС соответствовало общему направлению северо-атлантической стратегии в Европе, правящие круги Англии с нескрываемым одобрением отнеслись к подписанию парижского договора. Более того, как отмечала "Файненшл Таймс", после его подписания Англия "сделала... создание и поддержку сообщества кардинальным принципом своей внешней политики" 68.

27 мая 1952 г. в Париже Англия подписала три документа, содержавшие гарантии ЕОС 69. Прежде всего, это был "Договор между Соединенным Королевством и государствами - членами европейского оборонительного сообщества", проект которого был опубликован еще в апреле и получил громкое название "первой английской гарантии ЕОС". Второй документ - "Протокол к договору о Североатлантическом блоке" (так называемая "вторая гарантия Англии") - по существу представлял собой соглашение о взаимопомощи между членами ЕОС и НАТО на случай нападения на одного из них. Поскольку пять из шести участников ЕОС - члены НАТО, ясно, что основной смысл состоял в том, чтобы теснее вовлечь в НАТО Западную Германию.

Третья "гарантия" ЕОС была включена в трехстороннюю декларацию, подписанную Ачесоном, Иденом и Шуманом. В этой декларации США и Англия объявляли о своем намерении гарантировать "целостность" и "единство" сообщества. Соглашаясь на этот раз гарантировать ЕОС от удара изнутри (то есть со стороны Западной Германии), США и Англия постарались свести свои обязательства до минимума. Действительно, сущность требований Франции состояла в том, чтобы в случае выхода из ЕОС одного из его членов, США и Англия обязывались бы выставить в целях "европейской безопасности" такое количество своих вооруженных сил, которое было бы равноценно вооруженным силам государства, нарушившего договор. В трехсторонней же декларации от 27 мая 1952 г. это требование обходилось молчанием, так как США и Англия брали на себя только общее обязательство - консультироваться" о необходимых мерах, как это предусматривается в статье 4 договора о НАТО.

Итак, апрельско-майские гарантии Англии по существу сводились к повторению прежних ее обязательств по договору с НАТО, Брюссельскому пакту и тому подобное. Эти гарантии шли вразрез с политикой коллективной безопасности, служили политике раскола Европы и Германии и в совокупности с боннским договором фиксировали военный союз Англии с германским милитаризмом. Сами по себе они были мало эффективны и не могли обезопасить ни Францию, ни Англию от возможной агрессии со стороны Западной Германии. Эти гарантии явились отражением острых империалистических противоречий как внутри проектировавшегося блока шести стран, так и между Англией и странами ЕОС и прежде всего между Англией и Францией. Эти гарантии отразили в известной мере и нарастание англо-американских противоречий. Они означали новый удар по надконтинентальной стратегии Англии и еще теснее привязывали ее к агрессивным блокам.

Англо-американские "гарантии", несомненно, содействовали подписанию договора о ЕОС в мае 1952 года. Однако предстояло еще ратифицировать и этот договор и боннские соглашения, что в условиях усиливающейся борьбы народов за мир представляло немалые трудности.

§ 4. Инициатива СССР в германском вопросе и позиция английского правительства.

В своей политике по германскому вопросу Советский Союз неизменно руководствуется стремлением обеспечить создание единого, демократического и миролюбивого германского государства. Именно в этом и состояли основные цели Ялтинского и Потсдамского соглашений 1945 года. В полном соответствии с ними в Восточной Германии были распущены все германские вооруженные силы, уничтожена военная промышленность, ликвидированы банковские и промышленные монополии, проведена аграрная реформа, упразднившая класс помещиков-юнкеров, демократизирован общественно-политический строй.

СССР, Польша, Чехословакия, Венгрия, Румыния, Болгария, Албания и ГДР в ответ на нью-йоркские решения сентября 1950 года выступили с совместным заявлением, принятым на совещании в Праге 20-21 октября 1950 г. Участники совещания квалифицировали политику ремилитаризации Западной Германии как противоречащую интересам миролюбивых народов, в том числе национальным интересам германского народа. Они требовали от западных держав неуклонного проведения в жизнь Потсдамских соглашений, безотлагательного заключения мирного договора с Германией и последующего (в течение года) вывода из нее всех иностранных войск, а также создания из представителей двух частей Германии на паритетных началах Общегерманского Учредительного Совета, задачей которого явилась бы подготовка к образованию Временного демократического правительства.

Английские правящие круги открыто игнорировали предложения Советского Союза и стран народной демократии. Выступая в палате общин 13 ноября 1950 г., министр иностранных дел Э. Бевин заявил, что, переговоры на базе пражского меморандума невозможны". При этом за неимением веских аргументов в оправдание своей позиции он не нашел ничего лучшего, как сослаться на аналогичное заявление государственного секретаря США Ачесона. 70.

Точно также, совершенно необоснованно отверг Бевин и ноту Советского Союза от 3 ноября 1950 г., предлагавшую созвать Совет Министров Иностранных дел США, Англии, Франции и СССР для рассмотрения вопроса о выполнении Потсдамского соглашения о демилитаризации Германии.

Позиция тори в этом вопросе была обрисована тогда одним из лидеров оппозиции Иденом. "Я должен признать, - сказал он, - что не вижу пользу в еще одном совещании (совещание 4-х держав. - П. В.), относительно Германии".

В условиях нарастающей борьбы народов за мирное разрешение германской проблемы и под усиливающимся воздействием советской дипломатии лейбористское правительство вместе с правительствами США и Франции вынуждено было пойти на созыв предварительного совещания заместителей министров иностранных дел, которое должно было подготовить повестку дня сессии СМИД (Париж, 5 марта - 21 июня 1951 г.). Однако западные державы, в том числе Англия, категорически воспротивились включению первым пунктом в повестку дня сессии вопроса о недопущении ремилитаризации Германии. Как указывает английский историк Калвокоресси, Англия согласилась на проведение этого совещания, полагая, что "имелись основания" надеяться, что оно даст возможность склонить Москву на уступки 71. Нежелание западных держав отказаться от пресловутой политики "с позиции силы" было главной причиной срыва парижского совещания.

В марте 1952 года, желая предупредить боннско-парижский сговор, Советское правительство проявило новую дипломатическую инициативу. Полностью поддержав правительство ГДР, обратившееся 13 февраля 1952 г. к правительствам четырех великих держав с просьбой об ускорении заключения мирного договора с Германией, оно направило 10 марта ноту западным державам, в которой предложило безотлагательно обсудить вопрос о мирном договоре с Германией. Советское правительство особо подчеркивало необходимость участия в выработке мирного договора самой Германии в лице общегерманского правительства, выражающего волю германского народа. Цели мирного договора с Германией, основы которого предлагались СССР в ноте от 10 марта 1952 г., коренным образом отличались от целей боннского сепаратного договора 1952 года.

В отличие от боннского договора, навязывавшего Западной Германии режим оккупации на полстолетия вперед, советский проект предусматривал вывод всех оккупационных войск с территории Германии в срок не более одного года со дня вступления в силу мирного договора. В противоположность боннскому договору, который ставил целью включить всю Германию в агрессивное Сообщество, советский проект подчеркивал, что Германия должна взять на себя обязательство не вступать в какие-либо коалиции или военные союзы, направленные против любой державы, принимавшей участие своими вооруженными силами в войне против Германии. В целях обеспечить за единой, демократической, миролюбивой Германией ее законное право на оборону, СССР предлагал разрешить Германии иметь свои национальные вооруженные силы, а также производить такое количество военных материалов и техники, которые потребовались бы для этих вооруженных сил, размер которых установил бы мирный договор. Английское правительство реагировало на советские предложения резко отрицательно. В ноте Англии Советскому Союзу от 25 марта 1952 г 72. говорилось, что английское правительство не намерено вступать "в детальные переговоры о мирном договоре до тех пор, пока не будут созданы условия для свободных выборов". Фразами о "свободе" и "свободных выборах" консервативное правительство Черчилля рассчитывало, во-первых, посеять недоверие к рабоче-крестьянской власти в ГДР, во-вторых, прикрыть и замаскировать истинный характер своей политики в германском вопросе, в-третьих, оттянуть заключение мирного договора с Германией.

В ноте Советскому Союзу от 13 мая 1952 г. английское правительство выдвинуло ряд новых предварительных условий. В частности, оно предлагало теперь сначала договориться путем и без того затянувшейся нотной переписки только "по поводу рамок переговоров и по поводу основных подлежащих рассмотрению проблем", а также продолжить обмен мнениями о задачах, функциях и составе комиссии по проверке наличия в Германии условий для проведения всеобщих выборов 73. Было очевидно, что Англия, вместе с США и Францией, преднамеренно затягивает решение германского вопроса и что она больше заинтересована в сепаратном сговоре с Западной Германией.

В связи с этим СССР в ноте от 24 мая 1952 г., опираясь на появившиеся в печати сообщения о сепаратных переговорах в Бонне и Париже, счел необходимым указать на нарушение Англией ее обязательств по Потсдамскому соглашению и разоблачить истинный смысл подготовлявшихся к подписанию боннского и парижского договоров. Указывая, что вследствие этого на пути заключения мирного договора и объединения Германии неизбежно появятся серьезные препятствия, СССР требовал скорее прейти к непосредственным переговорам четырех держав о мирном договоре с Германией и об образовании общегерманского правительства. Ответом на эти предложения СССР было подписание Англией боннского договора и соглашения со странами ЕОС.

23 августа 1952 г., уже после ратификации английским парламентом боннско-парижских соглашений, СССР направил Англии, а также другим западным державам новую ноту, в которой предлагал созвать в ближайшем времени, во всяком случае в октябре 1952 года, совещание представителей четырех держав с повесткой дня: (1) о подготовке мирного договора с Германией, (2) об образовании общегерманского правительства, (3) о проведении свободных общегерманских выборов и о комиссии по проверке наличия в Германии условий для проведения таких выборов. В повестку дня совещания СССР предлагал также включить вопрос о сроках вывода из Германии оккупационных войск. В совещании должны были принять участие представители ФРГ и ГДР 74. Английское правительство, однако, отклонило эти предложения.

Таким образом, английские правящие круги, наряду с правящими кругами США и Франции, несут ответственность за срыв подписания мирного договора с Германией. В предложениях СССР они усматривали лишь препятствие для перевооружения ФРГ в рамках агрессивной "европейской" армии. Именно поэтому они систематически отвергали советские предложения по германскому вопросу, направленные на укрепление мира и безопасности в Европе.

§ 5. Выступления английского народа за мирное разрешение германского вопроса. Маневры правых лейбористов и разногласия внутри лейбористской и консервативной партий (1949-1951).

Политика агрессивных сил, направленная на поощрение западногерманского милитаризма с самого начала встретила противодействие со стороны английских сторонников мира, силы которых, впрочем, еще полностью не проявили себя. Более чем двадцатимиллионный рабочий класс Англии - великая сила. Однако его энергия, в которой кроется основной источник успехов движения английских сторонников мира, вследствие раскольнической политики правых лейбористов и профсоюзных боссов в значительной степени еще держится под спудом.

Богатый опыт надувательства и всевозможных махинаций самого широкого масштаба, хорошо усвоенный английской буржуазией, и антидемократическая структура английских тредюнионов играют серьезную роль в сковывании сил рабочего класса Англии в его борьбе за мир и за свои жизненные права.

Оппортунизм в английском рабочем движении не может не отразиться на движении сторонников мира. Его относительно большее укоренение в английском рабочем движении, чем, скажем, во французском или итальянском, во многом объясняет сравнительную слабость движения сторонников мира в Англии. Необходимо учитывать также специфику исторического развития этой страны. Важное значение имеет тот факт, что Англия не подвергалась иностранной оккупации ни в первой, ни во второй мировых войнах.

Вместе с тем, разумеется, нельзя недооценивать роли движения английских сторонников мира в общей борьбе народов за мир и, в частности, против возрождения германского милитаризма. Английский народ не забыл жертв, понесенных им во время второй мировой войны от рук немецких фашистов.

Борьба английского народа за мирное разрешение германской проблемы прошла несколько этапов. Движение сторонников мира в Англии организационно оформилось в июне 1949 года, когда был создан Английский комитет защиты мира. В октябре 1949 года в Англии состоялась первая Национальная конференция сторонников мира, в работе которой приняли участие 1020 делегатов, представлявших 540 различных общественных организаций. Осуждая политику лейбористского правительства, направленную на перевооружение Западной Германии, конференция ставила своей целью развеять миф о том, что лейбористские лидеры якобы честно выполняли Потсдамские соглашения о демилитаризации и денацификации Германии.

Местные комитеты сторонников мира, число которых к октябрю 1949 года достигло 130, организовали по всей стране многочисленные митинги протеста против германского перевооружения, в защиту требования о запрещении атомной бомбы и против Северо-атлантического пакта. Эти вопросы наиболее сильно волновали английскую общественность.

До осени 1950 года движение за мир в Англии ограничивалось преимущественно требованиями запрещения атомного оружия, выступления английского народа против воссоздания германской армии имели относительно неорганизованный характер. С осени 1950 года и, в особенности, с начала 1951 года в Англии развертывается массовая кампания против ремилитаризации Западной Германии. Наступил новый этап в английском движении сторонников мира.

В борьбу против антинародной политики правительства в германском вопросе включились не только коммунисты, но и широкие массы беспартийных рабочих, рядовых лейбористов, членов профсоюзов и кооперативной партии, интеллигенции, студенчества, представителей церкви. Эта борьба направлялась Английским комитетом защиты мира и рядом других организаций. Активно выступал против ремилитаризации Западной Германии Союз демократического контроля, организовавший в апреле 1951 года один из самых многолюдных митингов в Лондоне, Британский Совет борьбы за германскую демократию, ставивший целью урегулирование германского вопроса на основе Потсдамских соглашений, а также пацифистские организации: Национальный совет мира, Церковное общество борьбы за мир, союз залог мира, Братство примирения, Квакерское общество, Ассоциация арендаторов 75.

С осени 1950 года в Англии широко развертывается Движение бывших военнослужащих - сторонников мира, которое играет большую роль в борьбе английского народа против ремилитаризации Западной Германии 76.

Состоявшаяся в феврале 1951 года в Берлине первая сессия Всемирного Совета Мира призвала народы добиваться заключения Пакта Мира между пятью великими державами. Камлания по сбору подписей под Обращением ВСМ проходила в Англии параллельно со сбором подписей под декларацией протеста против перевооружения Германии. К марту 1951 года Английский комитет защиты мира распространил 110 тысяч бланков с текстом декларации, а также 150 тысяч листовок против перевооружения Германии. В июле число подписей под Обращением ВСМ достигло 500 тысяч.

В июне 1951 года в Лондоне открылась третья Национальная конференция сторонников мира Англии, в которой участвовали представители 300 комитетов защиты мира и ряда других организаций. Не связывая себя предварительно никакими обязательствами в отношении решений конференции, ряд пацифистских организаций также сочли своим долгом послать в Лондон своих представителей. Среди этих организаций были Национальный Совет мира, Союз залог мира, Братство примирения и другие. В резолюции конференции отмечалось: "Ни Западная Германия, ни Япония не могут быть перевооружены, если английское правительство будет добросовестно выполнять свои договорные обязательства" 77.

В условиях обострения классовой борьбы и усиления движения сторонников мира проходили в Англии весной и летом 1951 года ежегодные конференции тредюнионов. В центре внимания многих из них были вопросы внешней политики. В 1951 году против германского и японского перевооружения высказались конференции : Объединенного союза машиностроителей (795 тысяч членов); Национального Союза Железнодорожников (421 тысяча членов); Союза Электриков (201 тысяча членов); Национального Союза литейщиков (80 тысяч членов); Союза рабочих машиностроительной и судостроительной промышленности (45 тысяч членов); Союза пожарников (20 тысяч членов) и ряда других, меньших по численности тредюнионов 78.

Широкая кампания борьбы английского народа против ремилитаризации Западной Германии в 1950-1951 годах дала свои результаты, подготовив почву для дальнейшего развертывания массовых действий в пользу мирного разрешения германской проблемы.

***

Открытый отказ английского правительства от демилитаризации Германии осенью 1950 года с особой наглядностью обнаружил разногласия в верхушке лейбористской и консервативной партий, в правящем лагере Англии.

Английская реакция с ликованием встретила решения Нью-Йоркского и последовавших за ним других сепаратных совещаний западных держав по германскому вопросу. Орган Сити "Экономист" откровенно говорил о планах использования "германских людских сил и германской промышленности... против России" 79. Член парламента, представитель консервативной партии леди Твидсмуир заявила в палате общин, что, поскольку Германия расположена недалеко от "русской границы", то "немцы должны иметь прежде всего пушки, а не масло" 80.

Сразу взять откровенный курс на перевооружение Западной Германии было нельзя. Нужно было провести некоторую идеологическую подготовку. Стремясь облегчить себе проведение этой антинародной политики, премьер-министр Эттли в речи в палате общин 12 февраля 1951 г. сформулировал так называемые "условия вооружения Германии". Они состояли в следующем:
1. Ремилитаризации Германии должно предшествовать перевооружение стран - участниц НАТО.
2. Созданию германских вооруженных сил следует предпослать увеличение вооруженных сил "демократических" государств.
3. Немецкие части должны быть включены в оборонительную армию таким образом, чтобы возможность возрождения военной угрозы со стороны Германии исключалась.
4. Сначала необходимо выявить согласие самих немцев 81. Только при наличии этих четырех "условий" перевооружение Германии могло стать, по мнению Эттли, "безопасным". Истинная цена этим "условиям" видна, хотя бы из того, что их провозгласили уже после и формальной отмены демилитаризации в английской зоне, а также после одобрения Англией сепаратных решений о создании "европейской армии" при участии ФРГ.

"Условия" английского премьера дезориентировали общественность. Во-первых, сам факт возрождения милитаризма в Западной Германии, вопреки уверениям Эттли, представляет опасность для дела мира, а история показала, что всякие попытки "контролировать" этот милитаризм обречены на провал. Во-вторых, политика ремилитаризации Западной Германии ведет свое начало не с 1950-51 годов, а с 1945 года, и ответственность за это разделяет и английское правительство. В-третьих, перевооружение стран НАТО не разряжает международную обстановку, не сглаживает противоречия, а усиливает угрозу войны и влечет за собой гонку вооружений, которая тяжелым бременем ложится на плечи английского трудового народа.

Истинный характер этих "условий Эттли" вскрыл руководитель Германского отдела Госдепартамента США Генри А. Байроуд, который сказал: "Премьер-министр Эттли не отошел от нашей собственной точки зрения по германскому перевооружению..." Эту последнюю Байроуд сформулировал так: "Западная Германия должна перевооружиться как можно быстрее... 82.

Уводя общественное мнение в сторону от волнующих вопросов внешней политики, "условия" Эттли вместе с тем являлись попыткой замазать противоречия в самом Исполкоме лейбористской партии и в парламентской фракции. Дело в том, что против перевооружения Западной Германии с конца 1950 года и начала 1951 года активно стала выступать группа Эньюрина Бивена: Гарольд Вильсон, Фримэн, Ричард Кроссмэн, Барбара Касл, Том Драйберг, Ян Микардо, Майкл Фут и другие. Бивенисты с самого начала выдвинули в качестве своей исходной внешнеполитической установки борьбу за независимость Англии в области отношений с другими странами.

В брошюре "Только один путь" (1951 год) они подвергли консерваторов резкой критике за их недооценку роли, которую может играть суверенная Англия на международной арене. 83

Англия должна, по мнению бивенистов, идти своим путем, играя роль арбитра между США и странами лагеря социализма. Бивенисты открыто объявляют себя противниками социалистического строя в СССР и народно-демократических государствах. Они даже приписывают Советскому Союзу и странам народной демократии какие-то "агрессивные" намерения. Но вместе с тем бивенисты заявляют, что вследствие относительной "слабости" лагеря мира и социализма сосуществование с ним вполне возможно, а если принять во внимание, что Англия нуждается в мирной политике, то и необходимо.

Сторонники Бивена с самого начала говорили, что политика перевооружения Западной Германии выгодна только США и неприемлема для Англии. "Что ожидает Европу, если Германия будет перевооружена? - заявляли они. - Не возникнет ли опасность, что перевооруженная Германия станет арбитром европейской дипломатии и начнет решать вопросы войны и мира?" 84 Осудили бивенисты также включение ФРГ в военные группировки западных держав - ЕОС и НАТО.

Они видели в ЕОС лишь маскировку для воссоздания западногерманской армии и правильно делали вывод о том, что ЕОС раскалывает Европу на две враждебные группировки и закрепляет раскол Германии.

В 1950-1951 годах среди сторонников Бивена не было полного единства по германской проблеме. Некоторые бивенисты, группировавшиеся главным образом вокруг Р. Кроссмэна, не были безусловными противниками германского перевооружения. В 1950 году Р. Кроссмэн выступал за создание в Западной Германии "вооруженных полицейских сил". "Этот план, - говорил он, - имеет то преимущество, что он не закрывает дверь для переговоров с русскими" 85. Известно, однако, что западные державы часто подменяли понятие "полицейские вооруженные силы" понятием просто "вооруженные силы".

Противоречивостью отличалась точка зрения многих бивенистов и в вопросе об англо-советских отношениях. Тот же Кроссмэн осуждал перевооружение Западной Германии, так как оно "отрезает возможность переговоров с русскими" 86. С другой стороны, он утверждал, что англо-советское сотрудничество "в любом смысле этого слова, имеющем значение для британского социалиста" - вообще невозможно 87. Кроссмэн голословно обвинял Советский Союз в том, что он якобы являлся инициатором "холодной" войны, застрельщиком агрессии и так далее. Вместе с тем, Англия, по его мнению, не должна стремиться к обострению отношений с СССР и, "угадывая советскую политику", "обходить острые углы" 88.

АНАЛОГИЧНЫЙ ПОДХОД К ПРОБЛЕМЕ АНГЛО-СОВЕТСКИX ОТНОШЕНИЙ, ТЯГОТЕЮЩИЙ В ОБЩЕМ К ПРИЗНАНИЮ ВОЗМОЖНОСТИ МИРНОГО СОСУЩЕСТВОВАНИЯ МЕЖДУ АНГЛИЕЙ И СССР, СВОЙСТВЕНЕН БОЛЬШИНСТВУ ГРУППЫ Э. БИВЕНА.

Характеризуя группу Бивена, нельзя не указать на тот факт, что бивенисты всегда отказывались и отказываются от сотрудничества с Коммунистической партией Англии. Выступая против перевооружения Западной Германии, они не поддержали массовой кампании за мирное разрешение германской проблемы на том основании, что она якобы инспирировалась "коммунистическими" комитетами защиты мира.

Непоследовательность бивенистов в подходе к германской проблеме объясняется тем, что они не без основания опасаются, как бы народное движение не хлынуло через их головы и не поставило у руководства оппозиции подлинных вождей масс. Эти опасения заставляют бивенистов стремиться к единству и, главное, все больше "леветь".

До 1950 года позиции бивенистов в Исполкоме партии были относительно слабыми. В 1951 году, используя в своих интересах движение английского народа против ремилитаризации Западной Германии, сторонники Э. Бивена впервые получили при выборах в Исполком наибольшее число голосов и шесть из семи мест, предоставляемых в Исполкоме местным организациям лейбористской партии. 89 Лейбористская парламентская оппозиция линии Эттли-Бевина по германскому вопросу не ограничивалась выступлениями бивенистов. В январе 1951 года ряд лейбористов - членов парламента во главе с Эриком Флетчером заявили о своем намерении протестовать в палате общин против "вооружения как Восточной, так и Западной Германии" на том основании, что это явилось бы "оскорблением" для общественности и Англии, и Германии 90.

Вместе с бивенистами и группой Флетчера серьезные опасения по поводу перевооружения Западной Германии высказывали один из видных руководителей лейбористской партии, министр финансов в 1945-1947 годах, Хью Дальтон, а также пацифисты: Эмри Хьюз, С. Сильвермэн и другие. Хьюз, например, призывал к отказу от ремилитаризации ФРГ и к пересмотру внешней политики правительства.

В палате лордов активно выступал в 1950-1951 годах против перевооружения Западной Германии лейборист лорд Силкин. "Я боюсь, - говорил бывший министр городского и сельского планирования в лейбористском правительстве лорд Силкин в марте 1951 года, - что через несколько лет мы должны будем перевооружаться не против СССР, а против вооруженной, усилившейся Гер-мании" 91.

Некоторые другие лорды-лейбористы, в принципе, в отличие от лорда Силкина, не возражавшие против германского вклада "в оборону Запада", призывали подойти к этому вопросу как можно осторожнее, взвесив предварительно все "pro et contra".

Лейборист лорд Чорли отмечал, что, по его мнению, перевооружить Западную Германию - значит, фактически объявить войну Советскому Союзу. "Строить здание на этой основе, - заключал он, - строить без фундамента, строить воздушные замки" 92. Лорд Чорли открыто выражал свои сомнения в искренности тех, кто обвиняет СССР в "агрессивности" и призывал к четырехстороннему урегулированию германского вопроса. Аналогичные сомнения высказывал и лейборист лорд Страболджи, критиковавший лейбористское правительство за затягивание с ответом на ноту СССР о созыве сессии СМИД для рассмотрения вопроса о демилитаризации Германии. Лейборист лорд Крук говорил, что он против перевооружения Западной Германии в слишком короткие сроки.

***

Курс английского лейбористского правительства на перевооружение Западной Германии в принципе целиком одобрялся консервативной оппозицией и ее лидерами Черчиллем и Иденом. Глава оппозиции Черчилль считал, однако, что лейбористское правительство недостаточно активно и успешно борется за осуществление планов создания, европейской армии" с участием ФРГ. Он требовал выбросить за борт "ненужные" декларации, вроде условий Эттли, демагогически заявляя, что эти условия лишь затянут воссоздание германского вермахта на 2-3 года 93.

В 1950-1951 годах консерваторы предприняли ряд практических мер, чтобы содействовать политике перевооружения Западной Германии. Лидер консервативной партии Черчилль лично делал немало для скорейшего создания немецкого вермахта. За девять месяцев до победы консерваторов на выборах шведская газета "Ню Даг" опубликовала следующее сообщение из Лондона: "Черчилль поддерживает контакт с немецкими генералами Гудерианом, Шпейделем, Кайзером, Шверином, Мантейфелем, а также с адмиралом Ганзеном..., постоянно держит немецких генералов в курсе переговоров трех западных держав о ремилитаризации Западной Германии и сообщает им рекомендации, касающиеся создания западногерманской армии" 94.

В 1951 году ведущий военный советник консервативной партии Антони Хэд по указанию Черчилля посетил Западную Германию и вел переговоры с видными деятелями ФРГ о "взаимной обороне" и по другим вопросам, представлявшим "общий интерес" для ФРГ и Англии. Тогда же в Западную Германию совершил поездку и Идеи, имевший беседы с Аденауэром относительно "немецкого вклада в европейскую безопасность" 95.

Таким образом, находясь в оппозиции, английские консерваторы в 1950-1951 годах прилагали все усилия, чтобы ускорить перевооружение Западной Германии. При этом, поддерживая лейбористское правительство, они нередко действовали через его голову.

В лагере консервативной оппозиции тоже не было единства по вопросу о перевооружении Западной Германии, хотя имевшие там место расхождения и не носили столь серьезного характера. В сентябре 1950 года против линии на перевооружение Западной Германии выступил лорд Хинчингбрук, видный консерватор, публицист и политический деятель. В письме в газету "Санди Таймс" (сентябрь 1950 года) Хинчингбрук замечал: "Прежде чем снова разрешить немцам иметь свою армию, мы должны получить неопровержимое доказательство, что русские готовятся к войне против Запада... Я никогда не считал, что русские намерены вторгнуться на Запад" 96. Хинчингбрук отражал мнение тех английских политических кругов, которые опасались, что перевооружение Западной Германии приведет к решающему усилению позиций германского империализма за счет ослабления позиций Англии.

Курс верхушки консервативной оппозиции на ускоренное возрождение западногерманских вооруженных сил - не вполне и лишь с известными оговорками разделялся группой Роберта Бутби, бывшего парламентского секретаря Черчилля. Сторонники Бутби осуждали Черчилля и лейбористское правительство за то, что те под давлением США открыто заговорили о создании армии в Западной Германии еще до мирного урегулирования с ФРГ, когда оккупационный режим оставался в силе.

Бутби считал, что прежде чем перевооружать Западную Германию, необходимо превратить ее в "союзника и друга", 97 заключив с ней "мирный" договор (сепаратный. - П. В.), и оформить включение ФРГ в НАТО и "Западноевропейский союз" на правах равного партнера 98.

Серьезную опасность для Англии в возрождении западногерманского империализма усматривала также "имперская" группа лорда Бивербрука, известного газетного короля, владельца "Дейли Экспресс" и "Ивнинг Стандарт". В отличие от Бутби, Бивербрук выступил вообще против перевооружения ФРГ. Он призывал вывести английские войска из Западной Германии и использовать их непосредственно для охраны "имперских интересов", то есть для подавления национально-освободительного движения в Британской империи. По мнению Бивербрука, Англия должна вообще отвлечься от европейских дел и сосредоточиться на укреплении своих позиций в колониальных и зависимых странах.

Разногласия внутри консервативной, а тем более внутри лейбористской партии были серьезным фактором, тормозившим проведение курса на ускоренное возрождение западногерманских вооруженных сил.

§ 6. Политическая борьба в Англии вокруг вопросов о ратификации боннского договора и соглашения со странами ЕОС. Лейбористы в оппозиции (1952).

Добившись заключения боннско-парижских соглашений, агрессивные силы поставили себе задачу обеспечить их ратификацию парламентами европейских стран к концу 1952 года. Уже 1 июля 1952 г. боннский договор был ратифицирован Сенатом США.

Подгоняемое Соединенными Штатами английское правительство 99 решило добиться ратификации палатой общин боннского договора и соглашения Англии со странами ЕОС не позже июля 1952 года. Одобрение боннско-парижского сговора английским парламентом должно было подтолкнуть ратификацию антинародных соглашений в Париже, Бонне, Риме, Гааге, Брюсселе и Люксембурге.

Подписание Англией боннско-парижских соглашений и решение правительства не медлить с их ратификацией вызвали дальнейшее обострение политического положения в стране. Весной 1952 года борьба английского народа против ремилитаризации Западной Германии поднялась на новую, более высокую ступень, которая ознаменовалась созданием в июне 1952 года Английского комитета сторонников мирного разрешения германской проблемы. В комитете представлены: Национальный совет мира, Союз залог мира, Комитет друзей мира, Английский комитет защиты мира, Английский совет борьбы за немецкую демократию, Организация музыкантов - борцов за мир, Комитет борьбы Сейнт Панкраса против германского перевооружения. Кроме того, состав комитета был пополнен наблюдателями от Братства примирения, Организации авторов "Воззвания за мир во всем мире", Организации учителей - борцов за мир и от Лондонского комитета профсоюза пожарников. Представители Движения бывших военнослужащих - сторонников мира в комитет не вошли, решив сосредоточить усилия в своей организации. В июне-июле 1952 года во многих районах Англии были созданы местные комитеты движения сторонников мирного разрешения германской проблемы.

Борьба английского народа против ратификации боннского договора еще более усилилась после Чрезвычайной сессии Всемирного Совета Мира, состоявшейся в июле 1952 года в Берлине. Обсудив решения берлинской сессии ВСМ, Генеральный Совет Английского комитета защиты мира призвал в своем обращении от 13 июля 1952 г. не допустить ратификации боннского договора и добиться безотлагательного созыва совещания четырех держав по германскому вопросу.

В 1952 году против ремилитаризации Западной Германии высказались шесть ежегодных конференций тредюнионов и кооперативных организаций. В их числе были конференции Национального Союза железнодорожников, Союза электриков, Объединенного союза машиностроителей, профсоюза пожарников. Косвенно эту политику осудили и многие другие тредюнионы.

Усилилось движение против ремилитаризации Западной Германии и в самом большом английском тредюнионе - Союзе транспортных и неквалифицированных рабочих. В конце июля 1952 года шесть организаций этого профсоюза обратились к членам парламента с требованием не ратифицировать боннский договор. Против перевооружения Германии высказалась также Национальная конференция шахтеров Шотландии. На ежегодной конференции кооперативной партии, состоявшейся в 1952 году в Глазго, была принята резолюция, осуждавшая возрождение милитаризма в Западной Германии.

Перед лицом нарастающего массового движения в защиту мирного разрешения германской проблемы, консервативному правительству для ратификации боннско-парижских соглашений особенно нужна была поддержка праволейбористского руководства.

Правые же лейбористы стремились использовать преимущества оппозиционного положения, во-первых, для того, чтобы нажить известный политический авторитет, укрепив этим свои расшатанные позиции и, во-вторых, для того, чтобы затушевать противоречия внутри Исполкома, обострившиеся в связи с выступлениями левого крыла против воссоздания немецкого вермахта, и тем самым предотвратить внутрипартийный кризис.

Маневр правых лейбористов заключался в том, чтобы, оказывая моральную поддержку консервативному правительству в проведении политики ремилитаризации ФРГ или, во всяком случае, не препятствуя этой политике, одновременно фрондировать во имя партийных интересов против "слишком быстрой" ратификации боннского договора и соглашения Англии со странами ЕОС 100.

30 апреля 1952 г. Исполком лейбористской партии выступил с заявлением, в котором вопрос о ратификации боннско-парижских соглашений ставился в зависимость от результатов переговоров трех держав с СССР по германской проблеме и от проведения "свободных" выборов в Западной Германии. Практически это означало, что до тех пор, пока оба эти события не произойдут, руководство лейбористской партии должно было отказывать консерваторам в поддержке по вопросу ратификации боннского договора и соглашения Англии со странами ЕОС.

Заявление Исполкома от 30 апреля, как и следовало ожидать, подверглось сильным нападкам со стороны консервативного правительства. Выступая в палате общин 14 мая 1952 г., Идеи квалифицировал его как попытку "саботировать" весь план создания ЕОС. Изобличая правых лейбористов, Идеи указал, что заявление Исполкома прямо противоречит курсу, проводившемуся на протяжении шести лет лейбористским правительством. "Таймс" давала понять, что, будь Эттли и Моррисон у кормила власти, они никогда не подписались бы под таким заявлением 101.

В этой обстановке лидеры оппозиции решили смягчить категорический характер заявления Исполкома от 30 апреля. В своем выступлении в палате общин 14 мая 1952 г. Эттли, как бы оправдываясь перед консерваторами, подчеркнул, что заявление Исполкома - это заявление всего лишь органа политической партии - не более. Он поддержал Аденауэра, сказав, что сама постановка Исполкомом вопроса о свободных выборах в Западной Германии не значит, что он ставит под сомнение полномочия правительства во главе с федеральным канцлером. Эттли дал понять, что правые лейбористы вовсе не будут настаивать на проведении свободных выборов в ФРГ в качестве условия перевооружения Западной Германии. Говоря о перспективах переговоров с СССР, Эттли подчеркнул, что он против "незамедлительной конференции" и что проведение последней требует "дальнейшей подготовительной работы". 102

Такая произвольная интерпретация заявления Исполкома от 30 апреля в устах Эттли явилась доказательством лишь того, что заявление представляло собой неуклюжую попытку замаскировать противоречия в руководстве партии. Если представители большинства Исполкома, то есть правые лейбористы, стремились максимально умалить значение заявления, то представители меньшинства - бивенисты, наоборот решительно его защищали. В результате, снискав похвалу консерваторов, Эттли очутился под огнем со стороны бивенистов. Не успели закончиться дебаты, как семьдесят членов парламента - лейбористов - подписали по инициативе шести бивенистов - членов Исполкома - совместное заявление, подтверждая свою верность резолюции от 30 апреля 1952 г.

На протяжении мая, июня и первой половины июля борьба между правым и левым крылом партии не утихала. В июньском заявлении лейбористской партии по внешней политике вопрос о голосовании в палате общин при ратификации боннско-парижских соглашений обходился молчанием. Компромисс был достигнут лишь после долгих споров в парламентской фракции и на заседаниях Исполкома.

16 июля 1952 г. парламентская фракция партии подавляющим большинством голосов решила, что ратификация боннско-парижских соглашений является "несвоевременной, в особенности в тот момент, когда западные державы все еще пытаются обсудить германскую проблему с Советским Союзом". Вместе с тем в резолюции подчеркивалось, что фракция выступает "за принятие, при наличии соответствующих гарантий и условий, принципа вооруженного вклада Германии в международную систему коллективной безопасности" 103. Таким образом, обязуясь выступить в парламенте против боннско-парижских соглашений, правые лейбористы оставляли за собой право в критический момент потребовать от фракции поддержать перевооружение ФРГ и включение ее в агрессивные группировки.

Решение парламентской фракции лейбористской партии ставило консерваторов в затруднительное положение. Сам факт отказа лейбористов голосовать в палате общин вместе с правительством лишний раз подчеркивал непопулярность политики перевооружения ФРГ. Тем не менее, правительство Черчилля решило не допускать отсрочки ратификации боннско-парижских соглашений палатой общин. При этом оно учитывало благосклонное, в общем, отношение руководителей правого крыла лейбористской партии к перевооружению ФРГ.

1 августа 1952 г. палата общин 293 голосами против 253 ратифицировала соглашения. Таким образом, за правительственную политику проголосовало лишь немногим больше 46% общего числа депутатов палаты.

Следует учесть, что если бы все члены парламента лейбористы проголосовали согласно постановлению фракции, то голосов консерваторов не хватило бы для одобрения боннско-парижских соглашений. Более сорока депутатов-лейбористов так или иначе не проголосовали против боннско-парижских соглашений 104. Этим на деле была оказана услуга консервативному правительству, тем более, что около тридцати консерваторов (из 321) уклонились от поддержки предложения Идена о ратификации.

Голосование верхушки правого крыла лейбористской партии против ратификации боннско-парижских соглашений было вызвано чисто тактическими соображениями. "Нью-Йорк Геральд Трибюн" писала: "Трудно вообразить Эттли в качестве ответственного премьер-министра, выступающим против договоров. Но как лидер оппозиции, преследуемый неумолчной критикой Эньюрина Бивена, он вынужден был склониться еще больше влево" 105, Лидеры Исполкома Эттли и Моррисон предпочли уклониться от выступлений во время дебатов. Ряд праволейбористских деятелей (Мэхью, лорт Пакенхэм, Белленджер, Пейджет) открыто выразили недовольство решением фракции и призвали поддержать правительство. Лорд Пакенхэм, например, заявил, что его партия никогда бы не сделала такой "достойной сожаления ошибки", если бы находилась у власти. 106

 

ГЛАВА II

ВСТУПЛЕНИЕ АНГЛИИ В ВОЕННЫЙ СОЮЗ С ГЕРМАНСКИМ МИЛИТАРИЗМОМ (1952-1955).

§ 1. Английская дипломатия в борьбе за спасение ЕОС. Обострение противоречий Англии с США и Францией.

Ратификация сенатом США и палатой общин Англии боннско-парижских соглашений и последовавший за этим период интенсивной деятельности реакционных кругов, направленной на ускорение ремилитаризации Западной Германии, не принесли им ожидаемых результатов. 1953 год ознаменовался серьезными победами сил мира. 27 июля 1953 г. было подписано перемирие в Корее. Сокрушительный крах потерпела берлинская авантюра. Патриотическое движение народных масс во Франции поставило под угрозу ратификацию боннско-парижских соглашений Национальным Собранием.

Успехи миролюбивых сил заставили активизироваться империалистическую реакцию и, в частности, удвоить усилия по созданию "европейской армии". Вопрос этот широко обсуждался во время очередной поездки Черчилля в США в январе 1953 года. Во время переговоров Эйзенхауэр и Даллес, озабоченные затягиванием дела с ратификацией боннско-парижских соглашений во Франции, настоятельно требовали от Англии установить "более тесные" отношения с ЕОС и. даже домогались от нее обещания в подходящий момент вступить в него. Однако Черчилль, отказался дать какие-либо конкретные заверения по этому вопросу, и в результате, как отмечал журнал "Юнайтед Стейтс Ньюс энд Уорлд Рипорт", "дело мало подвинулось". 1

Чтобы положить конец колебаниям "союзников" и в сжатые сроки добиться окончательного оформления ЕОС, государственный секретарь США Даллес совершил в феврале 1953 года турне по столицам западноевропейских стран - партнеров США по НАТО. Он потребовал завершить ратификацию боннско-парижских соглашений к 1 апреля 1953 г. и во всяком случае не позднее 23 апреля - дата, на которую намечалось открытие очередной сессии Совета НАТО. В противном случае он грозил резким сокращением помощи по программе взаимного обеспечения безопасности.

3 и 4 февраля Даллес и сопровождавший его руководитель программы "взаимной безопасности" Стассен вели переговоры с Черчиллем, Иденом, министром финансов Батлером и министром обороны Александером. Как и прежде, американским политикам не удалось получить от Англии обязательства, равносильные вступлению Англии в ЕОС. В то время, когда Даллес и Стассен пытались переубедить Черчилля и Идена, парламентский заместитель министра иностранных дел Наттинг во всеуслышание высказывался в палате общин против вступления Англии в ЕОС, в котором он усматривал "шаг к европейской федерации". 2

Вместе с тем, сделав ставку на ЕОС, правительство Черчилля оказывалось вынужденным пойти на новые жертвы ради его спасения, причем необходимо было действовать быстро, так как повсюду высказывались предположения о возможном провале партии Аденауэра на выборах в сентябре и о приходе к власти в ФРГ социал-демократов, выступавших против ратификации боннско-парижских соглашений.

В этих условиях нажим США ускорил события. Непосредственно после посещения Лондона Даллесом и Стассеном, 5 февраля 1953 г. английское правительство вручило шести странам меморандум о военном сотрудничестве с ЕОС. Это был первый официальный документ, в котором фиксировались чисто военные обязательства Англии перед ЕОС. Он предусматривал обмен офицерами командования и штабной службы, совместное обучение воинских соединений под началом главнокомандующего войсками НАТО в Европе, обмен авиационными подразделениями, координацию системы противовоздушной обороны.

Все эти обязательства означали, что Англия сделала еще один шаг к непосредственному участию в "европейской" агрессивной группировке. Вместе с тем они в значительной степени дублировали ранее принятые Англией обязательства по договору о НАТО. Новое состояло лишь в том, что теперь Англия соглашалась обучать солдат и летчиков единственной из шести стран ЕОС, не входившей в НАТО - Федеративной Республики Германии.

Исход лондонских переговоров показал, что ультиматум Даллеса не произвел должного эффекта. Тем не менее госдепартамент не отказался от своей тактики использовать на данном этапе Англию в качестве главного толкача боннско-парижских соглашений. Вталкивать Францию в ЕОС не только путем прямого дипломатического давления, а главным образом обещаниями за счет Англии до тех пор, пока последняя не исчерпает весь резерв возможных уступок - таков был замысел госдепартамента.

Между тем, поддерживаемые тремя западными державами, правящие круги ФРГ сумели 19 марта 1953 г. провести через бундестаг ратификацию боннско-парижских соглашений в третьем чтении. В апреле того же года Аденауэр предпринял свою первую поездку в США. В переговорах с Эйзенхауэром вопросу о ЕОС было отведено центральное место. Как это следовало из коммюнике, ФРГ и США обязались "без колебаний продвигать вперед дело европейского единства посредством скорейшей ратификации договора, учреждающего ЕОС". 3 Впоследствии, летом-осенью 1953 года, когда, с одной стороны, произошла консолидация сил боннской реакции, одержавшей крупную победу на сентябрьских выборах, а с другой - усилились колебания среди партнеров США по НАТО, Соединенные Штаты заключили с ФРГ ряд секретных соглашений, по которым формирование западногерманского вермахта должно было начаться независимо от судьбы боннско-парижских договоров. Планы организации непосредственного военного союза между США и ФРГ породили серьезные опасения в Англии. Английские правящие круги считали, что создание оси Вашингтон-Бонн основательно подорвет позиции Англии в Европе. Во всяком случае в Лондоне находили, что воссоздание западногерманского вермахта в рамках ЕОС будет наименьшим злом.

Не желая, однако, спасать ЕОС ценою серьезных политических уступок и отказываясь поэтому от вступления в ЕОС, Англия все чаще стала прибегать к прямому нажиму на Францию, как главному средству для ускорения "интеграции" Европы. В результате началась подлинная травля Франции англо-американской дипломатией. Выступая на ежегодной конференции консервативной партии в Маргете 10 октября, премьер-министр Черчилль заявил: "Если французы не согласятся на создание европейского оборонительного сообщества, то у нас не будет никакого иного благоразумного выхода, кроме какого-либо иного мероприятия, которое присоединит силы Германии к силам западных союзников через организацию Северо-атлантического пакта". 4 Маргетское заявление Черчилля означало, что Англия готова пойти на новые уступки Соединенным Штатам и согласиться в принципе на включение ФРГ в НАТО. Вместе с тем, оно было рассчитано на то, что, запуганная перспективой полной изоляции, Франция ратифицирует боннско-парижские соглашения и тем самым избавит Англию от необходимости делать эти уступки.

Политика совместных англо-американских угроз по адресу Франции ярко проявилась на совещании трех западных держав на Бермудских островах 4-7 декабря 1953 г. По собственному признанию Черчилля, там он вновь пустил в ход свою маргетскую альтернативу: либо ратификация Францией боннско-парижских соглашений, либо включение ФРГ в НАТО. Со своей стороны США пригрозили Франции "мучительным пересмотром" американской внешней политики, если та по-прежнему будет медлить с ратификацией. 5

На 12 сессии Совета НАТО, открывшейся 14 декабря 1953 г. в Париже, американцы предъявили новый ультиматум Франции: ратифицировать боннско-парижские соглашения не позже середины марта 1954 года. В Англии не разделяли точку зрения Вашингтона относительно установления точной даты ратификации, но в общем линия госдепартамента на ускоренное создание ЕОС поддерживалась почти безоговорочно. Черчилль вполне одобрительно отнесся к речи Даллеса в Париже по поводу возможного "мучительного пересмотра" внешней политики США. Прокомментировав в палате общин эту речь, он заявил: "Нужно ясно указать французскому народу на все возможные последствия провала ЕОС... Это жизненно важно". 6

Американское давление на Англию особенно усилилось к весне 1954 года, когда под влиянием известной разрядки международной напряженности, достигнутой в результате усилий миролюбивых стран, и в особенности вследствие огромной популярности советских предложений о коллективной безопасности в Европе, выдвинутых на Бердинском совещании, кризис ЕОС вступил в свою новую стадию. В марте 1954 года обнаружилось, что второй ультиматум Даллеса (декабрь 1953 года) постигла такая же бесславная участь, как и первый. Госдепартамент США, казалось, уповал теперь прежде всего на английскую поддержку. И эта "поддержка" пришла в виде "новых" и на этот раз последних гарантий Англии "европейскому сообществу".

13 апреля 1954 г. Англия подписала "Соглашение о сотрудничестве между Соединенным Королевством и европейским оборонительным сообществом", "Заявление об общей политике по вопросу о военных связях между вооруженными силами Соединенного Королевства и вооруженными силами ЕОС" и одностороннюю "Декларацию" о своей политике в отношении ЕОС и НАТО. 7

В этих документах впервые в договорной форме предусматривалось сотрудничество сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил Англии и ЕОС под началом главнокомандующего войсками НАТО в Европе в вопросах военного обучения, тактики, штабной службы и стандартизации снаряжения. Новое, по сравнению с более ранними английскими гарантиями, состояло в том, что предусматривалось включение отдельных эскадрилий и полков английских ВВС в ВВС ЕОС, а также включение соединений британской армии в армию ЕОС - и наоборот. Во исполнение этих гарантий Англия обязалась передать под командование ЕОС одну бронетанковую дивизию английской рейнской армии.

Англия назначила своего представителя, который мог "присутствовать на заседаниях Совета Министров ЕОС при обсуждении проблем, имеющих общий интерес", и посылала миссию в Комиссариат с целью установления "тесной и непрерывной связи с ним". Наконец, Англия односторонне заявляла, что она не выведет войска с европейского континента "до тех пор, пока существует угроза безопасности Западной Европы и ЕОС".

В новых "гарантиях", основывавшихся на признании равенства прав ФРГ, еще отчетливее, чем в первых английских гарантиях, выступала линия английских правящих кругов на военный союз с Западной Германией. Одновременно, в них нельзя не видеть стремления Англии оказывать возможно большее влияние на европейские дела при минимуме обязательств со своей стороны.

Действительно, во всем, что касалось Франции и других участников ЕОС, кроме ФРГ, Англия по существу ограничивалась повторением своих старых обязательств по Северо-атлантическому и другим договорам. Давая согласие на посылку своих представителей в органы ЕОС, Англия рассчитывала, что им удастся стать арбитрами в спорах между участниками ЕОС и прежде всего между Францией и ФРГ. Сохраняя за собой, в отличие от шести стран ЕОС, полный контроль над собственными вооруженными силами, над военным бюджетом и установлением срока военной службы и ограничиваясь "условным" включением в ЕОС одной бронетанковой дивизии, Англия получала возможность заигрывать как с Соединенными Штатами, так и с Францией.

Спасая без больших жертв ЕОС, Англия избегала наибольшего зла - образования оси Бонн-Вашингтон и прямого участия ФРГ в НАТО. Выгодность политики гарантий ЕОС, казалось, состояла и в том, что они носили не односторонний, а взаимный характер. В связи с этим в прессе указывалось на возможность установления английского контроля над военно-морскими силами стран ЕОС, а также на ряд преимуществ в деле подготовки военных кадров английской армии.

Оставаясь с помощью политики "гарантий" ЕОС вне самого сообщества и получая вследствие этого ряд выгод, Англия вместе с тем все глубже втягивалась под американским нажимом в агрессивное объединение некоторых европейских стран.

* * *

Во Франции новые английские "гарантии" были встречены с не меньшим скептицизмом, чем первые. "Монд" с явным недовольством писала: "Английское правительство само определило объем своих прав и обязательств. Следует ли удивляться тому, что первым оно отвело больше места, чем вторым? 8 "Между тем, не взирая на колебания Франции, США и Англия по-прежнему были преисполнены решимости не допустить краха ЕОС, так как и без того политика "с позиции силы" терпела одно поражение за другим. Не удались попытки США организовать немедленную интервенцию в Индо-Китае. Рухнули империалистические планы втягивания Индии в военные группировки. Провалилась политика полного игнорирования КНР как великой державы: США и Англия вынуждены были согласиться на участие Китая в Женевском совещании. Берлинское и Женевское совещания, созванные в результате требований мировой общественности и настойчивой борьбы СССР, КНР и всего социалистического лагеря за мир, наглядно продемонстрировали нереальность политики "с позиции силы". Они показали также, что единственным путем урегулирования сложных международных вопросов является путь переговоров на основе взаимности.

Чтобы "стабилизировать" обстановку и тем самым создать необходимые предпосылки для более успешного проведения политики "с позиции силы" агрессивные силы США и Англии удвоили усилия по спасению ЕОС.

Весной-летом 1954 года Франция подверглась новому давлению со стороны США и Англии. В отличие от периода до апреля 1954 года это давление не прикрывалось больше новыми обещаниями по линии английских гарантий, ибо, как выразился "Экономист", Англия сказала уже в этом отношении "последнее слово". 9 Старые же обещания, разумеется, продолжали усиленно пропагандироваться.

Вопрос об ЕОС широко обсуждался на Вашингтонском совещании США и Англии в конце июня 1954 года.

На этом совещании Черчилль и Идеи поставили вопрос об альтернативах ЕОС на случай его провала. Инициатива английских политиков основывалась прежде всего на реальной оценке обстановки и преследовала следующие цели : во-первых, не допустить замешательства среди западных держав в случае провала ЕОС и обеспечить перевооружение ФРГ согласно заранее подготовленному плану ; во-вторых, не допустить двустороннего сговора США и ФРГ за спиной Англии и нейтрализовать все другие планы перевооружения Западной Германии, осуществление которых привело бы к подрыву позиций Англии в Западной Европе; 10 в-третьих, связать американскую дипломатию поддержкой такого плана, который в создавшихся условиях в наибольшей степени отвечал бы интересам самих английских агрессивных сил, рассчитывавших и перевооружить ФРГ и укрепить свое влияние на континенте; в-четвертых, разговорами об альтернативах запугать Францию и лишний раз попытаться сласти ЕОС.

Вынашивая свои собственные планы относительно способов перевооружения ФРГ, шедшие вразрез с английскими притязаниями на руководящую роль в европейских делах, США в общем отнеслись благоприятно к самой постановке вопроса об альтернативах ЕОС. Отличие их позиции от английской состояло лишь в том, что, как писал "Экономист", американцы предпочитали пока говорить об альтернативах "в полголоса". 11 В результате, несмотря на противоположные интересы США и Англии во всем, что касалось решающего влияния на европейские дела, обе стороны решили учредить "англо-американскую группу" для разработки нового плана перевооружения Западной Германии на случай срыва ЕОС.

5 июля 1954 г. англо-американская группа, обосновавшаяся в английской столице, приступила к работе. Неделю спустя было достигнуто соглашение о том, что, независимо от положения дел с ратификацией договора об ЕОС во Франции, боннский договор, во всяком случае, должен вступить в действие. При этом предполагалось, что если Франция не пойдет на такую операцию, то Англия и США проведут ее вопреки Франции, используя, в частности, свое большинство (два голоса против одного) в Верховной Союзнической Комиссии. План отделения боннского договора от парижского в конечном счете имел своей целью запугать Францию и вынудить ее последовательно ратифицировать оба договора. Что касается вопроса об альтернативах ЕОС, то вследствие острых англо-американских противоречий он на данной стадии так и не был разрешен.

С особой силой обострились противоречия между западными державами на брюссельском совещании шести стран - участниц договора об ЕОС, проходившем 19-22 августа 1954 г. На этом совещании французский премьер-министр Мендес-Франс выдвинул ряд поправок к договору об ЕОС, имевших целью облегчить ратификацию этого договора Национальным Собранием. 12 Поскольку эти поправки принижали федеративный характер ЕОС, а также ущемляли в ряде вопросов "права" немецкого вермахта, США и ФРГ решительно отказались поддержать их. Англия в период брюссельского совещания в общем поддерживала американскую и западногерманскую дипломатию.

Решающее влияние на исход дебатов в Национальном Собрании оказал, однако, французский народ. 30 августа 1954 г. Национальное Собрание Франции большинством в 319 голосов против 264 отклонило боннско-парижские соглашения. Это была серьезная победа всех миролюбивых сил над силами агрессии и реакции. "Руководители Западной Германии и европейского движения были публично унижены, американцы раздражены, а англичане ввергнуты в мрачное уныние", 13 - такими красками передавал "Экономист" впечатление, которое произвел провал ЕОС на правящие круги западных держав.

 

§ 2. Политика англо-германского "сотрудничества" и прямое пособничество английской реакции боннским реваншистам в сколачивании агрессивного вермахта.

Не дожидаясь ратификации боннско-парижских соглашений всеми их участниками, Соединенные Штаты и Англия приступили во второй половине 1952 года к новой серии мероприятий, направленных на дальнейшее перевооружение Западной Германии. 25 июля 1952 г. США, Англия и Франция сняли все ограничения как с установленной квоты выплавки стали, так и с производственных мощностей металлургической промышленности Западной Германии.

Параллельно с этим проводилась усиленная подготовка к воссозданию регулярной западногерманской армии.

Во исполнение планов, намеченных в речи Идена в палате общин от 5 февраля 1952 г., английское правительство предприняло конкретные шаги по организации военного сотрудничества между Англией и ФРГ. 6 августа 1952 г., выступая в Годесберге, главнокомандующий британской армии на Рейне генерал Хардинг прямо указал на необходимость "со временем" организации "разумного взаимодействия" между английскими и западногерманскими войсками. 14 Через месяц, в сентябре, ряд бывших офицеров германской армии во главе с уполномоченным правительства ФРГ по вопросам безопасности получили разрешение наблюдать осенние маневры британской армии на Рейне. Они осмотрели также английский танк "Центурион" и сделали свои замечания. Стремление английских правящих кругов к ускорению военного сотрудничества между Англией и Западной Германией дошло до того, что в 1953 году парламентский заместитель министра иностранных дел Англии Наттинг заявил, что он не возражал бы против передачи английских войск под командование немцев. 15

Английское правительство ускорило также проведение мер по подготовке в Англии кадровых офицеров будущего западногерманского вермахта. В ноте шести странам-участникам ЕОС-от б февраля 1953 г. оно взяло на себя обязательство организовать обучение немецких военнослужащих в английских военных училищах, расположенных как в Англии, так и в Западной Германии. Особое внимание уделялось обучению кадров для военно-воздушных сил ФРГ. Согласно сообщению "Дейли Геральд", к концу августа 1952 года английское министерство авиации в основном уже завершило разработку планов обучения в английских вооруженных силах значительного числа немецких летчиков, включая ветеранов гитлеровской авиации.

На протяжении 1953 года в Англии побывал ряд видных деятелей западногерманской военщины. 30 апреля 1953 г. Англию посетила группа военных экспертов так утвердила поправки к боннской конституции, устанавливавшие совместимость последней с боннско-парижскими соглашениями и предоставлявшие правительству право ввести всеобщую воинскую повинность сразу же после ратификации договора о ЕОС. Таким образом, Англия вместе с США и Францией добивалась не только установления формально-юридического основания боннско-парижских соглашений с тем, чтобы предоставить президенту ФРГ право без отлагательства подписать их, но и соглашались со временем передать дело возрождения немецкого вермахта целиком в руки западногерманских милитаристов.

После подписания боннско-парижских соглашений английское правительство еще упорнее стало искать пути сближения с ФРГ. Участился приезд в Англию всевозможных делегаций Западной Германии, стали практиковаться выступления влиятельных английских политиков с лекциями об англо-германской дружбе, шире развернулась радиопропаганда.

"Сближению" Англии и ФРГ должны были послужить также поездки в Англию боннского канцлера Аденауэра в мае 1953 года и вице-канцлера Блюхера в мае- июне 1953 года и в апреле 1954 года.

Установка на перевооружение Западной Германии, лежащая в основе "сближения" между Англией и ФРГ, обостряет англо-западногерманские противоречия. Примером в этом отношении может служить история с англо-германской ассоциацией, учрежденной в 1951 году. Эта ассоциация превратилась в место ожесточенных споров между входящими в нее представителями различных партий и политических течений Англии и ФРГ. Уже на состоявшейся в 1953 году в Кенигсберге, близ Бонна, конференции этого общества английские представители были повергнуты в ужас заявлением фон Брентано о том, что всякая форма "нейтрализации" Германии исключена и что требование возвратить "потерянные провинции" к востоку от Одера должно быть "полностью поддержано". Бонн "показал зубы дракона", - писал по этому поводу присутствовавший на заседании ассоциации бивенист Р. Кроссмэн. 16

В 1955 году на конференции в том же Кенигсвинтере атмосфера накалилась еще больше. План Бонина, бывшего начальника отдела планирования в ведомстве Бланка, предусматривавший организацию независимого от НАТО германского вермахта и в особенности предложения члена свободно-демократической партии Пфляйдерера о необходимости восстановления дипломатических отношений ФРГ с Советским Союзом и о создании "нейтральной" Германии на основе компромисса между политическими порядками в ФРГ и ГДР - вызвали резкую критику со стороны английских правых лейбористов Г. Моррисона и Д. Хили. Разоблачив себя как прислужников агрессивных сил, Моррисон и Хили сумели найти общий язык на конференции лишь с небольшим числом наиболее правых представителей аденауэровской партии ХДС - приверженцев перевооружения ФРГ в рамках западноевропейского союза. Конференция окончилась полным провалом. Как сообщал один из ее участников, впечатление было такое, что "крысы покидают корабль". 17

 

§ 3. Англия и советские предложения о коллективной безопасности и по германскому вопросу. Позиция Англии на Берлинском совещании 1954 года.

Поощряя западногерманский милитаризм, английские правящие круги всячески поддерживают план так называемого "освобождения" ГДР. При этом имеется в виду конечная цель - включение всей Германии в агрессивные группировки некоторых европейских государств. Взамен Советскому Союзу предлагаются пресловутые "гарантии безопасности". В своей речи в палате общин 11 мая 1953 г. 18 Черчилль заявил, что договор, подобный Локарнскому, мог бы быть применен и в отношениях между Германией и Советским Союзом. Это предложение обсуждалось и на Бермудском совещании в декабре 1953 года.

Прежде всего, бросается в глаза сама ссылка на локарнские соглашения, которые, как известно, должны были канализировать германскую агрессию в восточном направлении и которые не спасали от войны. История учит, что гарантировать мир в Европе может только недопущение возрождения милитаризма в Западной Германии и создание эффективной системы коллективной безопасности.

Принятие этих "гарантий" Советским Союзом на деле означало бы его отказ от борьбы за подлинно демократическую и миролюбивую Германию, согласие на восстановление по всей Германии реакционных порядков и на включение всей Германии в агрессивные военные союзы - на что СССР, естественно, не мог согласиться. Вместе с тем, согласие Советского Союза стать участником нового "Локарнского" договора давало бы много для безопасности Англии на случай, если ФРГ порвет с атлантической стратегией и выступит против своих ,,союзников". Ясно, что предложения Черчилля о новом "Локарнском" договоре были совершенно неприемлемыми для Советского Союза.

Советское правительство считало, что прекращение войны в Корее создало благоприятные условия для дальнейшего ослабления международной напряженности. Поскольку ответственность за поддержание всеобщего мира лежит главным образом на пяти великих державах - постоянных членах Совета Безопасности ООН, СССР предложил, чтобы эти державы (Франция, Англия, США, КНР, СССР) рассмотрели на совещании министров иностранных дел самый злободневный вопрос: о мероприятиях по смягчению напряженности в международных отношениях.

СССР предлагал также, чтобы указанное совещание министров иностранных дел в составе четырех его участников-Англии, Франции, СССР, США - подвергло бы всестороннему обсуждению важнейшие стороны германской проблемы: созыв мирной конференции для обсуждения вопроса о мирном договоре с Германией; образование временного общегерманского правительства и проведение свободных общегерманских выборов; облегчение финансово-экономических обязательств Германии, связанных с последствиями войны. Все эти советские предложения были направлены Англии, Франции и США в нотах от 4 и 15 августа, 28 сентября, 3 и 26 ноября и 26 декабря 1953 г.

Из ответных нот Англии Советскому Союзу от 15 июля, 2 сентября, 18 сентября, 16 ноября и 8 декабря 1953 г. следовало, что цели английской дипломатии состояли в следующем: во-первых, не допустить вообще рассмотрения вопроса о смягчении международной обстановки; во-вторых, не отступая ни на шаг от политики создания ЕОС, пригласить СССР в Лугано на конференцию четырех с повесткой дня, ограниченной вопросом об общегерманских выборах, 19 и путем прямого нажима заставить его принять требования западных держав. Если бы это не удалось, они рассчитывали свалить вину за срыв конференции на СССР.

Намеренно готовя срыв переговоров, английское правительство вместе с правительствами США, Франции и ФРГ участвовало в выработке требований, которые западные державы предполагали предъявить СССР на луганском совещании четырех министров иностранных дел об общегерманских выборах. Вопросу о так называемых "предварительных условиях" много времени было уделено на лондонском совещании министров иностранных дел США, Англии и Франции (16-18 октября 1953 г.) и в особенности на бермудском совещании глав правительств и министров иностранных дел этих держав в декабре 1953 года. Основное стремление западных держав сводилось к тому, чтобы заставить СССР официально согласиться на создание ЕОС и на перевооружение ФРГ.

Между тем, Советское правительство отнюдь не думало занимать пассивную позицию. В ноте западным державам от 26 ноября 1953 г. оно выражало готовность принять участие в совещании четырех министров иностранных дел. При этом Советский Союз имел в виду, что на совещании будут подвергнуты обсуждению наиболее важные стороны германской проблемы. СССР также заявлял, что он поставит на совещании четырех вопрос о созыве в ближайшее время совещания пяти министров иностранных дел по вопросу о разрядке международной напряженности. СССР предлагал, чтобы четыре державы собрались в Берлине.

Расчет Советского правительства оказался точен. Нота СССР вызвала крайнюю растерянность в лагере западных держав. Работа сепаратного совещания трех держав на Бермудских островах, и без того проходившая в обстановке самых острых разногласий, - в конце концов зашла в тупик. Единственным согласованным решением бермудского совещания было решение о принятии советских предложений. Советский Союз одержал крупную дипломатическую победу.

* * *

На Берлинском совещании четырех министров иностранных дел (25 января - 18 февраля 1954 г.) советская дипломатия сосредоточила внимание на связи германского вопроса с вопросом европейской безопасности. СССР учитывал, что создание системы коллективной безопасности в Европе коренным образом облегчило бы разрешение германского вопроса, тем более, что к началу 1954 года в Европе не существовало еще противостоящих друг другу военных группировок, а ФРГ не являлась членом Северо-атлантического блока. Советский Союз внес на совещании важное дополнение к своему проекту основ мирного договора с Германией, предусматривавшее, что на объединенную Германию не будет налагаться никаких обязательств политического или военного характера, вытекающих из договоров или соглашений, заключенных правительствами ФРГ и ГДР.

История показала, что политика раскола Европы на враждебные группировки чревата серьезной опасностью для дела мира. Не случайно, что образование таких группировок предшествовало как первой, так и второй мировым войнам, причем особо зловещую роль сыграл германский милитаризм, развязавший в Европе эти войны. Учитывая факты истории и руководствуясь интересами европейской безопасности и мира, СССР предложил на берлинском совещании одобрить основные принципы "Общеевропейского договора о коллективной безопасности в Европе". 20

Одним из таких принципов было невключение Германии в какие-либо сепаратные военные группировки. Она должна была стать, вместе с другими европейскими державами, равноправным участником системы европейской коллективной безопасности. До создания единой, миролюбивой, демократической Германии такими участниками могли быть ФРГ и ГДР.

Английская дипломатия, энергично поддержанная Даллесом и Бидо, выступила на совещании с пресловутым планом Идена, которого западные державы в основном придерживаются и до сих пор при подходе к германской проблеме. Существо этого плана сводится к разрешению германского вопроса по следующим пяти стадиям:
1. Свободные выборы по всей Германии под контролем четырех государств, имеющих оккупационные войска на германской территории. Избирательный закон вырабатывается упомянутыми четырьмя державами. В четырехсторонней комиссии по надзору за выборами решения принимаются большинством голосов.
2. Созыв избранного таким образом общегерманского национального собрания, главной задачей которого станет разработка конституции. До принятия конституции на западе Германии продолжают действовать власти ФРГ, на востоке - власти ГДР.
3. Разработка конституции и подготовка к переговорам о мирном договоре.
4. Принятие конституции и создание общегерманского правительства, на которое возлагается ответственность за ведение переговоров о мирном договоре и которому передаются полномочия правительств ГДР и ФРГ. 5. Подписание и вступление в силу мирного договора. Вопрос о выводе войск решается в соответствии с условиями последнего.

Делегация Англии приложила немало усилий, чтобы представить дело так, будто бы план Идена не предопределяет включения объединенной Германии в ЕОС. В плане Идена, с учетом принятой Англией поправки Даллеса от 3 февраля 1954 г., указывалось, что общегерманское правительство, созданное в результате "свободных" выборов, будет "уполномочено принять или отвергнуть международные права и обязательства Федеративной Республики (имелись в виду прежде всего боннско-парижские соглашения.- П. В.) и советской зоны Германии". 21

Нетрудно заметить, что это положение, без отказа западных держав от боннско-парижских соглашений, само по себе ничего не значило. Действительно, выход Западной Германии из ЕОС при объединении Германии, на возможность чего намекалось в плане Идена, по существу означал бы полный крах сообщества, ибо оно не могло существовать без этого "станового хребта". Не случайно западные державы столько внимания уделяли гарантиям целостности ЕОС. Так что если бы Западная Гер мания, объединившись с Восточной, отказалась от участия в ЕОС, то, выполняя свои обязательства, скажем, по декларации от 27 мая 1952 г., западные державы должны были применить против нее вооруженную силу со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но это означает, что ссылка в плане Идена на "свободу" общегерманского правительства "принять или отвергнуть" договор о ЕОС выглядела по меньшей мере блефом. 22

Итак, главный порок плана Идена состоял в том, что он противопоставлял германский вопрос вопросу о европейской безопасности, в том, что он подчинял "объединение" Германии стремлению западных держав произвести раскол Европы на враждебные группировки, интересам возрождения германского милитаризма.

План Идена проникнут страхом перед демократическими силами немецкого народа. Только этим можно объяснить то, что согласно ему "свободные" выборы должны проводиться под контролем оккупационных держав, которые сами к тому же вырабатывают избирательный закон. Только этим можно объяснить отклонение Англией и другими западными державами предложения СССР о приглашении на Берлинское совещание представителей ГДР и ФРГ. В противоположность этой, не отвечающей национальным чаяниям немецкого народа позиции, Советский Союз исходил и исходит из того, что решение германской проблемы - это дело прежде всего самого немецкого народа.

Советский Союз предложил в Берлине вывести еще до выборов оккупационные войска с территории Восточной и Западной Германии. Устранению всякого давления со стороны иностранных держав и германских монополий на избирателей полностью отвечало советское предложение о создании парламентами ГДР и ФРГ Временного общегерманского правительства с широким участием демократических организаций. Это правительство само, без вмешательства извне, выработало бы избирательный закон и обеспечило бы демократический характер общегерманских выборов.

В результате, стало бы невозможным повторение 1932 года, когда демократические институты были использованы реакцией и крупными монополиями для передачи власти германским фашистам.

План Идена и в этом отношении глубоко порочен. В разделе этого плана, громко озаглавленном "Гарантии свободных выборов", нет ни одного слова о необходимости мер, устранивших бы давление крупных монополий на избирателей и запрещающих милитаристскую и реваншистскую пропаганду. При таком положении дел выборы могли привести к результатам, не соответствующим ни национальным чаяниям немецкого народа, ни интересам мира в Европе.

Выдвигая на первый план общегерманские выборы, предложения Идена по существу оставляли в стороне вопрос о мирном договоре с Германией. Достаточно сказать, что подготовка мирного договора должна была начаться только лишь на третьей стадии плана. В этом опять-таки сказывалось стремление Англии под тем или иным предлогом уклониться от разрешения самого острого вопроса: должна ли объединенная Германия идти по пути милитаризма и участия в военных блоках или же должна стать действительно миролюбивой и демократической.

Руководствуясь заботой о скорейшем разрешении германского вопроса на мирной, демократической основе, СССР внес предложение поручить заместителям министров иностранных дел в течение трех месяцев подготовить согласованный проект мирного договора и созвать не позднее осени 1954 года Мирную конференцию для рассмотрения этого проекта. Особо подчеркивалось при этом, что на всех стадиях выработки мирного договора должны участвовать представители Германии, а впредь до образования Временного общегерманского правительства - представители ФРГ и ГДР.

Берлинское совещание обнаружило серьезные расхождения в подходе четырех держав к разрешению германской проблемы. Оно в частности показало, что США, Англия и Франция продолжают оказывать поддержку германским милитаристам и возрождают очаг войны и реакции в Европе.

В период до и после Берлинского совещания официальная английская пропаганда немало потрудилась над тем, чтобы развенчать советский проект Общеевропейского договора о коллективной безопасности. При этом главный упор делался на противопоставление его парижскому договору и на доказательство мнимых преимуществ последнего. Советские предложения изображались как план подчинения Советскому Союзу всей Европы и изоляции Соединенных Штатов, делались намеки, будто бы они направлены на советизацию всей Германии и тому подобное. Английский министр иностранных дел Идеи счел возможным сравнить советский проект обеспечения коллективной безопасности с американской доктриной Монро в применении к Европе. Одновременно он тщетно пытался доказать "оборонительный" характер НАТО и ЕОС.

СССР в ноте западным державам от 31 марта 1954 г. дал согласие на положительное рассмотрение вопроса об участии США в Общеевропейском договоре. Одновременно Советский Союз указывал, что НАТО перестало бы быть агрессивным союзом, если бы в нем принимали участие все без исключения великие державы, входившие в антигитлеровскую коалицию. В связи с этим советская дипломатия подчеркивала желательность и необходимость рассмотрения вопроса об участии Советского Союза в НАТО. Правительства западных держав поспешили отклонить советские предложения. 23

Но несмотря на это, советская дипломатия настойчиво и последовательно пропагандировала и отстаивала идею коллективной безопасности в Европе. В ноте западным державам от 24 июля 1954 г. оно предлагало в течение ближайших месяцев создать совещание всех желающих принять в нем участие европейских государств и США для рассмотрения вопроса о коллективной безопасности в Европе.

Непреклонно борясь за мир, Советское правительство в заявлении от 4 августа 1954 г. предложило созвать в августе - сентябре совещание министров иностранных дел четырех государств и рассмотреть на нем вопрос о созыве совещания всех европейских государств в соответствии с нотой от 24 июля, а также обсудить германскую проблему. Советское правительство учитывало при этом, что крах ЕОС создавал самые благоприятные условия для разрешения этой проблемы в рамках общеевропейской системы коллективной безопасности. Но и это предложение СССР было отвергнуто США, Англией и Францией, принявшимися создавать новую агрессивную группировку в Европе.

 

§ 4. Активизация борьбы английского народа против перевооружения Западной Германии. Кризис в лейбористской партии и обострение разногласий в лагере консерваторов.

Стремление консервативного правительства во что бы то ни стало спасти ЕОС вызвало справедливое возмущение народных масс страны. В своем воззвании от 14 марта 1953 г. Английский комитет защиты мира отмечал, что вооружение Германии против ее воли "создает условия для повторения корейской ситуации в центре Европы". Комитет настаивал на том, чтобы впредь до достижения соглашения четырех держав по германскому вопросу не должно иметь места никакого перевооружения Германии. Воззвание было подписано шестью членами парламента, теоретиком и историком лейбористского движения профессором Коулом, 24 бывшим генеральным секретарем профсоюза железнодорожников Фиггинсом, генеральным секретарем профсоюза табачной промышленности Перси Белчером и другими видными общественными деятелями.

В мае 1953 года в Манчестере состоялось пятое все английское совещание сторонников мира - Национальный конгресс действий в защиту мира. Ему предшествовали многочисленные митинги и конференции сторонников мира в Лондоне, Йоркшире, Ноттингемшире и других районах Англии. Делегаты конгресса представляли 712 различных организаций, в том числе 360 комитетов защиты мира, 250 профсоюзов и так далее. Участие в конгрессе не обусловливалось необходимостью обязательной поддержки Английского комитета защиты мира. На нем присутствовали посланцы многих организаций, не заявивших о такой поддержке: Квакерского общества друзей, Союза залог мира, Национального совета мира, Совета мира с Китаем, и так далее. Активное участие в конгрессе приняли представители Движения бывших военнослужащих - сторонников мира.

В единодушно принятой резолюции конгресс резко осудил ремилитаризацию Западной Германии и призвал к более действенной борьбе за мирное разрешение германского вопроса.

Германский вопрос широко обсуждался на 52-й конференции лейбористской партии в Маргете (28 сентября - 2 октября 1953 г.). Отличительная черта конференции состояла в том, что на ней образовалась довольно сильная группа из трех влиятельных профсоюзов (машиностроителей, электриков, железнодорожников), насчитывающих в общем 1 млн. 250 тысяч членов, 25 и располагающих, следовательно, таким же количеством голосов. Эта группа в союзе с большинством местных организаций партии 26 энергично выступила с критикой Исполкома, требуя от него, в частности, более последовательной и определенной политики в германском вопросе. В этих условиях тактика правого руководства партии приобрела чрезвычайно противоречивый и зигзагообразный характер.

С одной стороны, в представленной на рассмотрение конференции "Резолюции о внешней политике" Исполком нигде не высказывался в принципе против перевооружения Западной Германии. Резолюция безоговорочно поддерживала Северо-атлантический пакт, гонку вооружений, "европейское единство" и план Шумана. С другой стороны, в резолюции отвергалась политика насильственного "освобождения" Восточной Европы и заявлялось, что Германия может быть объединена только на основе соглашения четырех великих держав. Особого внимания заслуживает то место резолюции, где подчеркивалась недопустимость германского перевооружения "прежде, чем будут приложены дальнейшие усилия по обеспечению мирного объединения Германии". Разъясняя смысл маргетской резолюции, Морган Филлипс заявил на конференции, что в случае созыва совещания четырех держав по германскому вопросу, Англия должна предложить воздержаться от создания ЕОС, "пока у нас есть хоть какая-нибудь возможность рассмотреть вопрос об объединении" (Германии. - П. В.) и что впредь до заключения с Германией мирного договора ее западная часть должна во всяком случае "оставаться демилитаризованной". 27

Заявление генерального секретаря вполне правомерно считать официальным толкованием маргетской резолюции. А это означало, что лейбористская партия и парламентская фракция должны были выступать против перевооружения ФРГ до тех пор, пока Англия не выдвинет на совещании четырех предложение об аннулировании догов ора о ЕОС и пока СССР не откажется сделать встречный шаг в связи с этим предложением. Вскоре, однако, стало ясно, что праволейбористское руководство вовсе не собиралось выполнять партийные решения.

В конце февраля 1954 года правые лейбористы решили перейти к открытой поддержке консерваторов в вопросе перевооружения Западной Германии. Формальным предлогом для оправдания такой позиции были результаты выборов в ФРГ в сентябре 1953 года, якобы исполнившие четвертое "условие" Эттли (февраль 1951 года) и "условие" Исполкома (апрель 1952 года) и, главное, - результаты берлинского совещания, показавшие будто бы "несговорчивость" русских.

Через пять дней после завершения работы берлинского совещания, на котором английское правительство не только не отказалось от ЕОС и перевооружения ФРГ, но и всемерно поддержало этот курс, 23 февраля 1954 г. состоялось экстренное заседание парламентской фракции лейбористов. Эттли внес на ее рассмотрение следующую резолюцию: "Парламентская фракция..., признавая, что условия лейбористской партии относительно германского вклада в западную оборону в настоящее время удовлетворены, считает, что необходимо одобрить принятие Западной Германии в коллективную систему обороны Запада, в рамках которой германские вооруженные силы не угрожали бы своим соседям". 28 Несмотря на чрезвычайные меры (на заседание фракции были приглашены несколько лейбористов-членов палаты лордов) резолюция Эттли прошла большинством всего в 9 голосов (113 против 104). 24 февраля ее принял Исполком (14 голосами против 10).

Резолюции фракции и Исполкома формально отвергали все "условия", выдвигавшиеся ранее Эттли, кроме одного - третьего, гласившего, что включение немецких частей в "европейскую" армию должно быть осуществлено таким образом, чтобы возрождение военной угрозы со стороны ФРГ было устранено.

В специальном заявлении Исполкома от 28 апреля 1954 г., принятом в развитие февральских решений подчеркивалось, что третье условие Эттли наилучшим образом могло бы быть удовлетворено путем учреждения ЕОС в рамках НАТО. 29

Таким образом, в решающий момент (весна-лето 1954 года), когда дело шло о жизни и смерти ЕОС и когда стало ясно, что без поддержки лейбористов трудно рассчитывать на положительное отношение к ратификации боннско-парижских соглашений со стороны французских социалистов и социал-демократов ФРГ, правое крыло лейбористской партии, нарушая постановления партийных конференций 1952 и 1953 годов и вопреки своей собственной формально отрицательной позиции в палате общин 1 августа 1952 г., демонстративно встало на сторону поборников ЕОС.

Следует отметить, что приняв такое решение, правые лейбористы сочли необходимым перестраховаться.

В заявлении Исполкома от 28 апреля настолько сильный упор делался именно на ЕОС, что каждому было ясно - в случае краха сообщества правые лейбористы желают умыть руки (мы де голосовали в августе 1952 года против ЕОС !) и во всяком случае не связывать себя никакими предварительными обязательствами насчет альтернатив ЕОС и вообще насчет "безусловного" перевооружения Западной Германии. Вместе с тем, в принципе, необходимость перевооружения Западной Германии поддерживалась Исполкомом неукоснительно. В июне 1954 года Эттли заявил, что если ЕОС спасти не удается, то следует найти новый путь для того, чтобы обеспечить западногерманский "вклад в оборону". 30 * * *

Изменение официальной политики Исполкома в вопросе перевооружения Западной Германии вызвало сразу недовольство народных масс. В начале апреля 1954 года Английский комитет защиты мира впервые созвал Чрезвычайную конференцию по борьбе против перевооружения Западной Германии, на которой присутствовало 257 человек от 136 различных общественных организаций Англии. Конференция со всей силой подчеркнула необходимость энергичных и конкретных действий всех сторонников мирного разрешения германского вопроса.

Отвечая на "удар в спину" со стороны Генсовета Британского Конгресса Тредюнионов и Исполкома лейбористской партии, английские тредюнионы и местные организации лейбористской партии потребовали созыва Чрезвычайной конференции партии для обсуждения германской проблемы. В 1954 году против перевооружения ФРГ высказались ежегодные конференции тредюнионов, представлявших 2 млн. 500 тысяч членов профсоюзов, в том числе конференции Национального союза железнодорожников, Союза работников торговой и распределительной сети, профсоюза электриков, Объединенного союза машиностроителей, тредюниона рабочих химической промышленности, Ассоциации судостроительных и машиностроительных рабочих, Объединенного союза литейщиков, Объединенного общества деревообделочников. Таким образом, образовавшаяся в 1953 году в Маргете внушительная по количеству голосов группа профсоюзов - противников перевооружения Западной Германии, теперь увеличилась почти вдвое и грозила лидерам Транс-порт-Хауса и Исполкома серьезными неприятностями.

Огромным большинством голосов протест против перевооружения Западной Германии приняли конференции кооперативной партии, насчитывающей 1 млн. 100 тысяч членов (результаты голосования 5 092 000 против 2 410 000), а также Кооперативный союз, представляющий свыше 11 млн. членов.

К осени 1954 года против возрождения германского милитаризма выступило две трети всех местных организаций лейбористской партии, то есть приблизительно 700 тысяч членов партии.

Тесно сомкнувшись с консерваторами, лидеры Транс-порт-Хауса отказались от проведения Чрезвычайной конференции партии. Вместо этого они решили предпринять чрезвычайные меры. В марте 1954 года Исполком опубликовал специальную статью Г. Моррисона, в которой "разъяснялась" необходимость перевооружения Западной Германии. 31 18 июня руководящие лейбористские деятели приняли участие в двухчасовой радиопрограмме БиБиСи, имевшей ту же цель. 26 июня по радио выступил сам Эттли, приложивший все усилия к тому, чтобы защитить февральское решение Исполкома и перевооружение ФРГ в рамках ЕОС.

В довершение всего, в июле - августе 1954 года правые лейбористы подготовили и провели 15 региональных конференций лейбористской партии. С "разъяснением" февральских решений Исполкому на этих конференциях выступили видные деятели правого крыла, как Г. Моррисон, Морган Филлипс, Хью Гейтскелл, Хили, Хайнд, Уинтерботтом, Джеймс Гриффите и другие. Но затея правых лейбористов провалилась.

На конференции Восточной Англии в поддержку Гейтскелла выступил всего лишь один человек, все остальные заявили протест. В Портсмуте речь Моргана Фил-липса одобрили только два делегата, зато 20 выступили против. На конференции Лондона и Мидлсекса лишь один делегат поддержал Исполком. В Бирмингаме все выступавшие осудили февральское, решение. На конференции Восточного Мидленда из 29 делегатов, участвовавших в прениях, никто не поддержал Уинтерботтома. 550 делегатов Мерсейсайда освистали Г. Моррисона и устроили овацию члену парламента Ирвину, выступившему против перевооружения Западной Германии - и так повсюду без исключения.

В сентябре 1954 года в Брайтоне открылся 86-й Конгресс тредюнионов. За несколько дней до этого, 30 августа, Национальное Собрание Франции отклонило ратификацию парижских соглашений. Эта победа французского и других миролюбивых народов с воодушевлением была встречена в Англии. Лидерам Генсовета удалось провалить резолюцию протеста против ремилитаризации Западной Германии большинством всего навсего в 468 тысяч голосов (4090 тысяч против 3622 тысяч).

Еще менее утешительными для лидеров Транспорт-Хауса и Исполкома оказались результаты очередной 53-й конференции лейбористской партии в Скарборо (27 сентября - 1 октября 1954 г.). На рассмотрение конференции были внесены 57 резолюций, осуждавших перевооружение Западной Германии. Лишь ценою неимоверных усилий правые лейбористы сумели протащить "чрезвычайную" резолюцию, в которой говорилось о необходимости "обеспечить вклад Германской Федеративной Республики в коллективную безопасность... таким путем, который бы исключал возрождение германской военной угрозы". 32

Таким образом, и после краха ЕОС правые лейбористы открыто заявили о своем одобрении перевооружения ФРГ и раскола Европы. Тем самым оказывалась непосредственная услуга агрессивным силам, выполняя волю которых консервативное правительство выступило инициатором парижских соглашений, подписанных в октябре 1954 года. 33 Ссылка же на возможность "безопасного" перевооружения ФРГ, содержавшаяся в "чрезвычайной" резолюции, лишь изобличала правых лейбористов, ибо однажды она уже была ими использована для оправдания и поддержки обанкротившегося ЕОС (третье "условие" Эттли).

За "чрезвычайную резолюцию" было подано 3270 тысяч голосов, против 3022 тысячи. Таким образом, Исполкому удалось протащить ее большинством всего в 248 000 голосов. 34

* * *

Используя массовые выступления английского рабочего класса и всех сторонников мира и добившись от Эттли и Моррисона уступок на маргетской конференции 1953 года, бивенисты еще шире развернули борьбу за влияние в Исполкоме и в парламентской фракции под лозунгом осуществления маргетских решений. Они заявили, что, учитывая результаты голосования в Исполкоме и в парламентской фракции в феврале 1954 года, лидеры правого крыла не могут более претендовать на то, чтобы выступать в германском вопросе от имени всей партии. 35

План сторонников Бивена в отношении германской проблемы сводился к следующему:
(1) Никакого перевооружения Западной Германии, так как расчлененная Германия в конце концов попытается воссоединиться путем войны.
(2) Германии должна быть предоставлена возможность объединиться на основе "свободных институтов". Надо убедить СССР пойти на это.
(3) Нельзя ожидать, что СССР согласится на увеличение военной мощи Запада добавлением к ней военной мощи Германии.
(4) Вооруженные силы объединенной Германии должны быть ограничены уровнем, который сделает невозможным господство Германии на Западе.
(5) Германию, однако, не следует освобождать от экономического бремени, которое налагает вооружение на ее соседей.
(6) Германия не может оставаться постоянно нейтрализованной, так как это несовместимо с ее национальным суверенитетом.

Разрешение ни одной из крупных международных проблем современности (например, проблемы разоружения) не должно, по мнению бивенистов, являться каким-то предварительным условием для начала конструктивного подхода к германскому вопросу.

Из этих пунктов и разъяснений, содержащихся в выступлениях бивенистов следует, что в отличие от правительственной точки зрения бивенисты не склонны усложнять разрешение германской проблемы ссылками на ее связь с другими спорными международными проблемами. Э. Бивен, в частности, заявляет, что связывать политические урегулирования с разоружением практически означает свести на нет и то и другое. 36 Понятно, что такая позиция отличается большой реалистичностью и здравым смыслом.

Важнейшим моментом, который сближает точку зрения бивенистов в германском вопросе с позицией Советского Союза и ГДР и отличает ее от точки зрения нынешнего консервативного правительства и правых лейбористов, является признание ими необходимости отказа от втягивания отдельных частей Германии в военные группировки. В брошюре "Это не должно случиться" (1953 год) 37 бивенисты развенчивали все доводы в пользу ЕОС, содержавшиеся в брошюре праволейбористского руководства "В защиту Европы" 38 и подвергали критике позицию Идена на берлинском совещании, а также февральскую резолюцию Исполкома. Важно также, что сторонники Бивена признают то положительное влияние на разрешение германского вопроса, которое, несомненно, оказало бы создание системы коллективной безопасности в Европе.

Отметим далее, что бивенисты, в отличие от консервативного правительства и некоторых наиболее реакционных праволейбористских кругов, не питают иллюзий насчет так называемой "демократии" в ФРГ при существующем там режиме. Бивен осуждает возрождение концернов в Руре и возвращение их бывшим владельцам. Он указывает на прогрессирующий процесс "нацификации" ФРГ и называет правительство - Аденауэра "реакционным". 39

По ряду вопросов, относящихся к германской проблеме, бивенисты выступают, однако, с позиций английского правящего лагеря. Так, они считают, что в Восточной Германии господствуют антидемократические порядки и поэтому отказываются признать за трудящимися ГДР право на сохранение их завоеваний в будущей единой Германии. Говоря о необходимости "убедить" СССР согласиться на проведение "свободных" выборов, они заранее предвосхищают "политическое поражение коммунистов" в Восточной Германии 40. Именно это безусловное поражение и должно, по их мнению, компенсировать потерю западных держав, связанную с их возможным отказом от включения ФРГ в сепаратную военную группировку в Европе. Ясно, что такая точка зрения может лишь помешать скорейшему разрешению германской проблемы.

Вряд ли способствуют делу мира утверждения бивенистов о том, что вопрос о границах Германии (имеется в виду прежде всего польско-германская граница) еще не решен окончательно и подлежит будто бы особому рассмотрению. 41 Многие бивенисты и особенно те из них, которые группируются вокруг Р. Кроссмэна, выступают в защиту НАТО, видя в нем основу "западной солидарности".

Вместе с бивенистами против поддержки ЕОС выступили и другие группы лейбористов. Так, в феврале 1954 года группа лейбористов членов парламента (22 человека) во главе с У. Уорби потребовала, чтобы английское правительство добивалось объединения Германии на условиях, исключающих ее участие в военных блоках. В марте 1954 года Уорби и четверо других членов парламента, лейбористов: Дженни Ли (жена Э. Бивена), Паркин, Орбач, Деларжи, игнорируя февральское решение Исполкома, совершили поездку в Париж с целью открыто продемонстрировать свою оппозицию ЕОС и установить более тесный контакт со своими единомышленниками среди французских социалистов.

Февральские решения Исполкома 1954 года вызывали протест со стороны Антони Гринвуда, Хью Дальтона, английского историка Гуча и других известных лейбористов. С критикой политики правого руководства в германском вопросе выступили также лорды-лейбористы Силкин, Арчибальд, Стенсгейт и другие.

В период кризиса ЕОС и активной деятельности английского правительства по его спасению еще больше обострились разногласия и внутри консервативной партии. Правительственный курс впервые резко критиковался на заседаниях "Комитета консервативных членов парламента", являющегося самой многочисленной и наиболее авторитетной группировкой внутри консервативной партии. Многие консерваторы призывали правительство более внимательно отнестись к советским предложениям о коллективной безопасности в Европе и осуждали в связи с этим позицию Идена на Берлинском совещании 1954 года.

Большие опасения политика перевооружения Западной Германии вызвала также у ряда членов организации молодых консерваторов. Председатель Национального комитета молодых консерваторов Ван Страубензее, вернувшись осенью 1953 года из поездки в Бонн, заявил, что его потряс процветающий в Западной Германии "ярый национализм". Страубензее призывал не упускать из виду тот риск, который таит в себе для Англии политика поощрения германского милитаризма. 42

Даже деятели наиболее правого крыла консервативной партии, такие как, скажем, бывший английский посол во Франции в 1944-1947 годах Дафф Купер (лорд Норвич), не скрывают своей тревоги по поводу возрождения германского империализма. Дафф Купер выступает за установление международного контроля над Руром и Сааром и за перевооружение Западной Германии в той степени, в какой это могут позволить "миролюбивые страны". Позиция этого видного деятеля консервативной партии объясняется прежде всего стремлением не допустить гегемонии ФРГ в Европе, и, главное, - сближения между ней и Советским Союзом. 43

План Идена на Берлинском совещании встретил противодействие и со стороны некоторых имперских кругов консервативной партии. Бивербруковская печать, например, не разделяя правительственной точки зрения относительно "неизбежной" задержки с заключением мирного договора с Германией, призывала правительство смелее идти навстречу советским предложениям с тем, чтобы как можно скорее заключить германский договор и вывести оккупационные войска из Западной Германии. Дипломатический обозреватель бивербруковской "Ивнинг Стандард" Д. Хатчинсон писал, что если бы Иден согласился пойти на уступки СССР, то в Берлине можно было бы договориться о создании объединенной, невооруженной Германии. Такая Германия, по словам Хатчинсона, была бы достойной наградой, во имя которой стоило вести торг в Берлине. 44

Группа консерваторов Р. Бутби подвергла критике английскую позицию в Берлине, но под другим углом зрения. Сторонник теории "освобождения" Восточной Германии Бутби голословно обвинял СССР в срыве Берлинского совещания. Тем самым он вставал неофициальную точку зрения правительства и поддерживал план Идена постольку, поскольку он предусматривал включение ФРГ и всей Германии в агрессивные группировки. Вместе с тем Бутби не одобрял плана создания наднациональной Малой Европы (объединение ряда западноевропейских стран типа ЕОС) без участия Англии. Такая федеративная Малая Европа была бы, по его словам, основана на эфемерном равновесии сил между Францией и ФРГ, причем в конечном счете она превратилась бы в ширму для прикрытия безраздельной гегемонии последней. Бутби требовал, чтобы английское правительство отвергло ЕОС и тем самым создало бы необходимую предпосылку для разработки нового плана объединения Европы. 45

Отказ английского правительства хотя бы в какой-то мере поступиться интересами ЕОС на Берлинском совещании был немедленно осужден видным английским консерватором лордом Хинчингбруком, подчеркивавшим, что западные державы могли бы принять за основу советские предложения относительно объединения Германии. 46

Характеризуя разногласия в консервативной партии по вопросу о перевооружении Западной Германии и не преуменьшая их, следует учитывать, что консервативные критики этой политики, как правило, не отличаются последовательностью. Многие из них являются приверженцами северо-атлантической стратегии, направленной на обострение международных отношений.

§ 5. Военный союз Англии с германским милитаризмом на основе парижских соглашении 1954 года.

Провал ЕОС, осуществления которого столь настойчиво добивались английские правящие круги, не застал английскую дипломатию врасплох. Уже на протяжении долгого времени она неоднократно ставила вопрос об альтернативах сообществу. По ее инициативе была создана, как упоминалось выше, специальная англо-американская группа, занимавшаяся этим вопросом. В политических кругах Англии большое распространение получила идея о необходимости создания более "гибкого" и "свободного" военного союза некоторых европейских государств с участием Англии. Развивая эту идею, Р. Бутби предлагал сколотить организацию государств, вооруженные силы которых подчинялись бы "европейскому" министру обороны, ответственному перед национальными правительствами и Советом НАТО. Он считал, что перевооружение ФРГ в рамках такого широкого европейского союза с участием Англии и под прямым контролем со стороны НАТО будет наименее рискованным. Вместе с тем, гибкие рамки "европейского" объединения позволили бы Англии, по его мнению, с большим успехом добиваться усиления своей роли на континенте.

Результаты голосования в Национальном Собрании Франции немедленно привели в действие рычаги английской дипломатической машины.

30 августа Идеи, прервав отпуск, вернулся в Лондон и немедленно вызвал туда английского верховного комиссара в Западной Германии Хойер Миллара и посла во Франции Джебба. 1 сентября состоялось экстренное заседание британского кабинета по вопросу о положении в Европе. Поспешность, с которой британское правительство реагировало на крах ЕОС, обусловливалась рядом причин. Во-первых, всякое промедление могло быть использовано оппозиционными силами для дискредитации самой идеи германского вклада в "оборону" Запада. Во-вторых, необходимо было путем решительных действий провести в жизнь такой вариант западноевропейского союза, который бы в данных условиях в наибольшей степени отвечал интересам правящих кругов Англии. В-третьих, английское правительство опасалось, как бы крах ЕОС не толкнул США на создание оси Бонн-Вашингтон, что могло привести к изоляции Англии в НАТО. В-четвертых, надо было спасать правительство Аденауэра, так как провал ЕОС подорвал его авторитет. В-пятых, не менее важным казалось сковать слишком экстремистские тенденции в боннских правящих кругах, не дать им разрастись, связав ФРГ новым изданием боннского договора.

На заседании британского кабинета 1 сентября было решено в принципе одобрить перевооружение Западной Германии в рамках НАТО и на основе союза, в который бы вошли США, Англия и ФРГ. Что касается Франции, то ее участие в этом союзе открыто ставилось под вопрос. Конкретно все это планировалось разрешить на конференции 9 держав (шесть стран ЕОС, США, Англия, Канада), которую английское правительство намеревалось немедленно созвать в Лондоне. В Вашингтоне к инициативе Англии отнеслись с подозрением. "Нью-Йорк Таймс" писала, что прежде чем созывать конференцию держав, необходимо выработать согласованную англо-американскую линию по вопросу о германском перевооружении и суверенитете. Газета с сожалением отмечала, что англо-американские разногласия зашли слишком далеко и что их надо урегулировать путем двухсторонних переговоров. 47

Под давлением Даллеса, а также из опасений, как бы преждевременный созыв конференции не привел к повторению плачевных результатов брюссельского совещания (август 1954 года), английское правительство согласилось на некоторую отсрочку. Не желая, однако, упускать выгодный момент, Форин Оффис действовал без колебаний. В сопровождении помощника министра иностранных дел Фрэнка Робертса и личного секретаря Рамбольда, министр иностранных дел Идеи совершил шестидневное турне по столицам европейских государств. Он посетил Брюссель, где вел переговоры с министрами иностранных дел Бельгии, Голландии и Люксембурга, а также Бонн, Рим, Париж и 16 сентября возвратился в Лондон. Почва для переговоров в этих странах заблаговременно подготавливалась Хойер Милларом, а также Джеббом и другими английскими послами в европейских странах.

Главным звеном в плане Идена, который он обсуждал с государственными деятелями шести государств, была идея о расширении Брюссельского пакта 1948 года путем включения в состав его участников перевооруженной ФРГ и Италии. Соглашаясь в принципе на вступление ФРГ в НАТО, Идеи настаивал на постепенном разрешении этого вопроса. На этой почве в Бонне не обошлось без столкновений между Иденом и Аденауэром, считавшим, что Совет НАТО должен немедленно вынести решение о приеме ФРГ. Совместное коммюнике о переговорах между Иденом и Аденауэром, проходивших 12-13 сентября, скрывало эти разногласия, указывая лишь, что стороны надеются на созыв в ближайшее время "совещания". 48 Пресса сообщала, что Аденауэр вначале отказывался принять участие в лондонском совещании девяти держав и требовал вместо этого созвать Совет НАТО. 49

За спиной Аденауэра стояли Соединенные Штаты. Добившись отсрочки лондонской конференции и предполагая спутать карты английской дипломатии, госдепартамент предпринял энергичную попытку добиться немедленного приема ФРГ в НАТО. Если этого не выйдет, он рассчитывал обеспечить перевооружение Западной Германии в рамках двустороннего соглашения между США и ФРГ.

Чтобы нейтрализовать английскую инициативу и не допустить усиления английского влияния в Европе, по пятам за Иденом был послан заместитель помощника государственного секретаря Роберт Мэрфи, который после коротких переговоров в Лондоне с постоянным заместителем министра иностранных дел Киркпатриком устремился на континент и нагнал Идена в Бонне. Не успел Аденауэр проводить Мэрфи, с которым он имел в день отъезда Идена полуторачасовую беседу и которого вторично принял 14 сентября, как 16 сентября в Бонн прибыл сам государственный секретарь Даллес. В это время, 15 и 16 сентября, Идеи вел переговоры с Мендес-Франсом в Париже. Это была самая трудная часть миссии Идена. Сообщение о поездке Даллеса в Бонн, минуя Париж, еще больше осложнило обстановку.

До сих пор все шло относительно успешно. В Брюсселе бельгийские, голландские и люксембургские министры без существенных оговорок одобрили план Идена. По словам одного английского политика, во время брюссельских переговоров страны Бенилюкса обещали Англии "полную поддержку" в осуществлении "ведущей роли в ликвидации бреши, образовавшейся вследствие отклонения ЕОС". 50 В Бонне Идену, в конце концов, удалось уговорить Аденауэра принять участие в лондонской конференции. Несмотря на вскрывшиеся во время боннских переговоров острые разногласия между Англией и ФРГ по вопросу о "суверенитете" Западной Германии, 51 Идеи добился также согласия Аденауэра на участие ФРГ в новом издании Брюссельского договора 1948 года. В совместном коммюнике Идена и Аденауэра говорилось, что Англия и ФРГ предпримут усилия для достижения европейского единства, в котором Англия могла бы играть первую роль. 52 В Риме итальянский министр иностранных дел Пиччони, в свою очередь, благосклонно отнесся к английским предложениям о создании в Европе нового блока.

Уже тот факт, что визит Идена в Париж завершал его турне по европейским столицам говорил о том, что Францию пытались поставить перед совершившимся фактом в отношении альтернативы ЕОС. Подводя итоги переговоров Идена с Мендес-Франсом, "Таймс" отмечала, что ни одна из сторон не добилась того, чего хотела. 53 Во Франции не разделяли новой точки зрения Англии в отношении вступления ФРГ в НАТО. Там считали, что английская формула о включении Западной Германии в Брюссельский пакт с последующим постепенным оформлением ее прямого членства в НАТО в конечном счете приведет к полной сдаче позиций американцам. Указывали также на известное решение Национального Собрания от 17 февраля 1952 г., в котором оно категорически возражало против принятия ФРГ в Северо-атлантический блок.

Между тем, ни в Англии, ни тем более в США не были слишком расположены считаться с мнением французов. В английских политических кругах широкое хождение получила мысль о санкциях в отношении Франции за провал ЕОС. "Экономист" писал, что если Франция вновь попытается наложить вето на планы перевооружения Западной Германии, то Англия и США должны вызвать ее "на откровенный разговор". 54 По словам одного английского дипломата, отказ Франции от приема ФРГ в НАТО должен был послужить предлогом для США и Англии "принять на себя весь риск и следовать своим собственным путем". 55

В ходе переговоров Идеи а с Мендес-Франсом вопрос о согласии Франции на постепенное включение ФРГ в НАТО так и не был разрешен. Идеи, однако, получил заверения, что французское правительство не разделяет точки зрения о "нейтрализации" ФРГ и что оно готово обсудить на специальной конференции вопрос о расширении Брюссельского договора, в котором, как говорилось в коммюнике, примет участие и Англия. 56

Таким образом, несмотря на серьезные препятствия и подводные камни, английской дипломатии удалось добиться принципиального согласия стран Бенилюкса, ФРГ, Франции и Италии на перевооружение Западной Германии в рамках так называемого нового Брюссельского пакта. Несомненно, что это значительно укрепляло позиции Англии в предстоящих лондонских переговорах между Даллесом, с одной стороны, и Черчиллем и Иденом - с другой. Во время переговоров в Лондоне, состоявшихся 17 сентября, со всей силой обнаружились англо-американские разногласия в германском вопросе. Даллес, ссылаясь на мнение западногерманских правящих кругов, с которыми он вел переговоры в Бонне, настаивал на предоставлении ФРГ одинаковых прав с другими членами НАТО и на незамедлительном приеме ее в эту организацию. Черчилль и Идеи упирали на то, что прежде всего следует заняться расширением Брюссельского пакта, а вопрос о приеме ФРГ в НАТО решить постепенно.

В результате было достигнуто компромиссное соглашение. Американская дипломатия, в принципе одобрила брюссельский вариант перевооружения Западной Германии. Третируя Францию, США вовсе не намеревались исключать ее из "западного единства" 57 и вынуждены были учитывать, что английский вариант создает большие возможности, чем ЕОС, для вовлечения Франции в "европейскую" группировку. К тому же США надеялись, что английская инициатива не будет иметь серьезных последствий, ибо в конце концов США и Западная Германия имели немало шансов нейтрализовать дальнейшие попытки Англии захватить руководство в Западной Европе в свои руки. Наконец, в Вашингтоне полагали, что вступление Англии в расширенную брюссельскую группировку держав не столько усилит, сколько ослабит Англию, ибо она не будет уже пользоваться преимуществами положения "вне коалиции".

Со своей стороны, Англия во время лондонских переговоров с Даллесом пошла на уступки американцам. Так, в коммюнике о переговорах Идена и Даллеса прямо отмечалось, что в задачу созывавшейся в Лондоне конференции девяти будет входить разработка мероприятий, имевших целью "связать Федеративную Республику Германии с западными странами на основе полного равенства". Как показали последующие события, эта формулировка означала согласие Англии на немедленное вступление ФРГ в Северо-Атлантический блок.

Англо-американский компромисс, разумеется, не был прочным. Он лишь временно загонял внутрь выступившие на поверхность разногласия и никак не устранял их глубинные причины. Этот компромисс был заключен за спиной Франции и против нее. Бивенист Гарольд Вильсон с своем выступлении в Лондоне правильно отмечал, что совещание Идена и Даллеса имело целью оказать совместный нажим на французское правительство и заставить его согласиться на требования Аденауэра. 58

* * *

28 сентября -3 октября 1954 г. в Лондоне состоялось совещание министров иностранных дел девяти держав: США, Англии, Франции, ФРГ, Италии, Канады, Бельгии, Голландии и Люксембурга.

Английская дипломатия ставила своей задачей добиться максимума возможного при минимуме уступок. Англо-канадский блок на лондонском совещании успешно противостоял попыткам Франции и США безоговорочно включить Англию в Западноевропейский союз в ущерб интересам Британской империи. Однако Идену пришлось заявить о готовности Англии держать на европейском континенте в течение 44 лет четыре дивизии и авиационное соединение.

"Сенсационное" заявление Идена должно было облегчить достижение договоренности по главному вопросу - о перевооружении Западной Германии в рамках западноевропейского союза и НАТО. Согласно лондонскому Заключительному акту, 59 опубликованному 3 октября, Западная Германия получала возможность создать вермахт в 500 тысяч человек с 1350 самолетами и присоединиться к Брюссельскому пакту 1948 года и к Северо-атлантическому договору.

Заявление Идена не положило конец разногласиям на лондонском совещании. Франция требовала новых гарантий и прежде всего установления контроля над вооружением Западной Германии. Идеи изо всех сил пытался примирить разногласия между Францией, с одной стороны, и США и ФРГ - с другой. В итоге США оказались вынужденными отказаться от безапелляционной поддержки Аденауэра и поддержать "компромиссный план" министра иностранных дел Бельгии Спаака.

Этот план, формально позволяя контролировать в Западной Германии производство бактериологического, химического и атомного оружия, не предусматривал никакого надзора над производством самолетов, танков, пушек и так далее. Стоило Франции выразить протест против такого "компромисса", как Идеи открыто встал на сторону США и заявил, что Мендес-Франс ставит на карту "великое дело". 60

Чтобы смирить Францию, в ход были пущены все средства. Вслед за планом Спаака, отвергнутым Францией, появился "компромиссный" план Даллеса. Тем не менее, все потуги ликвидировать противоречия кончились провалом. В конце концов было решено просто воспроизвести статью 107 "Договора о ЕОС", фактически легализовавшую производство средств массового уничтожения.

Фразами о контролируемом сокращении вооружений западные державы прикрывали планы воссоздания западногерманского вермахта. Показательно, что во время совещания девяти Советский Союз внес в Генеральной Ассамблее ООН предложение о заключении международной конвенции по вопросу о сокращении вооружений и запрещении атомного, водородного и других видов оружия массового уничтожения, взяв за основу англо-французские предложения от 11 июня 1954 г. Правящие круги Англии и Франции холодно встретили советскую инициативу, а впоследствии вообще отказались от своей же собственной позиции. Чего после этого стоили разговоры на лондонском совещании об ограничении вооружений?

Форсируя политику возрождения западногерманского милитаризма, правящие круги Англии стремились устранить все препятствия на этом пути. "Экономист" писал, что в создавшихся после краха ЕОС условиях задача создать новую агрессивную группировку в Европе с участием ФРГ была для английского правительства более настоятельной и необходимой, чем переговоры с Советским Союзом. 61 Очевидно, следуя этому рецепту, английское правительство в ноте СССР от 10 сентября 1954 г. отвергло советские предложения от 24 июля и 4 августа о коллективной безопасности в Европе и по германскому вопросу. В ответной ноте от 23 октября Советское правительство призывало правительство Англии использовать возможности объединения Германии с помощью свободных общегерманских выборов, открывшиеся в связи с провалом ЕОС. СССР предлагал созвать в ноябре совещание четырех министров иностранных дел с тем, чтобы рассмотреть на нем вопросы:
1. О восстановлении единства Германии на миролюбивых и демократических основах и о проведении общегерманских свободных выборов.
2. О выводе оккупационных войск с территории Восточной и Западной Германии. 3. О созыве общеевропейского совещания для рассмотрения вопроса о создании системы коллективной безопасности в Европе.

В ноте от 23 октября Советское правительство разоблачало истинные цели лондонского сговора и показывало, что позиция Англии несовместима с Англо-Советским договором от 26 мая 1942 г. Предупреждения СССР не возымели действия на правящие круги Англии. Лондонские соглашения рассматривались ими лишь как трамплин для окончательного оформления военного союза с германским милитаризмом.

* * *

19-23 октября 1954 г. в Париже состоялась целая серия совещаний, имевших целью выработать наиболее приемлемый для западных держав план форсированного перевооружения Западной Германии. Переговоры протекали в обстановке крайней спешки и острых разногласий. Санкционируя перевооружение Западной Германии, каждая западная держава преследовала свои собственные цели. ФРГ в свою очередь активно использовала противоречия между ними в интересах германского империализма. В парижских соглашениях, подписанных 23 октября 1954 г. 62, как в зеркале отражены глубокие неразрешимые противоречия между империалистическими хищниками. Вместе с тем они представляют собой сговор международных агрессивных сил против лагеря социализма и вообще против мира в Европе и во всем мире.

Агрессивный, реакционный характер парижских соглашений выражен прежде всего в тех их положениях, которые предусматривают создание пятисоттысячного вермахта в Западной Германии и включение ее в сепаратные военные группировки, а именно в Северо-атлантический блок (,.Протокол к Северо-атлантическому договору о присоединении Федеративной Республики Германии" от 23 октября 1954 г.) и в Западноевропейский союз ("Заявление о приглашении Федеративной Республики Германии и Италии присоединиться к Брюссельскому договору" и ст. 1 Протокола № 1).

Парижские соглашения фактически позволяют боннским реваншистам без всякого предела увеличивать вооруженные силы и оснащать вермахт всеми видами современного оружия. Они легализуют производство атомного, химического, бактериологического и других видов оружия массового уничтожения. 63 Парижские соглашения подчиняют решение германского вопроса политике создания на границах социалистического лагеря сепаратных военных блоков. В этих соглашениях полностью воспроизводятся те положения боннско-парижских договоров 1952 года, которые рассчитаны на ликвидацию рабоче-крестьянской власти в ГДР и на втягивание всей Германии в агрессивные коалиции. В статье 7 измененного текста боннского договора 64 по-прежнему указывается, что западные державы и ФРГ будут стремиться создать "объединенную Германию, которая подобно Федеративной Республике будет иметь свою свободно-демократическую конституцию и будет включена в европейское сообщество".

Из парижских соглашений исключены наиболее одиозные положения относительно права трех держав объявлять чрезвычайное положение в ФРГ. Однако в письме Аденауэра министрам иностранных дел США, Англии и Франции, являющемся неотъемлемой частью этих соглашений, указывается, что это исключение не затрагивает пункта 7 статьи 5 боннского договора, который остается в силе. Известно, что в этом пункте говорилось о праве каждого командующего применять любые меры, в том числе вооруженную силу, необходимые для устранения "опасности". Таким образом, западные державы добились оставления за собой фактического права на вмешательство во внутренние дела ФРГ.

Парижские соглашения серьезно ограничивают суверенитет ФРГ во внешних делах. Прежде всего США, Англия и Франция сохраняют за собой все права, которые они до сих пор осуществляли или которыми пользовались в отношении Берлина и Германии в целом, включая воссоединение Германии и мирное урегулирование (ст. 2 измененного текста боннского договора). В соответствии со статьей 3 измененного текста боннского договора она должна "полностью объединиться с сообществом свободных наций" путем членства в организациях, подобных НАТО или Западноевропейскому Союзу.

Таким образом, парижские соглашения ориентируют внешнюю политику ФРГ не на путь мирного сосуществования, а на путь приспособления ее к внешнеполитической доктрине "силы", пропагандируемой наиболее агрессивными кругами США, Англии, Франции; и ФРГ. Об этом говорит также и тот факт, что в парижских соглашениях игнорируются Потсдамские решения 1945 года об установлении восточной границы Германии и заявляется, что некое "окончательное" установление границ Германии должно быть отложено до мирного урегулирования (ст. 7 измененного текста боннского договора).

Английские правящие круги утверждают, что присоединение Западной Германии к Брюссельскому пакту 1948 года - лучший способ обеспечения безопасности Англии в Европе. Так ли это? Известно, что Брюссельский пакт был задуман как орудие Англии в борьбе за гегемонию на континенте. Этому должны были служить, в частности, оговорки о мерах против возобновления германской агрессии (преамбула и ст. 7). 65 Несмотря на то, что созданный в 1949 году Северо-атлантический блок фактически поглотил организацию Брюссельского пакта, английские правящие круги продолжали рассматривать последний как важное средство борьбы за укрепление своих позиций в Европе. Предусмотренное же парижскими соглашениями изменение Брюссельского пакта 66 и, в частности, исключение из него указанных оговорок в значительной степени снижали его действенность как орудия Англии. Больше того, Брюссельский пакт в новой редакции открыто легализовал возрождение германского империализма, смертельного врага Англии, ее наиболее сильного конкурента в Европе.

Не менее показательно в этом отношении и другое изменение, внесенное парижскими соглашениями в Брюссельский пакт 1948 года. От старой организации, которая ни перед кем не отчитывалась, в которой Англия играла в известной степени руководящую роль, не осталось и следа.

Новая брюссельская организация (Западноевропейский союз) уже и формально ставится в подчинение Северо-атлантическому блоку, а Англия обязуется строить свою стратегию в соответствии с решениями НАТО, где руководящие позиции занимают США и где уже теперь все сильнее дает о себе знать влияние боннских милитаристов. Включение ФРГ в НАТО, оформленное парижскими соглашениями, непосредственно бьет по интересам Англии, которая долгое время не хотела допускать этого.

Против интересов британского империализма может быть использован и центральный орган агрессивной группировки семи стран - Совет Западноевропейского союза. Достаточно сказать, что решения Совета по ряду важнейших вопросов, от которых так или иначе зависит английская безопасность, 67 не требуют единогласия и, следовательно, могут быть проведены независимо от желания Англии.

Участие Англии в Западноевропейском союзе налагает на нее обязательство держать вплоть до 1998 года, когда истекает срок Брюссельского договора, на европейском континенте, в том числе в ФРГ, фактическую мощь британских вооруженных сил, приданных то время Верховному союзному командующему в Европе, то есть четыре дивизии и второе тактическое соединение ВВС (ст. 6 Протокол № II).

Вместе с тем нужно отметить, что по настоянию Англии в договоре зафиксирован ряд важных оговорок.

Во-первых, Англия не связывается этим обязательством "в случае серьезного кризиса в заморских владениях". Это означает, что Англия может по собственной воле вывести свои войска из Германии под предлогом борьбы с национально-освободительным движением в своих владениях.

Во-вторых, Англия может отвести свои силы с европейского континента с одобрения "большинства Высоких Договаривающихся Сторон, которые приняли бы свое решение, полностью учитывая точку зрения Верховного Союзного Командующего в Европе". Поскольку последняя часть этой оговорки носит крайне неопределенный характер, то ее первая часть представляет собой известную лазейку для Англии. "Нью-Йорк Таймс" писала, например, что благодаря своему сильному политическому влиянию в Бельгии, Голландии и Люксембурге, Англия может надеяться не допустить, чтобы большинство Совета голосовало против ее желания. 68

В-третьих, в той же статье в Протоколе № II говорится, что если содержание британских сил на континенте будет отягощать внешние расходы Англии, то она может обратиться в Совет НАТО с просьбой пересмотреть финансовые условия содержания этих сил. 69 Ясно, что при известных условиях чисто финансовые вопросы могут быть использованы Англией для требования уступок в политической области.

Наконец, в-четвертых, учитывая, что деятельность созданного при Западноевропейском союзе специального органа по контролю над вооружением ограничивается европейским континентом (ст. 9 Протокола № 1У), Англия, в отличие от других шести участников договора, освобождается от контроля за вооружениями, производимыми и накапливаемыми на ее собственной территории.

Несмотря на эти оговорки, сам факт участия Англии в военной группировке, созданной парижскими соглашениями, ослабляет ее позиции в Европе. Роль союзника германского милитаризма ставит Англию в положение страны, идущей по пути открытого попустительства агрессии против лагеря социализма и других стран. Эта же роль усугубляет ее трудности в борьбе против наступления американцев на британские позиции в Европе, Азии и других частях света. Вступив в Западноевропейский Союз, как писал лейбористский еженедельник "Нью-Стейтсмэн энд Нейшн", "из страны, имевшей особые отношения с Соединенными Штатами, Англия превращается просто в одного из американских европейских союзников" 70.

Участие Англии в Западноевропейском союзе означает подчинение лучшей части ее вооруженных сил задачам, не имеющим ничего общего с поддержанием мира в Европе. Английские вооруженные силы в Европе передаются под командование Западноевропейского союза и НАТО, основой которых постепенно становится ось Бонн- Вашингтон, имеющая и антианглийское острие. Сильно подрываются стратегические позиции Англии, поскольку новые обязательства в Европе сковывают ее инициативу и затрудняют проведение независимой или, как говорят в Англии, "островной" политики.

Ухудшается положение Англии и в финансово-экономическом отношении. Содержание на континенте многотысячной армии практически ставит под угрозу и без того дефицитный платежный баланс страны, поскольку такие расходы оплачиваются в золоте. Парижские соглашения, кроме того, заставят сохранить в Англии на неопределенный срок двухлетнюю воинскую повинность, что тоже, конечно, скажется на английском бюджете. Таким образом, Англия дорого заплатила за парижские соглашения и союз с германским милитаризмом.

Вместе с тем нужно отметить, что с вступлением в Западноевропейский союз связывается стремление британского империализма играть более эффективную, если не руководящую, роль на европейском континенте и во всяком случае избрать "наименьшее зло", не допустив создания прямого военного союза США и ФРГ.

Англия добилась установления резиденции Совета Западноевропейского союза в Лондоне. Она обусловила свое участие в этом союзе рядом важных оговорок. Она получила более широкий доступ к информации о делах на континенте. Англия вместе с США и Францией сумела сохранить за собой право на вмешательство во внутренние и внешние дела ФРГ, навязав последней новое издание боннского договора. В настоящее время в империалистических кругах Англии вынашиваются планы создания политического и экономического союза между Западной Европой и Британским Содружеством, центром которого должен стать Лондон 71. Все это говорит за то, что со временем борьба между Англией и другими западными державами вокруг вопросов, связанных с перевооружением Западной Германии, будет приобретать все более широкие масштабы.

В этой борьбе делается ставка на решающее влияние на континенте, причем главными претендентами являются Соединенные Штаты, Англия, и ФРГ. С Францией же в этом отношении считаются все меньше и меньше.

§ 6. Политическая борьба в Англии вокруг ратификации парижских соглашений. Вступление парижских соглашений в силу и мероприятия СССР и стран социалистического лагеря по обеспечению своей безопасности и интересов европейского мира.

Подписание парижских соглашений вызвало решительный протест народных масс во Франции, ФРГ, Англии и других странах. Правительство СССР в ноте западным державам от 13 ноября 1954 г. обращало их внимание на несовместимость парижских соглашений ни с поддержанием мира в Европе, ни с восстановлением национального единства Германии. СССР предлагал незамедлительно, 29 ноября, созвать совещание европейских стран, которые пожелают принять в нем участие, а также США по вопросу о создании системы коллективной безопасности в Европе.

Правящие круги Англии холодно встретили советские предложения. Английское правительство не считало нужным вступать в какие-либо переговоры с СССР до тех пор, пока Запад не обретет достаточную "силу", ратифицировав парижские соглашения. "В настоящий период, когда ратификация соглашений... еще только предстоит, - заявил Черчилль, - я не считаю, что настало время для четырехсторонней конференции". 72

Накануне открытия дебатов в парламенте сторонники мира в Англии развили большую активность. В конце октября 1954 года в Лондоне состоялся Британский конгресс в защиту международной безопасности, на котором присутствовали 633 делегата от фабрик, заводов, тред-юнионов. Это был самый широкий и наиболее представительный съезд сторонников мира в истории английского движения борьбы за мир. "Спасем Англию от возрождаемого германского милитаризма!" - таков был основной лозунг делегатов. В принятой резолюции участники Конгресса заявили, что необходимо потребовать от членов парламента, чтобы они отвергли парижские соглашения и выступили за созыв совещания 4-х держав по германскому вопросу.

17 ноября Исполком профсоюза горняков Южного Уэльса, кооперативная партия, Кооперативный союз и другие организации направили в Вестминстер свои делегации, чтобы выразить протест против ремилитаризации Западной Германии. Координационный комитет членов кооперативного движения - борцов за мир, созданный на Британском конгрессе в защиту международной безопасности разослал 18 членам парламента от кооперативной партии письма, в которых призывал их осудить парижские соглашения.

В первых рядах английских сторонников мира выступали коммунисты. Отвечая на воззвание Политического комитета КПВ от 27 октября 1954 г., они организовали в стране многочисленные митинги протеста против возрождения германского милитаризма. Руководители КПВ товарищи Гарри Поллит, У. Галлахер, П. Датт, Д. Кэмпбелл, М. Беннет и другие лично выступали перед большими аудиториями в разных городах страны.

Широкие массы требовали, чтобы праволейбористское руководство отказалось от поддержки правительства в его курсе на ремилитаризацию ФРГ. В соответствии с февральско-апрельскими решениями Исполкома лидеры партии должны были выступить в парламенте вместе с консерваторами за одобрение перевооружения Западной Германии. Принимая, однако, во внимание результаты голосования по "чрезвычайной" резолюции в Скарборо, правые лейбористы не осмелились открыто ратовать за безоговорочную ратификацию соглашений, подписанных в Париже.

17 ноября 1954 г. Эттли, Моррисон и парламентский организатор лейбористской партии Уайтли разослали всем членам парламента - лейбористам специальные письма, в которых истолковывалась резолюция, которую протащили правые лейбористы (124 голосами против 72) на заседании парламентской фракции 11 ноября. Согласно этой резолюции, каждый лейборист, выступая в палате общин, обязывался заявить, что он одобряет ратификацию и не будет настаивать на голосовании. Вместе с тем он волен был обратить внимание правительства на необходимость войти в контакт с СССР с целью обсуждения европейского урегулирования. Такое обращение было, с точки зрения правых лейбористов, более чем безобидным, ибо до дебатов в палате общин оставалась всего неделя и переговоры с СССР практически могли состояться лишь после ратификации соглашений. В письмах Эттли, Моррисона и Уайтли подчеркивалось, что те лейбористы, которые "резко настроены против германского перевооружения", могут воздержаться, но что они нарушат решения партии и, следовательно, будут репрессированы, если проголосуют против. 73 Угрозами репрессий лидеры Исполкома хотели запугать прежде всего бивенистов, чтобы обеспечить их фактическую поддержку. В то же время они учитывали, что их пассивная политика "воздержания" не помешает консервативному большинству провести законопроект о ратификации.

В ходе дебатов в палате общин резко обозначились три точки зрения. Консерваторы и правые лейбористы настаивали на немедленном и "единодушном" одобрении парижских соглашений. Эттли и Моррисон в своих выступлениях, полных злобных антисоветских выпадов, не пожалели сил, чтобы доказать необходимость перевооружения Западной Германии. Лидер партии Эттли сказал: "Соображение, что немцам ни при каких обстоятельствах не следует доверять оружие, является логичным, но я не могу признать его практическим". 74 Выступая с заключительной речью 18 ноября, Идеи откровенно признал, что в самом основном он "полностью согласен" с Эттли и Моррисоном. 75

Бивенисты заняли двойственную позицию. Э. Бивен не пожалел красок, чтобы разоблачить антинациональный характер политики правительства в германском вопросе, назвав ее "самой позорной капитуляцией в истории современной британской дипломатии". Но как только дело дошло до голосования, бивенисты предпочли воздержаться вместе с правыми лейбористами. Объясняя этот шаг бивенистов, Кроссман ссылался на угрозы правых лейбористов исключить группу Бивена из партии.

Третья группа лейбористов-депутатов парламента проголосовала 18 ноября против парижских соглашений. В эту группу входят шесть человек: С. Дэвис, Сильвер-мэн, Хьюз, Иейтс, Крэддок и Фернихоу. Шесть депутатов-лейбористов, голосуя вопреки решениям фракции, наиболее полно выразили стремления и чаяния английского народа, не желающего перевооружения нацистов и воссоздания западногерманской реваншистской армии.

Вследствие резкой критики в адрес политики перевооружения Западной Германии со стороны рядовых членов парламента, попытка правых лейбористов вообще исключить возможность голосования и ограничиться всеобщим "одобрением" соглашений - с позором провалилась. За ратификацию парижских соглашений проголосовало 264 депутата (42% общего состава палаты). Так или иначе избежали голосования в пользу создания западногерманской армии и около 60 депутатов - членов консервативной партии. Таким образом, ратификация была протащена через палату общин явным меньшинством голосов. Если бы лейбористская фракция палаты голосовала против ратификации, то парижские соглашения были бы отвергнуты.

Вслед за палатой общин парижские соглашения были одобрены и палатой лордов. Но и здесь, во время дебатов, открывшихся 23 ноября, почти все ораторы высказывали серьезные опасения в связи с политикой возрождения западногерманского милитаризма. Лорды-лейбористы Арчибальд и Стейнсгейт осудили правительство за отказ от сотрудничества с СССР в деле разрешения германской проблемы. 76 Одобрение парижских соглашений палатой лордов формально не завершало их ратификации Англией. Необходима была еще подпись королевы. Этот акт решили отложить, чтобы не стеснять маневренность английской дипломатии.

* * *

Поощряемые агрессивными силами западных держав, боннские правящие круги развернули активную деятельность по сколачиванию вермахта. Едва были подписаны парижские соглашения, как канцлер Аденауэр вновь отправился в США, где ось Бонн-Вашингтон впервые получила договорное оформление. Даллес и Аденауэр подписали "Договор о дружбе, торговле и навигации", что в принципе было решено еще в апреле 1953 года, когда Аденауэр впервые посетил США. В иностранной прессе сообщалось, что в ходе переговоров Аденауэр и Эйзенхауэр обсуждали вопрос о создании 24 западногерманских дивизий, вместо двенадцати, предусмотренных парижскими соглашениями, об увеличении американских поставок вооружения для немецкого вермахта, о сотрудничестве между США и ФРГ в области подготовки военных кадров, и даже о создании германского штаба связи с местопребыванием в военном министерстве США. 77

Англия, перед лицом прямого сговора между США и ФРГ, делает энергичные усилия, чтобы ускорить создание Западноевропейского союза на основе парижских соглашений. Английские правящие круги рассчитывали растворить в них ось Бонн-Вашингтон и сделать, таким образом, перевооружение ФРГ "менее опасным". С другой стороны, они тщательно оберегали англо-американский военный союз, которому ось Бонн-Вашингтон могла нанести непоправимый ущерб. Соединенные Штаты, не уклоняясь от курса на сепаратное соглашение с ФРГ и тем самым от политики шантажирования Англии, в то же время поддерживали создание Западноевропейского союза, рассчитывая удержать с его помощью Францию в "Западном содружестве". В результате, всякие "колебания" Франции наталкивались на совместное противодействие соперничавших между собой США и Англии.

24 декабря 1954 г., когда французские патриоты отвергли в Национальном собрании первую статью законопроекта о. ратификации парижских соглашений, предусматривавшую перевооружение Западной Германии, Форин Оффис выступил с заявлением, в котором требовал, чтобы Франция одобрила эти соглашения в целом. В противном случае Форин Оффис грозил выводом английских войск с континента и принятием нового плана возрождения западногерманского вермахта без каких-либо консультаций с Францией. 78 В качестве альтернативы Западноевропейскому союзу Черчилль поспешил выдвинуть план создания "европейской оборонительной оси", идущей от Англии через Нидерланды к Западной Германии. В Совете этой оси предлагалось оставить "свободное место" для Франции, но не допускать ее туда до тех пор, пока французские правящие круги без всяких оговорок не встанут на путь "западного единства". Англо-американское давление на Францию, доведенное до открытого вмешательства в ее внутренние дела, было одним из важнейших средств, используя которое, реакционным силам удалось 30 декабря 1954 г. протащить парижские соглашения через Национальное Собрание.

Английская дипломатия вместе с дипломатией Уолл-стрита особенно упорно стремилась нейтрализовать советские предложения о разрешении германского вопроса, которые с каждым днем завоевывали все большую популярность на континенте и прежде всего - во Франции. Стоило Мендес-Франсу в письме Черчиллю от 5 января 1955 г. намекнуть о возможности подготовительных переговоров с целью созыва впоследствии - после ратификации - четырехсторонних переговоров, как из Лондона последовал окрик.

В ответном письме Черчилля Мендес-Франсу от 12 января 1955 г. подчеркивалось, что не должно иметь места никаких официальных демаршей или приглашений, обращенных к СССР, не говоря уже о совещании четырех, на любом уровне до ратификации парижских соглашений всеми их участниками. Черчилль напомнил Мендес-Франсу, что Англия не остановится перед принятием всех мер, вплоть до политики "пустующего кресла", хотя это "повлекло бы за собой большие изменения в инфраструктуре НАТО как в военном, так и в политическом отношениях". Черчилль грозил Франции заключением мощного военного союза между США, "которые обладают огромным превосходством в ядерном оружии", Англией и ФРГ. Он запугивал ее полной изоляцией и высказывал "соболезнования" по поводу того, что "Франция теряет свой авторитет и влияние" в свободном мире. 79 Переписка Черчилля и Мендес-Франса преднамеренно была опубликована в английской печати за день до начала прений по ратификации парижских соглашений в Совете Республики, назначенных на 23 марта.

В конце апреля 1955 года, когда советская инициатива в вопросе о заключении Государственного договора с Австрией внесла растерянность в реакционные круги западных держав, в Лондон по приглашению Англии с однодневным визитом прибыл министр иностранных дел Франции Пинэ. После энергичных настояний Макмиллана Пинэ вынужден был обещать депонировать ратификационные грамоты к парижским соглашениям не позже 5 мая 1955 г. 80 Что касается самой Англии, то представитель Форин Оффис еще в январе 1955 года разъяснил, что она окончательно ратифицирует парижские соглашения и, следовательно, вступит в континентальный союз только после сдачи на хранение ратификационных грамот Францией.

Английская дипломатия осуществляла также активное посредничество во франко-германском споре из-за Саара. Выступая то на стороне Франции, когда судьба парижских соглашений решалась в Париже, то на стороне ФРГ, когда та в свою очередь просила о добрых услугах, Англия преследовала одну цель - добиться так называемого франко-западногерманского примирения, но равно настолько, насколько это было необходимо для реализации парижско-лондонского сговора.

Английские правящие круги демонстративно подчеркивали, что военное "сотрудничество" и союз Англии с боннскими милитаристами усиливается. В сентябре 1954 года в Англию прибыл бывший гитлеровский генерал Шпейдель, который имел секретные переговоры с министром обороны Александером. 10 ноября 1954 г. по лондонскому телевидению выступал с "воспоминаниями" бывший гитлеровский фельдмаршал Кессельринг, командовавший налетами фашистской авиации на Англию. 23 ноября английский премьер-министр Черчилль во всеуслышание объявил в Вудфорде о планах использования фашистских войск для "сдерживания" советского наступления в 1945 году. Речь Черчилля, произнесенная через несколько дней после ратификации парижских соглашений палатой общин, справедливо была расценена в общественных кругах Англии как новая попытка прямого давления на Францию.

Провал ЕОС не означал отказа английских правящих кругов выполнить свои обязательства в отношении ФРГ на основе так называемых английских "гарантий" сообществу. Переговоры о "военном сотрудничестве" между Англией и ФРГ не прекращались, хотя эти гарантии формально так и не вступили в действие, а парижские соглашения еще не были ратифицированы. В январе 1955 года в Англию прибыла группа бывших гитлеровских офицеров флота во главе с бывшим начальником оперативного отдела германской армии генерал-лейтенантом Хойзингером. Группа посетила Портсмут и подробно ознакомилась с системой подготовки английских военно-морских сил. В марте 1955 года Бланк, ставший потом военным министром ФРГ, обсуждал в Лондоне с министром обороны Макмилланом и другими английскими руководящими деятелями вопросы о снабжении западногерманской армии, военно-воздушных и военно-морских сил, об английских военных поставках ФРГ и об обучении в Англии офицерского состава будущего вермахта. Эти же вопросы затрагивались и в беседах английских политиков с председателем фракции ХДС-ХСС бундестага фон Брентано, посетившим Англию также в марте 1955 года.

* * *

Вместе с консервативным правительством политику угроз по отношению к Франции проводили и правые лейбористы. Лидер партии Эттли незадолго до начала прений в Совете Республики произнес в палате общин речь, содержавшую грубые выпады по адресу Франции "Таймc" писала, что Эттли превзошел в этом отношении даже Черчилля 81. Эттли сказал: "Мы должны сожалеть по поводу безответственности и легкомыслия французских парламентских деятелей на данной стадии развития мировых событий. Для каждого из нас... трудно серьезно относиться к претензиям Франции на большую роль в международных делах перед лицом этого исключительно безответственного поведения" 82.

Если консерваторы направляли свои угрозы, главным образом, в адрес господствовавших правых группировок французского правительства, то правые лейбористы пытались активно воздействовать прежде всего на руководство социалистической партии Франции. Сначала надо было, однако, устранить "недопонимание" в социал-демократических партиях Западной Европы, связанное с тем, что лейбористы сами не осмелились проголосовать за парижские соглашения.

На следующий день после окончания дебатов в палате общин, 19 ноября, Морган Филлипс разослал социал-демократическим партиям стран Западной Европы письма, целью которых было побудить их оказать поддержку ратификации парижских соглашений парламентами своих стран. В письме, направленном Ги Молле, говорилось, что хотя из результатов голосования в палате общин это может показаться "преувеличением", "все лейбористы-члены парламента, за вычетом немногих, поддерживают решение партии одобрить парижские соглашения". 83 Выдавая политику верхушки лейбористской партии за точку зрения всей партии, Морган Филлипс тем самым разоблачал истинные цели правых лейбористов, "воздержавшихся" от голосования.

Правые лейбористы Англии и правые социалисты Франции немало потрудились также над тем, чтобы заставить немецких социал-демократов отказаться от игнорирования парижских соглашений. Однако германские социал-демократы голосовали в боннском парламенте против ратификации договоров, увековечивающих раскол Германии.

Стремясь добиться скорейшей ратификации парижских соглашений и получая в этом отношении поддержку руководства лейбористской партии, консервативное правительство Англии отказалось принять участие в совещании для рассмотрения вопроса о коллективной безопасности в Европе. В ноте Советскому Союзу от 29 ноября 1954 г. оно вообще исключало всякую возможность каких-либо совещаний при участии СССР до ратификации парижских соглашений заинтересованными сторонами.

С 29 ноября по 2 декабря 1954 г. в Москве состоялось совещание представителей СССР, Польши, Чехословакии, ГДР, Венгрии, Румынии, Болгарии и Албании с участием наблюдателей от Китайской Народной республики. Московское совещание подчеркнуло, что для разрешения германского вопроса на мирной демократической основе необходимо, прежде всего, чтобы западные державы отказались от возрождения германского милитаризма и вовлечения ФРГ в агрессивные военные союзы. Участники совещания заявили о своей решимости осуществить, в случае ратификации парижских соглашений, совместные мероприятия в области организации вооруженных сил и их командования, равно как и другие мероприятия, необходимые для укрепления своей обороноспособности.

Но правительство Англии вместе с правительствами других западных держав игнорировало это предостережение. Две недели спустя после московского совещания Англия приняла активное участие в 14-й сессии НАТО (17-18 декабря 1954 г.), во время которой Идеи, Даллес и Мендес-Франс договорились о принятии, если потребуется, чрезвычайных мер для реализации соглашений о возрождении германского вермахта. Тогда же было принято решение об усилении военных приготовлений в Европе, и, главным образом, на территории ФРГ на основе использования ядерного оружия.

В результате, СССР в ноте от 20 декабря 1954 года вынужден был заявить, что ратификация парижских соглашений перечеркнет Англо-Советский договор от 26 мая 1942 г.

Правительство Англии демонстративно отвергло ноту СССР и вновь подтвердило свою решимость реализовать парижские соглашения. 84 Английское правительство не сочло также нужным прислушаться к заявлению советского правительства от 15 января 1955 г., в котором СССР, идя навстречу западным державам, снимал возражения (при условии согласия на то правительства ГДР) относительно установления международного контроля над свободными общегерманскими выборами. Советское предложение подразумевало при этом, что западные державы откажутся от политики вовлечения отдельных частей Германии в военные группировки. Несмотря на то, что эти советские предложения были поддержаны широкой английской общественностью, Идеи заявил в палате общин, что они, по его мнению, представляли собой всего лишь "пропаганду". В то же время он пытался создать впечатление, будто бы скорая ратификация парижских соглашений откроет наибольшие возможности для успешных переговоров с СССР. 85

Чем ближе подвигалось дело к окончательной ратификации парижских соглашений, тем упорнее руководители английского правительства стремились создать у общественности впечатление об их заинтересованности в урегулировании германского вопроса на четырехсторонней основе - тем более, что несколько позже были назначены на май месяц досрочные выборы в палату общин - 14 марта 1955 г. Идеи заявил, что английское правительство испытывает горячее желание вести переговоры с СССР по германской проблеме, о системе коллективной безопасности, а также по другим вопросам. Одновременно Идеи оговорил, что переговоры с СССР могут иметь место "только после ратификации парижских соглашений". 86

Ту же цель преследовали широко рекламировавшиеся прессой переговоры Идена и Макмиллана с французским министром иностранных дел Пинэ (апрель 1955 года) в Лондоне, во время которых была поднята шумиха о создании специальной англо-франко-американской группы, чтобы поощрить переговоры с СССР... после ратификации соглашений. Эта группа с участием представителей ФРГ работала в Лондоне с 27 апреля по 6 мая, - в период, когда в Англии развертывалась предвыборная кампания.

Между тем, уже 5 мая 1955 г. в Париже английский верховный комиссар в ФРГ Хойер Миллар и его французский коллега Франсуа Понсэ подписали протокол о сдаче на хранение ратификационных грамот парижских соглашений. 87 9 мая, в день десятой годовщины победы над фашистской Германией, очередная сессия Совета НАТО приняла ФРГ в Северо-атлантический блок. Парижские соглашения от 23 октября 1954 года вступили в силу.

В ответ на ратификацию Англией парижских соглашений Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 мая 1955 г. Англо-Советский договор от 26 мая 1942 г. был аннулирован. Президиум Верховного Совета СССР констатировал, что "правительство Англии выступило в качестве одного из главных вдохновителей и проводников восстановления германского милитаризма" и что "Англия вступила с ремилитаризуемой Западной Германией в военный союз, направленный против Советского Союза". 88 Указ Президиума Верховного Совета СССР нанес удар по тем английским реакционным кругам, которые рассчитывали и германский милитаризм поставить на ноги, и, сохранив Англо-Советский договор, заручиться помощью СССР на случай, если этот милитаризм обрушится на Англию.

Поставленные перед фактом ратификации парижских соглашений страны социалистического лагеря вынуждены были предпринять ряд мер по обеспечению своей безопасности. 11-14 мая 1955 г. в Варшаве состоялось второе совещание европейских государств, в котором приняли участие представители Албании, Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши, Румынии, СССР и Чехословакии. КНР послала на совещание своего наблюдателя. В результате переговоров был подписан "Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи". В противоположность парижским соглашениям, Варшавский договор не имеет иных целей, кроме оборонительных. Этот договор был заключен в ответ на оформление военного агрессивного блока Западноевропейского союза, все участники которого являются членами НАТО.

В отличие от парижских соглашений, оформивших замкнутую агрессивную группировку империалистических государств, Варшавский договор открыт для присоединения других государств, независимо от их общественного и государственного строя, которые выразят готовность проводить отвечающую интересам мира политику (ст. 9). Эта особенность Варшавского договора доказывает, что он не направлен ни против одного из европейских государств. Последнее подтверждается тем, что в противоположность парижским соглашениям, исключающим в их теперешней форме создание общеевропейской системы коллективной безопасности по крайней мере до конца века, Варшавский договор, заключенный на срок в 20 лет, утратит свою силу со дня вступления в действие общеевропейского договора, к чему участники совещания в Варшаве обязались неуклонно стремиться.

Варшавский договор, в отличие от парижских соглашений, несовместим с политикой раскола и расчленения Германии. Он исходит из необходимости создания единой, независимой, демократической Германии, которая стала бы равноправным участником системы общеевропейской коллективной безопасности. Участники варшавского совещания с полным пониманием восприняли декларацию правительства ГДР о том, что объединенная Германия будет Свободна от обязательств, которые были приняты той или иной частью Германии по соответствующим военно-политическим договорам и соглашениям, заключенным до ее объединения. Варшавский договор служит надежной гарантией того, что миролюбивые государства дадут сокрушительный отпор любому агрессору, который вздумал бы посягнуть на их независимость.

ГЛАВА I I I

ОБОСТРЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ АНГЛИИ С ФРГ В СВЯЗИ С ВОЗРОЖДЕНИЕМ ЗАПАДНОГЕРМАНСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА.

§ 1. Западная Германия, как один из сильнейших империалистических соперников Англии.

Наряду с основными англо-американскими империалистическими противоречиями в настоящее время все большую остроту приобретают противоречия между Англией и ФРГ. По своей глубине и силе эти противоречия, как утверждает автор труда о современном британском монополистическом капитале С. Ааронович, стоят на втором месте после англо-американских, а в некоторых районах земного шара даже превосходят их. 1 Противоречия между английским и германским империализмом в современных условиях заслуживают тем более пристального внимания, что они являлись наиболее непосредственной причиной как первой, так и второй мировых войн.

Превращая Западную Германию в плацдарм для развязывания военных авантюр, агрессивные силы так или иначе восстанавливают главную базу германского милитаризма - монополистический капитал. Еще в 1947-48 годах экономика ФРГ в большой степени зависела от диктата западных держав и прежде всего США. Ныне же немецкие монополии настолько окрепли, что, захватив решающие позиции в экономике ФРГ, превратились в сильнейших конкурентов США, Англии и Франции на мировых рынках.

Взяв в свои руки ремилитаризацию Западной Германии, немецкий монополистический капитал проявляет особую заботу об экспортных отраслях промышленности. Сократить экспорт - значит лишить ФРГ иностранной валюты, без которой нельзя закупать за границей вооружение и сырье, необходимое для развертывания собственного военного производства. Поэтому вся экономическая политика ФРГ строится в настоящее время таким образом, чтобы обеспечить нарастающие темпы перевооружения путем форсированного экспорта товаров и капитала.

Высокая концентрация капитала западногерманской промышленности, 2 а также наличие в ФРГ современной производственной базы, уровень которой по ряду основных показателей уже теперь превышает соответствующие английские показатели, делает конкурентную борьбу между Англией и ФРГ особенно ожесточенной.

Весьма характерно сравнение темпов роста промышленного производства Англии и ФРГ.

Таблица 1
Индекс промышленного производства ФРГ и Англии 3.

 

1929

1937

1946

1949

1950

1952

1955

Англия

100

124

118

144

153

153

181

ФРГ

100

114

35

93

117

150

213

Таким образом, если объем промышленной продукции ФРГ за 26 лет вырос на 213%, то объем промышленной продукции Англии на 181%. Особенно интересно сравнение данных за 1952 год, когда реконструкция германского империализма в основном была закончена, - с данными за 1955 год. Получается, что за эти три года индекс ФРГ возрос на 63 пункта, а индекс Англии всего на 28 пунктов. Следовательно, промышленность ФРГ развивалась темпами, более чем вдвое превышающими английские. По объему промышленной продукции Западная Германия еще в 1951 году опередила Францию и вышла на второе место в Западной Европе после Англии.

Таблица 2
Производство важнейших видов промышленной продукции в Англии и ФРГ 4.

Виды продукции

Страны

*1936 *1937

1951

1952

1953

1954

1955

Электроэнергия

(млрд. квтч)

 

 

 

 

 

 

 

 

Англия

22,9

597*8

62,7

65,5

72,8

80,1

ФРГ

60,5

67,9

75,7

Каменный уголь

(млн. т)

Англия

244,0

226,4

228,7

227,1

227,4

225,0

ФРГ

117,0

118,9

123,3

124,5

128,0

130,7

Бурый уголь

(млн. т)

Англия

ФРГ

56,0

82,9

83,4

84,5

87,5

90,4

Чугун

Англия

8,6

9,8

10,7

11,4

12,0

12,7

(млн. т)

ФРГ

12,6

10,7

12,9

11,7

12,5

16,5

Сталь

(млн. т)

Англия

13,2

15,9

16,4

17,9

18,8

20,1

ФРГ

14,5

13,5

15,8

15,4

17,4

21,4

Цемент

(млн. т)

Англия

7,8 (1938)

10,4

11,4

11,4

12,2

12,7

ФРГ

8,5

12,2

12,9

15,4

16,3

18,8

Автомобили легковые и грузовые (тыс. шт.)

Англия

508

734

690

834

1038

1230

ФРГ

190

360

407

465

631

846

Суда в постройке на конец периода

(млн. брутто т)

Англия

0,8

2,0

2,0

2,0

2,0

2,0

ФРГ

0,43

0,515

0,634

0,772

0,749

Серная кислота

(млн. т)

Англия

1,1

1,0

1,5

1,9

2,1

2,1

ФРГ

1,0

1,4

1,4

1,5

1,7

1,9

*1936 г. - для ФРГ
*1937 г. - для Англии

Таким образом, в 1955 году Западная Германия обогнала Англию по выплавке чугуна и стали, по производству цемента, а также вплотную подошла к ней по выработке электроэнергии, по добыче угля (включая бурый) и производству серной кислоты. В 1956 году Западная Германия дала 23,4 млн. т стали (Англия - 20,7 млн. т), 134 млн. т каменного угля, произвела 1,1 млн. грузовых и легковых автомашин и спустила на воду судов общим тоннажем в 1 млн. брутто т. 5

В свете этих фактов необходимо остановиться на пресловутой теории уничтожения западногерманской ^конкуренции с помощью милитаризации ФРГ. Теорией этой, несмотря на поучительный опыт межвоенного периода, до последнего времени оперируют определенные влиятельные круги в Англии. Разумеется, было бы неправильно отрицать, что перевод на военные рельсы некоторых мирных отраслей экономики создает серьезные трудности для промышленности, работающей на экспорт. Однако это только одна, притом не главная, сторона дела.

Важнейший "аргумент" сторонников указанной теории заключается в том, что до вступления в силу парижских соглашений ФРГ якобы была свободна от бремени вооружений и что этим объясняются успехи западногерманского экспорта.

На самом же деле в 1950-51 годах прямые военные расходы ФРГ составили 31,5%, а в 1954-55 годах - 28,5% всех бюджетных расходов. Для Англии же соответствующие цифры были 20,4% и 30,0%. 6 Следовательно, экспансию ФРГ на мировых рынках нельзя объяснять мнимым отсутствием военного бремени.

В последние годы и в особенности после вступления в силу парижских соглашений в ФРГ совершенствуются и расширяются те отрасли промышленности, которые составляют основу военно-промышленной или экспортной базы: угольная, металлургическая, нефтеперерабатывающая, химическая, электротехническая, судостроительная, автомобильная и т. д. Модернизация основного капитала и расширение производственных мощностей, проведенных преимущественно в этих отраслях, достигли таких размеров, что вот уже несколько лет ФРГ, обогнав Англию, занимает первое место в Западной Европе по величине капиталовложений.

Таблица 3
Капиталовложения в экономику Англии и ФРГ 7 (в млрд. долларов, в текущих ценах).

 

1949

1952

1953

1954

Англия

5,7

5,6

6,4

6,7

Западная Германия

4,4

6,5

7,1

7,6

В результате переоборудования экспортных отраслей промышленности и других мер поощрения экспорта торговый баланс ФРГ резко улучшился.

Таблица 4
Внешняя торговля ФРГ 8 (в млн. марок}.

Год

Импорт

Экспорт

Сальдо

1949

7 846

4 136

— 3710

1950

11 374

8 362

— 3 012

1951

14 726

14 577

— 149

1952

16 203

16 909

+ 706

1953

16 010

18 526

+ 2 516

1954

19 337

22 047

+ 2 710

1955

24 476

25 692

+ 1 216

Обращает на себя внимание, что улучшение торгового баланса проходило и проходит при быстром росте импорта Западной Германии. Самой большой группой товаров в западногерманском импорте (49,8% в 1955 году) 9 являются сырье и полуфабрикаты. Особенно быстрыми темпами увеличивается ввоз в ФРГ военно-стратегического сырья. Так, в 1954 году по сравнению с 1953 годом импорт бокситов в ФРГ увеличился на 20%, хрома, меди и никеля - на 100%, алюминия - на 150%, железного лома -на 20%, горючего и смазочных масел - на 45% . 10 В 1955 году по сравнению с 1954 годом импорт в ФРГ меди увеличился на 12,4%, свинца - на 42,2%, цинка - на 19,6%, алюминия - на 48,8%. 11

ФРГ является одной из стран в Западной Европе, которые проводят поощрение стратегического импорта, во многих случаях не останавливаясь перед снижением пошлин. В 1954 году ФРГ провела либерализацию импорта из долларовой зоны, отменив к ноябрю всякие количественные ограничения на ввоз 3600 видов товаров. 12 В это число входили, главным образом, стратегическое сырье, а также ряд товаров, по которым ФРГ не боится иностранной конкуренции. В том же 1954 году ФРГ отменила импортные ограничения на большое число товаров (главным образом сырьевых) в торговле с некоторыми странами стерлинговой зоны.

Политика раскола Германии и возрождения западногерманского монополистического капитала приводит в действие еще ряд важных факторов, которые повышают конкурентоспособность германских товаров на мировых рынках. Известно, что на протяжении десятилетий из западной части Германии в восточную вывозилось огромное количество товаров, преимущественно промышленной продукции. В 1936 году эти поставки превышали экспорт Западной Германии на внешние рынки и оценивались в 4,2 млрд. марок. Теперь же объем торговли между западной и восточной Германией сократился по сравнению с довоенным в 10 с лишним раз. 13 Доля же всех социалистических стран в экспорте ФРГ составила в 1955 году всего 2,4% 14

Распад мирового рынка и раскол Германии приводят к тому, что большие массы промышленной продукции, вывозившейся ранее из западной части Германии в ее восточную часть, а также в Восточную и Юго-Восточную Европу и в Китай - теперь устремились на рынки западных держав и прежде всего Англии. Консервативный еженедельник "Спектейтор" вынужден был признать, что Англия стоит перед выбором: либо согласиться на возрождение сильной германской конкуренции на западных рынках, либо допустить установление более тесного контакта между ФРГ и восточноевропейским районом. 15

Милитаризация ФРГ осуществляется путем нещадной эксплуатации немецкого рабочего класса. Наличие целой армии безработных позволяет монополиям широко использовать дешевую рабочую силу, снижая тем самым издержки производства. Поскольку уровень реальной заработной платы в ФРГ несколько ниже, чем в ряде других капиталистических стран, в том числе в Англии, немецкие монополии получают еще одно важное преимущество в борьбе со своими английскими соперниками на мировых рынках.

Наконец, наступление ФРГ на экспортные позиции Англии облегчается американской помощью, продиктованной прежде всего заинтересованностью агрессивных сил США в ремилитаризации Западной Германии. Вследствие того, что эта политика упирается в разрешение проблемы экспорта, американский монополистический капитал поощряет западногерманскую экспансию на мировых рынках, насколько это не противоречит его собственным интересам. Видя в Англии своего главного соперника, США стремятся использовать экономическую мощь ФРГ в качестве тарана для подрыва английских позиций. Нередко под флагом западногерманских монополий против Англии ведут активную борьбу американские филиалы в ФРГ ("Форд", "Опель" и другие) или же фирмы, которые фактически контролируются Уолл-стритом. Американские монополии предоставили ФРГ в виде кредитов и займов большие долларовые субсидии, которые за послевоенные годы достигли суммы в 3,8 млрд. долларов. Разумеется, восстановление западногерманских монополий в конечном счете бьет и по интересам американского капитала. В настоящее время американо-западногерманская конкуренция приобретает все более острые формы. Но все это лишь усиливает попытки США разрешить свои противоречия с ФРГ за счет Англии, Франции и других стран.

Таким образом, политика раскола Германии и ремилитаризации ФРГ, политика возрождения западногерманских монополий может лишь подорвать и подрывает позиции английского монополистического капитала на внешних рынках и уж никак не снижает конкурентоспособности германских товаров.

Способствуя перевооружению ФРГ, определенные круги Англии рассчитывают снизить конкурентоспособность ФРГ на мировых рынках. Но, во-первых, поскольку в основе ремилитаризации ФРГ лежит возрождение немецких монополий, она в конечном счете ведет к усилению западногерманской конкуренции, что подтверждает история. Во-вторых, Англия и сама обременена огромными военными расходами. 16 В-третьих, в отличие от Англии, которая пользуется имперскими преференциями на рынках многих колониальных и зависимых стран, для ФРГ проблема обеспечения импорта стратегического сырья, а значит и покрывающего его экспорта, стоит гораздо острее. Вследствие этого правящие круги ФРГ с самого начала стремятся сочетать возрождение военно-промышленного потенциала с развитием экспортных отраслей промышленности.

При этом следует учитывать, что восстановление промышленности ФРГ после войны проводилось на основе новейшей техники, а также при наличии большой армии безработных - источника дешевой рабочей силы.

Главная- причина быстрого возрождения германских монополий кроется в жесточайшей эксплуатации немецкого рабочего класса. Кроме того, огромную роль сыграла экономическая помощь США. В итоге, в 1949-1955 годах в соотношении сил между Англией и ФРГ произошел крутой перелом. ФРГ превратилась в крупнейшего экономического контрагента британского империализма.

§ 2. Англия и план Шумана. ЕОУС - орудие борьбы немецких монополий против английского монополистического капитала.

В планах стратегов Северо-атлантического блока и прежде всего американских, большое место занимает идея объединить все экономические ресурсы Западной Европы. Центральное звено этих планов - ставка на тяжелую индустрию Рура как на основу "европейской" военно-промышленной базы.

9 мая 1950 г., в разгар холодной войны и антикоммунистической истерии, французский министр иностранных дел Р. Шуман предложил объединить угольную и сталелитейную промышленность шести европейских стран: ФРГ, Франции, Италии, Бельгии, Голландии и Люксембурга. Это объединение должно было стать европейским военным арсеналом НАТО и в то же время способствовать политике к милитаризации Западной Германии.

Выступая 11 мая 1950 г. в палате общин, премьер-министр лейбористского правительства Эттли, восхвалял "достоинства" плана Шумана. Главным из них Эттли считал дальнейшее втягивание ФРГ в "сообщество европейских народов", то есть в агрессивные группировки некоторых европейских стран на континенте. 17 Вместе с тем, правящие круги Англии сразу же усмотрели в плане Шумана угрозу экономическим позициям Британии. Близкий в то время к правительству еженедельник "Нью Стейтсмен энд Нейшн" писал: "Франко-германская антанта, основанная на возрождении старого железного и стального картеля, непосредственно привела бы к образованию реакционного Западного Союза с преобладающим германским влиянием. Это поставило бы Британию в положение экономической изоляции и в скором времени отрезало бы от нас экспортные рынки". 18 "Экономист" уклонялся от односторонней оценки плана Шумана. Он приходил к выводу, что в конечном счете политическая судьба ЕОУС будет зависеть от того, усилит ли оно или ослабит "атлантическое единство", облегчит или затруднит "эффективный план обороны для Европы". 19

Не желая из-за политических целей дискредитировать саму идею плана Шумана, правящие круги Англии решили попытаться перехватить инициативу у французов и стоявших за их спиной американцев с тем, чтобы созданное военно-экономическое объединение некоторых европейских стран, а при известных условиях и Англии, в наибольшей степени отвечало английским интересам. С этой целью, в противовес франко-американской точке зрения, согласно которой уже в ближайшее время должна была состояться конференция шести государств по выработке путей реализации уже заранее одобренного ими плана Шумана, Э. Бевин в личном послании французскому министру иностранных дел от 25 мая предложил созвать двустороннее совещание германских и французских представителей с участием Англии. 20 По существу ста-вился вопрос о том, чтобы заново пересмотреть план Шумана и превратить его в план Бевина.

Лобовая атака англичан не удалась. Франция отвергла послание Бевина относительно упомянутых переговоров. Приглашая Англию послать делегацию на конференцию шести, она выдвинула два предварительных условия:

1. Англия должна в принципе согласиться на образование пула.

2. Она не должна возражать против того, чтобы во главе ЕОУС был поставлен наднациональный орган, могущий навязывать свои решения правительствам государств - членов объединения. За требованиями французов стояли Соединенные Штаты, которые ради успешного и, главное, быстрого завершения переговоров шести, вообще стремились отстранить Англию от западноевропейских дел. "Юманите" писала, что в данном случае речь идет не о франко-английском, а об американо-английском конфликте. 21 В заявлении английского правительства, опубликованном в "Таймс" от 5 июня, французские предварительные условия отвергались.

Переговоры представителей шести стран в Париже, в которых Англия не участвовала и о ходе которых ее держал в курсе английский посланник в Париже У. Хейтер, выявили острые разногласия между участниками и вскоре были прерваны. Пользуясь случаем, английские правящие круги вновь попытались взять дело создания угольно-металлургического пула в свои руки. На проходившей с 7 по 28 августа 1950 г. сессии Европейского Совета Г. Макмиллан от имени английских консерваторов и либералов внес предложение учредить специальный подкомитет при Комитете Министров Европейского Совета и поставить под его контроль наднациональный Верховный орган плана Шумана. Ряд условий Макмиллана существенно ограничивал полномочия этого наднационального органа, в частности, его права на бесконтрольное вмешательство во внутренние дела суверенных государств. Предложения Макмиллана были провалены в Европейском Совете, но с приходом консерваторов к власти о них вспоминали вновь: с их учетом составлялся известный план Идена.

В результате длительной дипломатической и политической борьбы и в обстановке усиливавшегося американского нажима, план Шумана был подписан 18 апреля 1951 г. министрами иностранных дел шести государств. 22 10 августа 1952 г. в Люксембурге состоялось официальное учреждение Верховного органа и договор о плане Шумана официально вступил в силу. 10 февраля 1953 г. начал функционировать объединенный рынок угля и железной руды, 15 марта 1953 г. - рынок железного лома, 1 мая 1953 г. - рынок стали и чугуна, 1 мая 1954 г. - рынок специальных легированных сталей.

Анализ соотношения сил в ЕОУС доказывает, что это объединение с каждым годом все больше становится орудием немецкого монополистического капитала в борьбе со своими соперниками и прежде всего с Англией и Францией. Доля Западной Германии в общем объеме производства основных видов промышленной продукции стран ЕОС неуклонно возрастает. В 1955 году она составила : по выплавке стали - 40,3%, по выплавке чугуна - 40%, по добыче каменного угля - 53%. 23 Опираясь на промышленную базу, значительно превосходящую французскую, не говоря уже о промышленной базе других стран - участниц плана Шумана, ФРГ, используя американскую поддержку, ведет ожесточенную и, надо сказать, успешную борьбу за захват ключевых позиций в ЕОУС. 24Все возможности для преобладания в ЕОУС наиболее сильной империалистической державы создает и структура объединения. Верховный орган ЕОУС наделяется, по существу, неограниченными полномочиями. Члены Верховного органа воздерживаются от всяких действий, несовместимых с наднациональным характером их функций (ст. 9). Таким образом, преобладание в этом органе наиболее сильного государства ведет к узаконению его вмешательства в экономическую жизнь других членов ЕОУС.

Монополии Западной Германии и боннское правительство с нескрываемым энтузиазмом отнеслись к плану Шумана. Канцлер Аденауэр назвал его "удовлетворительным во всех отношениях". 25 Конечно, монополии других стран-участников ЕОУС, и прежде всего французские и итальянские, имели свои расчеты, вступая в это объединение. Однако реальное соотношение сил, как оно складывается в ЕОУС, с каждым годом все больше убеждает, что эти расчеты были безосновательными.

Ведущая роль рурских магнатов капитала в ЕОУС делает необходимым рассмотрение вопроса об отношении Англии к плану Шумана, как вопроса преимущественно о противоречиях англо-западногерманских. 26 С другой стороны, принимая во внимание огромную экономическую помощь ЕОУС со стороны США, особенно важно подчеркнуть, что план Шумана неизбежно ведет к обострению основных межимпериалистических противоречий на современном этапе - англо-американских. Сравнение английского промышленного потенциала с промышленным потенциалом всех стран-членов ЕОУС, весьма отчетливо характеризует угрозу, нависшую над Великобританией.

Таблица 5
Добыча угля, железной руды, выплавка чугуна и стали в странах ЕОУС и в Англии 27 (в млн. т).

ЕОУС

Англия

Год

Уголь

Железная руда

Чугун

Сталь

Уголь

Железная руда

Чугун

Сталь

1929

237,0

65,0

35,6

262,0

13,4

9,8

1938

242,4

50,3

32,8

230,7

12,0

8,6 (1937)

10,6

1953

237,0

66,2

227,8

16,0

11,4

1954

241,7

33,1

43,8

227,9

12,0

18,8

1955

246,4

76,0

41,0

52,7

225,2

16,4

12,7

20,1

1956

249

80,7

43,5

58,0

226

13,4

20,7

Таким образом, в 1955-1956 годах по добыче каменного угля страны ЕОУС опередили Англию, если же учитывать бурый уголь Западной Германии, то этот разрыв составит более чем 100 млн. тонн. По выплавке стали Англия отстала от ЕОУС более чем в 2,5 раза, по выплавке чугуна - более чем в 3 раза, по добыче железной руды-более чем в 4 раза (1955 год). В настоящее время в странах ЕОУС производится почти половина добычи угля и выплавляется почти 2/3 всей стали в Западной Европе.

Угроза плана Шумана для империалистической Англии усугубляется тем, что в договоре, учреждающем ЕОУС, имеется ряд положений, непосредственно направленных против английских монополий. Так, из анализа статей 71-75 договора явствует, что его участники обязаны отказаться от принципа наибольшего благоприятствования в торговле с третьими странами на основе двусторонних соглашений. Верховный орган, как это зафиксировано в статьях 72 и 73, устанавливает контроль над торговой политикой стран ЕОУС, осуществляя надзор над выдачей импортных и экспортных лицензий. Ни одна страна ЕОУС не может заключить торгового соглашения с третьей стороной (например, с Англией), если на это не будет дано предварительного разрешения Верховного органа (ст. 75). Указанные положения договора вызвали острое недовольство в английских деловых кругах, которые усматривают в них прежде всего проявление целенаправленной политики германских монополий, заинтересованных в ограничении британского экспорта на рынки стран ЕОУС. Между тем рынки этих шести стран поглощают не менее 1/10 английского экспорта стали и значительную часть экспорта каменного угля.

Договор, учреждающий ЕОУС, направлен также на подрыв сырьевой базы английской металлургической промышленности. Согласно его статье 59, Верховный орган получает неограниченные права в распределении и использовании сырья, в котором испытывается "острая нехватка". В этой связи английские деловые круги проявляют большую озабоченность по поводу серьезного сокращения поставок железной руды из Франции и Северной Африки, доля которых в общем английском импорте железной руды составляла в 1949 году 30%. 28 Усиленное проникновение западногерманских монополий в Северную Африку, непосредственно связанное с планом Шумана, лишает таким образом Англию важнейшего источника железной руды. 29 Прямым следствием плана Шумана было также почти полное прекращение импорта в Англию металлического лома из стран ЕОУС.

План Шумана серьезно ослабил позиции английских монополий в Западной Германии. Непосредственным результатом создания ЕОУС явилась окончательная отмена всех ограничений в западногерманской промышленности. Этот процесс сопровождался резким ослаблением английского влияния в Руре. После долгого сопротивления англичане были вынуждены пойти в декабре 1951 года на ликвидацию контрольных групп по углю и стали, в которых участвовали представители английских монополий. С образованием единого рынка для угля вошло в силу соглашение правительств США, Англии, Франции и стран Бенилюкса о прекращении деятельности Международного органа для Рура. Единственное, чего удалось добиться англичанам взамен, было формальное согласие ФРГ выполнить в сильно урезанном виде свои обещания относительно поставок металлического лома в Англию.

Провал английских попыток превратить план Шумана в план Бевина и образование крупной монополистической группировки в Европе во главе с магнатами Рура, финансируемыми США, со всей серьезностью поставили перед английским монополистическим капиталом вопрос о выработке определенной линии по отношению к ЕОУС. Условия договора о ЕОУС, ставящие под контроль производство, экспорт и импорт стран-участниц объединения (ст. 4), делали совершенно неприемлемым для Англии путь немедленного вступления в это объединение. Английские монополии в особенности возражают против чрезвычайных полномочий Верховного органа, которыми тот наделяется в условиях кризисной ситуации, о наличии которой объявляет... сам орган (ст. 58).

Отражая точку зрения наиболее влиятельных монополистических кругов страны, Британская федерация железа и стали вплоть до настоящего времени высказывается против вступления Англии в ЕОУС, поскольку, как писала газета "Файнэншл Таймс", вступление Англии в ЕОУС может привести к "полной ликвидации преференций, которыми британская сталь пользуется на рынках Содружества и империи". 30

Угольные промышленники Англии (Национальное управление по углю) также выступают против вступления Англии в ЕОУС на данном этапе, так как это повлекло бы для Англии, испытывающей острую потребность в угле, возникновение угрозы американского и германского демпинга.

Не менее важным является и вопрос об импортных пошлинах на сталь, которые в Англии равны 20-25%, а в странах ЕОУС - 10-15%. 31 Снижение английских импортных пошлин на сталь, конечно, не пришлось бы по вкусу сталепромышленникам Англии и, главное, затронуло бы интересы стран Содружества, например, Канады и Австралии, для которых высокие импортные пошлины на сталь служат барьером, оберегающим их сталелитейную промышленность от натиска американских и западногерманских монополий.

Вопрос о том, вступать Англии или не вступать в ЕОУС, не является, однако, для английских правящих кругов делом простого выбора. Этот вопрос решается меняющимся соотношением сил между капиталистическими государствами и, в частности, между Англией и ФРГ. Тот факт, что несмотря на резкое усиление позиций немецкого монополистического капитала Англия до сего времени не ставит еще вопроса о своем полном и безусловном членстве в ЕОУС, свидетельствует прежде всего о ее способности активно бороться против этого картельного объединения.

В марте 1954 года "Файнэншл Таймс" писала, что Англия достаточно сильна, чтобы выдержать конкуренцию со стороны ЕОУС и не присоединиться к нему. 32Действительно, все послевоенные годы издержки производства в английской угольной и сталелитейной промышленности были и остаются ниже, чем на континенте, в том числе и в ФРГ.' К тому же Англия, благодаря имперским преференциям, обладает большими преимуществами перед картелем, имея относительно обеспеченные рынки сбыта для угля и в особенности для стали. Вместе с тем английские монополии с каждым годом все больше чувствуют опасность, которая исходит от ЕОУС для позиций Англии на мировых рынках. Вследствие этого, отвергнув предложение вступить в ЕОУС, содержавшееся в речи Шумана от 9 мая, Англия оговорила за собой право вести переговоры о сотрудничестве с объединением. После вступления плана Шумана в силу (август 1952 года) консервативное правительство сочло необходимым послать в Верховный орган ЕОУС постоянную английскую делегацию во главе с крупным промышленником и политическим деятелем Сесилем Уэйром. 33 Через полтора месяца эта делегация опубликовала совместно с Верховным органом декларацию, в которой говорилось, что отныне сотрудничество между Англией и ЕОУС принимает "активную" форму. 34

Открытие единого рынка шести стран по углю, железной руде и стали сопровождалось обострением противоречий как внутри ЕОУС, так и между ним и странами-аутсайдерами. В начале 1953 года в Брюсселе крупные сталепромышленники Западной Германии, Франции, Бельгии, Люксембурга и Голландии заключили секретное картельное соглашение об установлении единых цен на сталь, экспортируемую вне картеля. В 1954 году в Париже была достигнута договоренность также об экспортных квотах и о разделе рынков сбыта. В связи с образованием, наряду с ЕОУС, экспортного стального картеля создается прямая угроза британским сталелитейным компаниям, на предприятиях которых издержки производства пока еще ниже, чем в любой из стран, входящих в картель. Тот факт, что уже в 1954 году в прессе начали появляться сообщения о возможности присоединения Англии к брюссельскому картелю, независимо от ее отношения к ЕОУС, является весьма симптоматичным.

На протяжении последних трех лет между Англией и странами ЕОУС ведется подлинная "война цен" на продукты сталелитейной промышленности. В 1953 году машиностроительные фирмы ФРГ потребовали от германских сталепромышленников понижения цен на сталь, ибо высокие цены ослабляли их позиции - в частности в борьбе с английским капиталом. В конце 1953 года ЕОУС под давлением немцев объявило о значительном снижении цен на сталь. В ответ Англия также снизила цены на сталь на 15%. 35

Особенно большую опасность для Англии представляет увеличение экспорта стали из стран ЕОУС на рынки Британской империи, являющиеся основными потребителями английской экспортной стали. Еще в 1952 году Западная Германия, Франция, Бельгия и Люксембург вывезли в страны Британской империи больше стали, чем сама Англия (1570 тысяч т. против 1132 тысяч т) 36 Среди крупных дельцов ЕОУС и главным образом германских и французских все чаще стали раздаваться голоса, требующие ликвидации Англией имперских преференций.

Английское правительство вынуждено предпринимать новые и новые шаги к укреплению контакта с объединением. Французы поддерживают эти шаги, стремясь использовать англо-западногерманские противоречия, чтобы укрепить свое положение в ЕОУС. Американцы, обеспокоенные резким обострением франко-западногерманских противоречий, которые уже к концу 1953 года поставили ЕОУС перед угрозой краха, в свою очередь одобряют шаги англичан, поскольку они не идут дальше относительно безобидных форм "ассоциации". Лишь немцы сдержанно относятся к английской инициативе, ибо соотношение сил между Англией и ФРГ еще не таково, чтобы можно было допустить вступление Англии в ЕОУС без боязни ухудшить там позиции ФРГ.

Некоторые круги ФРГ, а также США с самого начала желали вступления Англии в ЕОУС, надеясь получить большой выигрыш от отмены имперских преференций и в то же время не допустить усиления английского влияния на континенте. Для определенных монополистических кругов главных стран Западной Европы особо привлекательной представляется идея создать мощный картель, который смог бы конкурировать с воротилами Уолл-стрита.

24 декабря 1953 г. председатель Верховного органа Моннэ направил Сесилю Уэйру письмо, в котором предлагал конкретную программу активного сотрудничества Англии с Верховным органом. 37 В ответном письме от 29 апреля 1954 г. Сесиль Узйр от имени английского правительства пригласил Моннэ посетить Лондон для ведения переговоров о том, "какую в точности форму могла бы принять будущая ассоциация между Соединенным Королевством и объединением". 38

Приглашение Уэйра было принято. Проходившие на протяжении всего 1954 года переговоры между Верховным органом и Англией завершились заключением "Соглашения об ассоциации", 39 подписанным 21 декабря 1954 г. в Лондоне Моннэ и английским министром снабжения Д. Сэндисом. 22 февраля 1955 г. это соглашение было одобрено палатой общин. Отныне наряду с постоянной английской делегацией в Люксембурге учреждался Постоянный Совет ассоциации из четырех представителей Англии и четырех от Верховного органа. Этот Совет имел чисто консультативные функции. Предусматривалось также, что при обсуждении вопросов, представляющих взаимный интерес и входящих в компетенцию Совета Министров ЕОУС, будут созываться специальные заседания Совета Министров с участием британского министра и представителей британских национальных управлений по углю и стали.

Анализ "Соглашения об ассоциации" показывает, что Англия сохранила за собой полную свободу действий в отношении ЕОУС. При подписании соглашения Д. Сэндис заявил, что оно ни в коей мере не ограничивает независимость обеих сторон в принятии решений. 40 "Манчестер Гардиан" писала, что соглашение не обязывает Англию к каким-либо действиям и что речь идет исключительно о консультациях и переговорах двух сторон по интересующим их вопросам. 41 Такую же оценку соглашению давали и органы английских деловых кругов.

Заключая по существу ничем не связывающее Англию соглашение, консервативное правительство руководствовалось интересами монополий. Известно, что Британская федерация железа и стали, выступая против присоединения Англии к ЕОУС, в то же время предлагала осуществлять с ним по возможности согласованные действия по вопросам таможенных тарифов, экспорта и капиталовложений. "Одно то,-говорилось в опубликованном ею бюллетене, - что Британия выплавляет почти половину того количества стали, которое дает объединение, вследствие чего рынки одной стороны оказываются затронутыми политикой другой, - оправдывает соглашение". 42 Британский монополистический капитал рассчитывает, что в обстановке обострения борьбы на мировом капиталистическом рынке "Соглашение об ассоциации" устранит растущую угрозу изоляции Англии в связи с экспансией американских и западногерманских монополий и создаст более благоприятные условия для осуществления его собственных экспансионистских устремлений.

Подобные же расчеты связываются и с планами присоединения Англии к ЕОУС, которые получают все большее распространение среди влиятельных кругов английского монополистического капитала по мере дальнейшего изменения соотношения сил в империалистическом лагере. Еще в 1951 году, предвосхищая возможность будущего вступления Англии в ЕОУС, "Экономист" писал, что этот акт должен быть использован для превращения Верховного органа в тормоз, сдерживающий экстремизм Западной Германии. 43 В последние годы, ставя вопрос о возможности вступления Англии в ЕОУС, известные английские деловые круги, как правило, выдвигают весьма существенные оговорки и условия или прямо заявляют о необходимости обеспечить за Англией особое положение в объединении. Усиленно подчеркивается, в частности, что Англия должна сохранить независимость в отношении Верховного органа по вопросу о пошлинах на продукцию ЕОУС, ввозимую во все страны Британского Содружества. Не прекращаются настойчивые пожелания ограничить в той или иной степени наднациональный характер ЕОУС. Аналогичные оговорки делаются Англией и при обсуждении вопроса о ее отношении к планам распространения экономической "интеграции" шести стран на транспорт, энергетику и атомную энергию с целью создания общего рынка по этим отраслям. Только при учете этих оговорок Англия готова стать участником единого рынка. 44

Ставшая фактом ассоциация Англии с ЕОУС, помимо своих экономических причин, заключающихся в обострении конкурентной борьбы между империалистическими державами, имеет и глубокие политические корни. Демонстрация показного "единства" Англии со странами ЕОУС должна облегчить проведение в жизнь агрессивных целей Северо-атлантического блока.

§ 3. Экономическая экспансия западногерманских монополий на экспортных рынках Англии.

Современный этап экспансии западногерманских монополий на мировом капиталистическом рынке характеризуется прежде всего форсированным вывозом капитала из ФРГ. 30 августа 1951 г. верховные комиссары США, Англии и Франции, действуя вопреки принципам Потсдамского соглашения и в нарушение Закона № 5 от 30 октября 1945 г., 45 приняли Закон № 63, который предоставлял немецким владельцам право требовать передачи им подавляющей части имущества, находившегося за границей. В 1952 году был официально отменен и запрет на вывоз капитала из Западной Германии.

Вывоз капитала из ФРГ растет быстрыми темпами. В 1950 году, по оценке Немецкого экономического института, он составлял 3 млрд. марок, к концу 1952 года его сумма исчислялась уже 6 млрд. марок, 46 а с 1952 по сентябрь 1955 года он возрос еще на 700 млн. марок 47. Капиталовложения за границей делают в основном немецкие металлургические, химические, электротехнические и автомобильные монополии. Львиная доля заграничных инвестиций приходится на концерны Круппа, Ханиэля, Маннесмана, АЭГ, Сименса, филиалы ИГФ и другие. Как и до войны, в германском экспорте капитала преобладают наиболее эффективные формы: прямые и портфельные инвестиции. Широко применяются долгосрочное кредитование иностранных фирм и экспорт средств производства..

Англо-западногерманская борьба за сферы приложения капитала разгорается все сильнее. На европейском континенте наибольшей остроты она достигла в Греции, Испании, Португалии, Голландии. Еще в 1953 году концерн Круппа добился контракта на финансирование большей части четырехлетнего плана развития Греции. "Экономист" с явным раздражением писал, что этот контракт Крупп перебил у англичан. 48 С тех пор западногерманский капитал прочно утвердился в никеледобывающей и в некоторых других отраслях промышленности Греции. Концерн Круппа добился также участия в концессии по разработке залежей греческого бурого угля. В Испании Крупп построил металлургический завод. Там же строит свои предприятия "Мессершмидт". В Норвегии Крупп получил заказ на строительство завода по производству прокатных станов.

Усиливается вывоз немецкого капитала в страны Ближнего и Среднего Востока. Во время поездки канцлера Аденауэра в Анкару в марте 1954 года турецкое правительство обязалось "принять меры по обеспечению участия немецкой промышленности в капиталовложениях в Турции", 49 что нанесло серьезный удар по интересам британского империализма. За последние годы западногерманские фирмы участвовали или еще участвуют в строительстве турецких тепло- и гидроэлектростанций ("Сименс АГ"), азотного (филиал ИГФ) и сталелитейного завода ("Крупп"), завода по производству стальных труб ("Маннесман"), сахарных заводов и т. д. Крупп получил контракт на строительство висячего моста через Босфор стоимостью в 70 млн. долларов. 50

Немецкий капитал все больше оттесняет Англию в борьбе за сферу приложения в Египте. "Экономист" отмечал, например, что немецкие фирмы одержали верх над английскими в борьбе за получение контрактов на строительство гидроэлектростанции в Асуане и на сооружение промышленных предприятий в Гелуэне. 51 Концерн Круппа перехватил у других империалистических соперников контракт на постройку моста через Нил у Каира стоимостью в 1,1 млн. ф. ст., а также ряд заказов на строительство дополнительных переправ черезИсмаильский канал. "Демаг" в 1955 году приступила к строительству первого египетского металлургического завода в Гелуэне, южнее Каира, стоимостью в 13 млн. ф. ст. 52 Концерн "Сименс-Шуккерт" в 1954 году приступил к строительству гидроэлектростанции в Каире. Западногерманские фирмы участвуют также в строительстве завода боеприпасов в Гелуэне, авиазавода в Гелиополисе, нефтеперерабатывающего завода и т. д. Большую роль в финансировании экспорта ФРГ в Египет и другие страны Ближнего и Среднего Востока играет созданный в 1952 году Немецко-Египетский банк, 60% первоначального капитала которого принадлежит немцам.

Ослабление английских позиций в Иране усилило приток туда западногерманских капиталов. Монополии Западной Германии получили правительственные заказы на строительство электростанций, ирригационных устройств и других объектов, предусмотренных планом индустриализации Ирана. В борьбе против английских и американских монополий за сферу приложения капитала в Иране успешно выступают такие западногерманские монополии, как "Крупп", "Сименс", "Маннесман" и другие. Монополии ФРГ добились заключения контракта на строительство в Иране цементного и металлургического завода, участвуют в постройке трансиранской железной дороги, в сооружении и оборудовании портов и пристаней на побережье Каспийского моря.

В Ираке западногерманские фирмы перехватили у англичан контракт на строительство моста через Ефрат. Концерн Круппа получил заказ на реконструкцию порта в Басре. Монополии ФРГ построили также два моста на Тигре.

В Сирии западногерманские монополии участвуют в строительстве крупного нефтеперерабатывающего завода, а также ведут обширные работы по разведке нефти.

Внедряясь в экономику отсталых стран, ФРГ широко использует пропаганду против колониализма. В Иране и Египте Западная Германия извлекает выгоды, спекулируя на законной ненависти иранского и египетского народов к английскому колониализму, в Сирии - на ненависти сирийского народа к французскому колониализму.

В Йемене западногерманские монополии получили концессию на разведку нефти сроком на 20 лет. Они, однако, согласились ликвидировать ее в случае, если нефти не будет найдено в пятилетний срок и, кроме того обещали имаму Йемена 75% всех прибылей от эксплуатации вновь открытых месторождений нефти. Эти "льготные" условия вызвали большое беспокойство у английских и американских нефтяных монополий на Ближнем и Среднем Востоке. Немецкий капитал участвует также в строительстве в Йемене цементных заводов, текстильной фабрики, в дорожном строительстве.

В Саудовской Аравии западногерманский концерн "Сименс" перехватил у англичан контракт на строительство телефонно-телеграфной сети стоимостью в 2 млн. долларов. 53 Одной из самых важных сфер приложения западногерманского капитала является Латинская Америка. Особенно усиленно западногерманский капитал проникает в Бразилию и Аргентину, где по данным немецкого экономиста Герхарда Кегеля, "прямо или косвенно представлены почти все известные западногерманские монополии". 54 Внешнеторговую задолженность этих стран перед ФРГ западногерманские монополии используют в качестве предлога для требований передать им львиную долю участия в предприятиях стран-должников. Концерн Круппа получил контракт на сооружение в Бразилии машиностроительного завода. Фирма "Маннесман" строит там же сталелитейный завод мощностью в 100 тысяч т стали, причем она прибирает к рукам 60% капитала завода. "Клекнерверке" строит еще один сталелитейный завод в Бразилии с максимальной мощностью в 400 тысяч т стали в год. 55 В Аргентине "Сименс-Шуккерт" сооружает электростанцию стоимостью в 30 млн. долл., а "Даймлер Бенц АГ" основал там свой филиал мощностью в 500 дизельных грузовиков в месяц. В Чили германский капитал осуществляет строительство нескольких сахарорафинадных заводов. В Венесуэле, где позиции английских монополий относительно более прочны, чем в других странах Латинской Америки, концерн "Сименс" участвует в расширении телеграфной сети Каракаса, причем доля этого участия определяется в 100 млн. марок. 56 Финансированию западногерманского экспорта капитала и товаров в Латинскую Америку во многом содействовало создание Немецко-Южно-Американского банка, который еще в 1952 году имел свои представительства в Аргентине, Бразилии, Чили, Мексике.

Западногерманский капитал широким потоком устремился также и в страны стерлинговой зоны, в британские доминионы. Концерн Круппа и ряд других западногерманских монополий проявляют большую активность в Индии. Крупп в союзе с фирмой "Демаг" строит металлургический завод мощностью 1 млн. т стали в год. Крупп и "Демаг" получили 20% в совете администрации и имеют все шансы занять доминирующее положение в новом обществе "Хиндустан Стил Лимитед". Часть капитала на строительство сталелитейного завода поступила от Международного Банка реконструкции, то есть от американцев. Крупп строит и город для рабочих этого завода, рассчитанный на 100 тысяч жителей. 57 Получение Круппом и "Демаг" контракта на строительство этого завода было расценено в Англии как серьезная потеря английских монополий, стремившихся получить этот контракт. 58 Концерн Круппа принимает также участие в строительстве цементного завода южнее Бомбея.

В Пакистане Крупп заключил соглашение с "Пакистан Индастрис Девелопмент Корпорейшн" о строительстве сталелитейного завода мощностью в 350 тысяч т. 59 Сименс в 1953 году приступил к строительству первого в Пакистане радиозавода. Западногерманские монополии участвуют также в разработке пакистанских месторождений железной руды, в строительстве нефтеперегонных заводов и т. д.

Западногерманские монополии отвоевывают у Англии все новые позиции в Канаде. Тот факт, что Канада в значительной степени уже подчинена американскому капиталу, делает англо-западногерманскую борьбу в этом английском доминионе особенно острой. Еще в 1950 году монополии ФРГ добились поставки из Канады в Западную Германию железной руды. В том же году они получили контракт на строительство цементного завода на Ньюфаундленде, гарантировав самые короткие сроки и запросив гораздо более низкую цену, чем их соперники. В 1953 году число филиалов западногерманских фирм, обосновавшихся в Канаде, возросло до 30. По сообщению "Уолл Стрит Джорнал", в Канаде намереваются создать свои предприятия более 300 фирм ФРГ. 60 Крупп стремится в максимальной степени повысить свою долю в железодобывающей промышленности Лабрадора и выступает вместе с американскими концернами против английских железных и стальных монополий, рассчитывающих целиком прибрать к рукам богатые месторождения железной руды. "Ман-несман" ведет строительство завода бесшовных труб в г. Солт-Сент-Мари, а "Хеш" строит металлургическое предприятие в провинции Саскачеван.

"Фолксваген" рассчитывает открыть автосборочные заводы в Австралии и Новой Зеландии. Компания "Бош" (Штутгарт) осуществляет инвестирование капитала в 1 250 тысяч ф. ст. на строительство в Австралии завода по производству электрооборудования и вспрыскивающих устройств (injection equipment) для двигателей "Дизель". "Боргвардверке" заключила с индонезийской фирмой договор о постройке нового автозавода.

Особые расчеты связывают западногерманские империалисты с усилением экспансии монополистического капитала ФРГ в Африку. Африка прельщает их богатыми рынками сбыта, источниками сырья и дешевизной рабочей силы. Главными "заинтересованными сторонами" в освоении Африки выступают Флик, Крупп, Отто Вольф, Рейш, Динкельбах, Шахт, Абс и другие заправилы немецкого финансового капитала. Вернувшись из семидневной поездки по странам Африки, президент бундестага Герстенмайер призвал немецкие монополии усилить экспорт капитала в эту часть света. При этом, предостерегая от вложения капитала в районы наибольшего размаха национально-освободительного движения, он советовал избрать в качестве главного направления западногерманской экспансии направление на Центральную Африку и Конго, где, как известно, господствует английский и бельгийский капитал. 61

Немецкий капитал овладел уже немаловажными позициями в английском доминионе-Южно-Африканском Союзе. Фирмы "Хеншель унд зон" и "Хейнкель-Флюг-цейверке" давно уже обосновали там свои филиалы. Ряд крупных заводов строятся или построены в ЮАС "Рурхеми АГ" и "Фольксвагенверке"

Африку наводняют всякого рода миссии немецких коммерсантов, перехватывающих у англичан выгодные контракты и заказы. Впрочем, здесь, как и в других частях Содружества и империи, немецкий капитал наталкивается на весьма прочную стену, воздвигнутую британским империализмом за многие десятилетия своего монопольного или почти монопольного господства на африканском континенте.

* * *

За последние годы ФРГ развернула широкую внешнеторговую экспансию. Сравнение физического объема и темпов роста западногерманского и английского экспорта товаров показывает непрерывное нарастание угрозы "гордому Альбиону" со стороны германского конкурента.

Таблица 6
Экспорт Англии и Западной Германии в 1937-1955 годах 62 (в млн. долларов по ценам фоб)

 

1937

1948

1950

1951

1952

1952

1952

1952

Англия

2446

6360

6088

7229

7237

7230

7488

8138

Западная
Германия

2384*

599**

1976

3463

4002

4389

5248

6135

* Вся Германия.
** Бизония.

Из этой таблицы следует, что в 1955 году объем западногерманского экспорта в 2,5 раза превышал довоенный объем экспорта всего Третьего Рейха. Если в 1947 году Западная Германия занимала среди капиталистических стран 26 место по экспорту, то в 1952 году она перебралась уже на 5, а в 1953 году, обогнав Канаду, вышла на третье место, которое вся Германия занимала в предвоенные годы.

В 1955 году экспорт Англии в ценностном выражении был выше западногерманского и это, несомненно, подчеркивает силу британского империализма. Однако разрыв в уровне английского и западногерманского экспорта неуклонно уменьшается. Так, в 1948 году западногерманский экспорт составлял 1/10 часть английского, в 1950 году 1/3 часть, в 1951 году он был равен почти половине английского, а в 1955 году составлял от него уже более 75%, а в 1956 году - 80,2%. В период особенно усиленной ремилитаризации ФРГ, развернувшейся после начала войны в Корее и не прекращающейся до настоящего времени, экспорт Западной Германии возрастал более высокими темпами, чем экспорт Великобритании. Если в 1950-1955 годах объем британского экспорта повысился на 33%, то уровень западногерманского увеличился более чем в 3 раза.

Западная Германия сумела в короткие сроки восстановить и расширить свои позиции в мировой торговле. Доля же Англии в мировой торговле, сравнительно высокая в первые послевоенные годы (вследствие, в частности, выхода из строя ее крупнейших конкурентов - Западной Германии и Японии) - в последние годы сократилась.

Таблица 7
Доля Англии и ФРГ в экспорте всех капиталистических стран 63 (в процентах)

 

1937*

1947

1951

1953

1954

1955

Англия

10,4

10,3

10,1

9,8

9,8

9,9

Западная Германия

6,6

0,7

4,6

6,0

6,9

7,5

* В границах современного капиталистического мира.

Таким образом, в 1955 году, как и в предвоенный период, Западная Германия существенно сблизилась с Англией как по объему экспорта, так, соответственно, и по доле в мировом капиталистическом экспорте. В условиях нового этапа общего кризиса капитализма борьба этих двух теперь уже, можно сказать, соперников одного масштаба приобретает особенно напряженный характер.

Последнее вытекает также из сходства структуры экспорта Западной Германии и Англии. До войны более 80% германского экспорта состояло из готовых промышленных изделий. В первые послевоенные годы Западная Германия по преимуществу являлась экспортером сырья. Так, в 1947 году не менее 71,5% всего экспорта (исчисленного в долларах) из англо-американской зоны приходилось на уголь (54,2%) и лес (17,3%). 64 Эти изменения в структуре экспорта Западной Германии, в особенности характерные для периода 1945-1950 годов, убедительно раскрывают сущность политики Англии и США, пытавшихся задушить одного из своих конкурентов. Стремление превратить Западную Германию из экспортера готовой продукции в экспортера сырья и полуфабрикатов являлось, как известно, одной из причин поддержки Англией плана Маршалла, направленного, в частности, на удушение важнейших экспортных отраслей германской промышленности. Политика возрождения западногерманского монополистического капитала опрокинула, однако, все расчеты на подрыв основ традиционного для немецкого империализма соотношения различных статей в экспорте.

Таблица 8
Доля готовых изделий в экспорте Англии и ФРГ 65

Англия*

Западная Германия

1938

1953

1954

1955

1936

1952

1953

1954

1955

79

83

82

82

77,7

75,1

74,3

76,9

78,5

* Экспорт, включая реэкспорт.

Таким образом немецкие монополии в короткий срок восстановили довоенную структуру германского экспорта. В результате в настоящее время, как и до войны, главными статьями экспорта Англии и Западной Германии являются продукция машиностроительной, станкостроительной, автомобильной, суд

остроительной, химической и ряда других отраслей промышленности.

Особенно быстро усиливается конкуренция Западной Германии на рынке оборудования. Если в 1951-1954 годах ФРГ сумела увеличить свою долю в мировом капиталистическом экспорте оборудования и транспортных средств с 10,0% до 16,1%, то удельный вес Англии на этом рынке снизился за то же время с 26,1% до 24,1 % 66. Еще показательнее рост западногерманского экспорта в области электротехники и машиностроения. За период с 1951 по 1954 годы доля ФРГ в экспорте машин и электрооборудования возросла с 14 до 21%. Уже в 1951 году Западная Германия заняла третье место в мире по экспорту продукции общего машиностроения и электротехнической промышленности. В 1952 году Западная Германия вышла на первое место среди капиталистических стран по вывозу изделий точной механики и оптики.

Серьезное беспокойство у английских промышленников вызывает растущий экспорт западногерманской автомобильной промышленности. В 1955 году в ФРГ было выпушено 846 тысяч грузовых и легковых автомобилей, и она, опередив Францию, прочно занимает теперь третье место в мире по производству автомашин после США и Англии. В 1954 году ФРГ вышла на второе место в мире после Англии по экспорту автомобилей. Ее доля в мировом капиталистическом экспорте автомобилей составила в этом году 23%. (Доля Англии - 35%, а США - 21 %.) 67 Англо-западногерманская конкуренция на этом рынке обостряется тем, что именно здесь, за спиной ФРГ, наиболее часто выступают американские монополии. Особенно успешно конкурируют с Англией западногерманские фирмы "Фольксваген", "Даймлер Бенц", "Опель", "Дженерал Моторс" (США), "Форд" (США), "Боргвард" и другие.

Напряженная конкурентная борьба между Англией и ФРГ происходит в области судостроения. Несколько лет тому назад германской судостроительной промышленности почти не существовало. Гамбург, Бремен и другие порты ФРГ в последние месяцы войны подвергались сокрушительным ударам английской бомбардировочной авиации. Гамбургский порт был выведен из строя на 65%. Крупнейшие западногерманские доки "Блум унд Фосс" были демонтированы английскими оккупационными властями. "Казалось,-писала "Манчестер Гардиан Уикли",- политика союзников в том и состояла, чтобы отсечь немцев от моря". 68 В апреле 1951 года в разгар войны в Корее англичане были вынуждены согласиться на требования США и отменить последние ограничения на строительство в ФРГ невоенных кораблей". В июле 1951 года, в результате переговоров бургомистра Гамбурга М. Бауэра с Моррисоном, между Англией и ФРГ было достигнуто соглашение об отмене запрета на восстановление "Блум унд Фосс". В июле 1952 года успешно для ФРГ окончились англо-западногерманские переговоры о возвращении ей 16 пловучих доков, которые англичане конфисковали в гамбургском порту и сначала намеревались либо продать их за границу, либо уничтожить. Западногерманская судостроительная промышленность усиленно субсидировалась американцами в надежде, что это облегчит их собственное положение в конкурентной борьбе с Англией. За один только 1950 год судостроительные фирмы Западной Германии получили американских субсидий на сумму свыше 150 млн. марок. 69

В 1953 году Западная Германия вышла по производству судов на второе место в капиталистическом мире после Англии, обогнав США. В 1954 году ее доля в мировом капиталистическом судостроении составила 12% (Англии - 37%). 70 Острота конкуренции между Англией и ФРГ в области судостроения усугубляется тем, что ФРГ с каждым годом увеличивает экспорт судов. Если в 1953 году тоннаж торговых судов, изготовленных в ФРГ и предназначенных на экспорт, составил 45% общего тоннажа построенных судов, то в конце 1954 года он составил уже 69%. В Англии же на протяжении 1950-1956 годов происходило постоянное сокращение объема заказов на экспорт, и в 1956 году она сумела реализовать за границей только 21% построенных судов. В результате уже в 1954 году Англия отстала по экспорту судов от Западной Германии и последняя вышла по этому показателю на первое место в капиталистическом мире.

Английские промышленники с тревогой отмечают, что цены на западногерманские суда, как правило, на 12-18% ниже, чем на английские, а сроки поставок гораздо короче и твердо гарантированы. В результате сравнительно низкой конкурентоспособности английской судостроительной промышленности в Англии только за один 1954 год было аннулировано заказов на постройку судов общим тоннажем свыше 300 тысяч т. Дело дошло до того, что некоторые английские фирмы стали размещать заказы не в Англии, а в Западной Германии.

Усиливается англо-западногерманская конкуренция в области станкостроения. В 1951 году Западная Германия заняла первое место в Европе и второе место в мире (после США) как по стоимости, так и по объему экспорта станочного оборудования. В 1952 году ФРГ вывезла в 2,8 раза больше металлорежущих станков, чем Англия, которая еще в 1949 году превосходила ФРГ в этом отношении в 5 раз.

Западногерманские монополии и прежде всего возрожденный в новом виде ИГФ ведут успешное наступление на английские позиции в торговле химическими продуктами. Доля ФРГ в мировом экспорте химических товаров с 1951 по 1954 год увеличилась с 13,4% до 17%, а доля Англии за тот же период уменьшилась с 17,1% до 16,7%. 71 ФРГ вышла, таким образом, на второе место после США по экспорту химических товаров, отвоевав это место у Англии. По экспорту красителей ФРГ удерживает первое место среди капиталистических стран с 1951 года.

В 1951 году Западная Германия обогнала Англию по экспорту металлов и металлоизделий (ФРГ - 1203 млн. долл., Англия - 929 млн. долл.). 72 К середине 1954 года ФРГ вывезла чугуна и стали в 2,5 раза больше, чем год назад, обогнав Англию и в этой области. 73

Используя свои преимущества в конкурентной борьбе с Англией, Западная Германия все чаще прибегает к демпинговым ценам на экспортные товары. Англия часто теряет заказы в пользу ФРГ также из-за неэффективных методов сбыта, сравнительно низкого качества продукции, слишком длительных сроков поставок и из-за требований слишком коротких сроков платежа.

На современном этапе англо-западногерманская конкурентная борьба наблюдается во всех зонах мирового капиталистического рынка.

Таблица 9
Распределение экспорта Англии и ФРГ по зонам в 1953 году 74 (в процентах)

Зона

Англия

ФРГ

Долларовая зона

15

11

Страны Организации Европейского Экономического содружества

26

66

Другие нестерлинговые страны

10

16

Стерлинговая зона

49

7

Из таблицы видно, что наиболее широкой сферой столкновений между Англией и ФРГ в борьбе за рынки сбыта является Западная Европа, куда направляется более двух третей западногерманского и более четверти английского экспорта. Но именно в этой зоне Западной Германии удалось за последние годы добиться наибольших успехов и серьезно подорвать позиции британского империализма. Наступление западногерманских монополий на рынках Западной Европы тем более пагубно сказывается на общем состоянии внешней торговли Англии, что для нее эти рынки по важности, как показывает таблица, занимают второе место после стерлинговой зоны. Еще в 1949 году Англия экспортировала на рынки Западной Европы в 2,5 раза больше товаров, чем ФРГ, но уже в 1951 году западногерманский экспорт превзошел по своей величине английский (2145 млн. долл. против 2085 млн. долл.). 75 В 1954 году экспорт ФРГ в Западную Европу превысил по своей величине экспорт Англии на 60%, а экспорт Франции - в два раза. 76

Особенно сильно ФРГ потеснила своих империалистических соперников на рынках Австрии, в импорте которой на ее долю приходилось в 1955 году 36,2% и Швейцарии, для которой соответствующая цифра за 1955 год составила 23,5%. 77 Западногерманский экспорт в Австрию в 1954 году в 2,5 раза превысил экспорт в эту страну Англии, Франции и США вместе взятых. На рынках Франции ФРГ также одержала верх над Англией. В 1955 году ее доля во французском импорте составляла 9,1%, тогда как доля Англии не превышала 4,5%. 78

Острая борьба идет между Англией и ФРГ на рынках скандинавских стран. В 1954-1955 годах Англия продолжала удерживать первое место в общем импорте Норвегии и Дании, но разрыв между английским и западногерманским экспортом в эти страны за последние годы неуклонно сокращается. При этом по экспорту ряда готовых изделий в Норвегию и Данию ФРГ давно уже опередила Англию.

Так, еще в 1952 году она впервые вывезла в Норвегию больше электрооборудования, чем Англия (на сумму в 3500 тысяч ф. ст. против 2500 тысяч ф. ст.). 79 На датском рынке Западная Германия обогнала Англию по экспорту автомашин, удобрения, химикатов, красителей, фотоаппаратов и т. д. Что касается Швеции, то Западная Германия еще в 1952 году опередила Англию по объему экспорта в эту страну (1583 млн. крон против 1285 млн. крон). 80

В 1955 году доля ФРГ в шведском импорте составила 22%, а доля Англии - 14% (доля США - 10%) 81. Из скандинавских стран Англия в 1955 году прочно удерживала первенство перед Западной Германией по величине своего экспорта только лишь в импорте Финляндии (Англия - 20,3%, ФРГ - 9,0%). 82

Западногерманские монополии вытесняют Англию с рынка Италии, в особенности по экспорту капитального оборудования, продукции машиностроения и химических товаров. В итальянском импорте ФРГ прочно удерживает первенство над Англией. В 1955 году ее удельный вес в импорте Италии составил 12,7%, а удельный вес Англии - всего 5,3%. 83

Западная Германия опередила Англию и по доле в импорте Бельгийско-Люксембургского союза (13,8% против 8,5%, 1955 год) и Голландии (17,6% против 8,5%, 1955 год). 84 При этом цены, скажем, на немецкие станки, продававшиеся в начале 1955 года в Голландии были на 55- 65% ниже английских. 85 В 1952 году ФРГ опередила Англию по общей стоимости экспорта товаров в Грецию.

Помимо Европы, западногерманские монополии особенно крупных успехов в борьбе с Англией достигли на экспортных рынках латино-американских стран. За период 1949-1954 годов западногерманский экспорт товаров в Латинскую Америку увеличился в 16 раз, в результате чего позиции немецких монополий в этом районе значительно окрепли. Еще в 1951 году, оттеснив Францию, ФРГ вышла на четвертое место среди капиталистических стран по экспорту товаров в Латинскую Америку. В 1953 году ФРГ опередила Англию и прочно заняла в импорте латиноамериканских стран второе место после США. В 1955 году экспорт ФРГ в Латинскую Америку составил 2110 млн. марок. 86 Весной 1954 года министр экономики ФРГ Эрхард совершил официальное турне по столицам крупнейших стран Южной и Центральной Америки. Целью этого, как отмечал "Перспектив", "беспрецедентного в германской истории турне" 87 было расчистить почву для дальнейшей экспансии западногерманских монополий. По возвращении в Бонн, Эрхард заявил, что латиноамериканский рынок открывает для ФРГ гораздо большие возможности, чем он это предполагал, отправляясь в путешествие. 88 Центральная и Южная Америка являются также поставщиками сырья и продовольствия для ФРГ. Западногерманские монополии выкачивают оттуда медь, олово, редкие металлы, серу, селитру и т. д.

Важнейшим объектом экспортной экспансии Западной Германии являются страны Ближнего и Среднего Востока. Используя жестокую англо-американскую борьбу в этом районе, ФРГ стремится закрепить там свои позиции путем форсированного экспорта и капитала и товаров. По общему объему экспорта товаров в страны Ближнего и Среднего Востока Англия пока еще значительно превосходит Западную Германию, и в этом отношении ее позиции здесь прочнее, чем на европейском континенте или в Латинской Америке. Однако разрыв в уровне экспорта Англии и ФРГ в эти страны все больше сокращается, вследствие высоких темпов роста западногерманского экспорта.

Таблица 10
Экспорт товаров ФРГ в страны Ближнего Востока 89 (в млн. марок)

Страны

1952 г.

1953 г.

1954 г.

1955 г.

1956 г.*

Турция

570,7

427,0

331,0

513,3

391,5

Египет

149,581

225,173

192,372

219,164

249,245

Иран

86,745

109,442

181,187

172,999

213,817

Сирия

33,764

46,864

79,234

86,040

80,733

Ливан

20,227

29,666

54,212

67,978

81,833

Ирак

16,278

28,938

63,458

79,306

94,051

Саудовская Аравия

8,298

10,604

28,610

31,912

36,245

Йемен

-----

0,361

0,431

0,130

2,095

Иордания

6,124

7,592

9,726

20,290

19,537

* Предварительные данные.

Ожесточенный натиск немецких монополий на рынки Ближнего и Среднего Востока и растущая экспансия американского капитала вынудили Англию уступить ряд немаловажных позиций.

Западная Германия уже в 1952 году, оттеснила. Англию по экспорту товаров в Турцию на второе место. В 1952 году ее удельный вес в импорте Турции составил 25% против 18%, приходившихся на долю Англии, и 8%-на долю США. 90 А между тем, еще в 1948 году западногерманские товары составили лишь 0,7% турецкого импорта, а английские - 24%.

В течение четырех лет с 1949 по 1953 год западногерманский экспорт в Египет увеличился в 25 раз 91 и к концу 1953 года ФРГ вышла на первое место по экспорту товаров в эту страну, оставив позади США и Англию.

Воспользовавшись падением английского влияния в Иране, в связи с национализацией иранской нефти, ФРГ захватила прочные позиции на рынках и этой страны. Если доля Англии в иранском импорте понизилась с 1950/51 года по 1952/53 год с 27% до 15%, то доля ФРГ за то же время возросла с 5% до 17%. 92 Одновременно доля ФРГ в иранском экспорте возросла с 12,5% до 19,4%, намного превысив соответствующую долю Англии (в 1952/53 - 4,4%) и США (в 1952/53 - 11,1%). Попытки Англии полностью восстановить свое влияние в Иране не удались, вследствие, в частности, конкуренции со стороны США и ФРГ. Однако за последние годы доля Англии в иранском экспорте и импорте все же несколько увеличилась.

Не на штуку встревоженные усилением западногерманской конкуренции на Ближнем и Среднем Востоке, английские монополии послали туда в 1953 году специальную миссию во главе с их доверенным лицом Эдвардом Бентоллом. Посетив Ирак, Кувейт, Ливан, Сирию и Саудовскую Аравию, миссия представила доклад министру торговли Англии, в котором обращалось внимание на поразительно высокие темпы экспортной экспансии в эти страны со стороны ФРГ и Японии. Из доклада следовало, что за период 1950-1953 годов экспорт Англии и США в эти страны возрос, примерно, в равной степени-в 2 раза, а экспорт ФРГ и Японии за тот же период увеличился соответственно на 300% и 500%. Хотя в докладе и указывалось, что пока экспорт ФРГ в эти пять стран равен не более 1/4 английского экспорта, его авторы делали вывод, что на Ближнем и Среднем Востоке английские товары не выдерживают конкуренции германских, а в некоторых случаях также французских и итальянских товаров. Миссия Бентолла заключила, что Соединенное Королевство может сохранить и улучшить свои позиции только путем форсированного экспорта и проявления исключительного внимания к срокам поставок и тому подобным факторам.

После первой миссии Бентолла наступление западногерманских монополий на английские позиции на Ближнем и Среднем Востоке не только не ослабло, но приобрело еще более угрожающий характер. Так, в 1954 году по сравнению с 1953 годом немецкий экспорт в Сирию увеличился с 48 до 85 млн. марок, а английский экспорт за то же время увеличился с 65 млн. марок только до 80 млн. марок. В Иране немецкий экспорт за 1954 год возрос с 38 млн. марок до 66 млн. марок, а английский за тот же период сократился с 339,3 млн. марок до 273,7 млн. марок. 93 Западногерманский экспорт за 1954 год увеличился : в Иорданию-на 30%, в Ливан-на 82%, в Саудовскую Аравию - в 2,7 раза, а в Израиль - в 4,1 раза.

В январе 1955 года торговая миссия Бентолла вновь отправилась на Ближний и Средний Восток, посетив на этот раз Египет, Судан, Сирию и Эфиопию. Миссия вела переговоры с правительствами этих стран по экономическим вопросам и рекомендовала английским монополиям ряд конкретных мер, направленных на ослабление английских конкурентов в этом районе. Однако дело от этого существенно не изменилось, ибо, несмотря на сопротивление англичан, ФРГ отвоевывает у них на Ближнем и Среднем Востоке одну позицию за другой.

Ожесточенно сопротивляясь натиску немецких монополий на свои экспортные рынки, Англия продолжает удерживать первенство в отношении ФРГ по общему объему товарооборота, главным образом, за счет торговли со стерлинговой зоной, на которую за последние пять лет приходилось 47-49% английского экспорта. 94 Несмотря на имперские преференции, ФРГ все настойчивее пытается пробиться на рынки стерлинговой зоны и в какой-то мере овладеть ее богатейшими ресурсами сырья.

Таблица 11
Торговля ФРГ со стерлинговой зоной 95 (в млн. марок)

 

Импорт

Экспорт

Сальдо

 

1953

1954

1953

1954

1953

1954

Вся стерлинговая зона

2625

3029

2022

2480

—603

—549

Великобритания и колонии

1756

2067

1237

1452

—519

—615

Другие страны стерлинговой зоны

869

962

785

1028

—84

+66

Увеличение экспорта ФРГ в страны стерлинговой зоны происходит быстрыми темпами. За один 1954 год он увеличился более чем на 20%, в том числе в Австралию - на 55%, в Новую Зеландию - в 2,4 раза, в Пакистан - на 39%, Индию - на 30%, в Бирму - в 2,4 раза. 96 В первой половине 1955 года Англия вывезла товаров в стерлинговую зону на 11% больше, чем в первую половину 1954 года, а прирост экспорта ФРГ в эту зону за тот же период составил 30% (США - 22%, Японии - 63%). 97

Рост дефицита в торговле ФРГ с английскими колониями свидетельствует прежде всего о ее заинтересованности в получении оттуда стратегического сырья. Чтобы покрыть этот дефицит и обеспечить для себя постоянный доступ к источникам сырья этих стран, ФРГ увеличивает туда свой экспорт. Так, с 1953 по 1954 год экспорт ФРГ увеличился в Золотой Берег с 24 до 38 млн. марок, в Кению и Уганду с 28 до 55 млн. марок, в Нигерию - с 88 до 114 млн. марок, в Центральную Африканскую Федерацию - с 6 до 15 млн. марок. 98

Разумеется, по общему объему экспорта в стерлинговую зону ФРГ еще далеко отстает от Англии. Так, в 1954 году Англия вывезла туда своих товаров на общую сумму в 6 с лишним раз больше, чем ФРГ (1346 млн. ф. ст. против 2480 млн. марок). 99 Однако это вовсе не оправдывает излишнего оптимизма некоторых влиятельных кругов Англии по поводу дальнейших перспектив развития англо-западногерманской конкуренции. Сам факт проникновения западногерманских монополий на имперские рынки Британии является свидетельством силы монополистического капитала ФРГ и его решимости одержать верх в конкурентной борьбе с Англией.

Занимая ведущее место среди других капиталистических стран в импорте Индии, Англия все больше сталкивается на этом рынке с западногерманским соперником. С 1950 по 1955 год доля ФРГ в индийском импорте возросла с 1,8% до 6,4%, то есть более чем втрое, а доля Англии повысилась приблизительно на 3% (с 22% в 1952/53 году до 25,3% в 1955 году). В марте 1952 года ФРГ заключила новое торговое соглашение с Индией, которое существенно облегчает экспорт германских товаров на индийский рынок.

В 1952-54 годах ФРГ добилась также заключения выгодных для нее торговых соглашений с Пакистаном и Цейлоном. Например, торговый договор, заключенный ФРГ в 1954 году с Пакистаном, предусматривает дальнейшее расширение товарооборота между этими странами. ФРГ экспортирует в Пакистан машинное оборудование, черные металлы, электрооборудование, химические товары, оптический инструмент, красители и т. д. Ее доля в импорте Пакистана в 1955 году увеличилась до 9,9%, (доля Англии - 28,2%, 1955). 100 В качестве средства поощрения своего экспорта в Пакистан ФРГ использует закупки товаров, представляющих обычные статьи пакистанского экспорта - например, хлопка. Одновременно она добилась увеличения импорта из Пакистана ценного стратегического сырья. На пакистанском рынке западногерманские монополии нередко прибегают к демпингу. Так, цены на некоторые предметы экспорта ФРГ в Пакистан (электроприборы, медный и стальной провод и т. д.) в 1954 году были на 10-20% ниже английских, а сроки поставок не превышали 8 месяцев, в то время как лучшие сроки поставок соответствующих английских фирм, как правило, не были короче 18 месяцев. 101

Таким образом, монополии Западной Германии развернули широкое наступление на английские экспортные рынки. К 1956 году ФРГ опередила Англию по экспорту товаров в Западную Европу, Латинскую Америку, некоторые страны Ближнего и Среднего Востока (Турция, Иран, Египет), а также в Индонезию и Японию. ФРГ проникает также и на рынки стерлинговой зоны и в ряде случаев успешно конкурирует здесь с Англией. Наконец, она теснит Англию и в долларовой зоне, например, в Канаде.

В условиях нового этапа общего кризиса капитализма и развернувшейся борьбы Англии и США на мировом капиталистическом рынке, наступление монополий ФРГ представляет собой особенно серьезную угрозу для экономической, а значит и политической независимости Англии. Энергично борясь против растущей западногерманской конкуренции, Англия опирается на свои бесспорные преимущества - уже сравнительно более сильные позиции в сфере приложения капитала, сложившиеся за десятилетия финансовые и торговые связи. Она занимает положение крупнейшего импортера сельскохозяйственного сырья и продовольствия, пользуется имперскими преференциями и т. д.

Однако соотношение сил между главными империалистическими державами все больше меняется в пользу Западной Германии, за спиной которой нередко непосредственно выступают США. В настоящее время Англия стоит перед лицом серьезных экономических проблем. В своем выступлении в Норидже 1 июня 1956 г. бывший тогда премьер-министром Идеи сделал весьма характерное заявление: "Насколько я могу судить, в будущем более непосредственной угрозой для существования нашей страны является скорее конкуренции на экспортных рынках, нежели мировая война". 102 Этот вывод показывает, что политика поощрения германского милитаризма, с которой связываются далеко идущие политические и экономические расчеты финансовой олигархии Англии и в которой непосредственно заинтересованы крупнейшие английские монополии, все больше приходит в противоречие с интересами самого британского монополистического капитала.

Опираясь на достигнутые успехи в восстановлении монополий, правящие круги ФРГ ныне открыто заявляют о своих претензиях на главную роль в Западной Европе. Вследствие этого до крайности обострились и политические противоречия между Англией и ФРГ.

ФРГ все меньше считается с тем, что Англия по-прежнему относится к ней, как к субъекту своей политики. Наиболее кабальные статьи боннского (1952 год) и парижских соглашений (1954 год) на деле никогда не признавались и не признаются Западной Германией. Источником обострения политических противоречий между Англией и ФРГ является также тот факт, что Англия продолжает выполнять на ее территории роль оккупанта, а ФРГ до последнего времени должна была выплачивать значительные суммы на содержание английских оккупационных войск. Всякие заверения боннских правящих кругов о том, что присутствие на территории ФРГ иностранных войск необходимо якобы в целях "безопасности", разумеется не меняли и не меняют положения.

За период с 1949 года по настоящее время коренным образом изменилось положение в главном агрессивном блоке - НАТО. Господствующей силой в нем на деле стала ось Бонн-Вашингтон, а англо-американский военный союз уже не играет доминирующей роли.

В Западной Европе ФРГ стала занимать особое положение. Поддерживаемая американским империализмом, она выступила одним из главных вдохновителей сначала ЕОУС, а потом - общего рынка и Евратома. Прикрываясь теориями о "европейском процветании", немецкие монополии постепенно прибирают к рукам важные позиции на континенте и прежде всего в странах - участницах так называемой Малой Европы.

Под влиянием изменившегося соотношения сил и в особенности после краха военной авантюры в Египте, в английском правящем лагере появилась тенденция не только к военному, но и к экономическому "сотрудничеству" с континентальными державами. Эта тенденция наиболее яркое воплощение получила в плане создания зоны свободной торговли в Западной Европе. Такая политика, однако, таит в себе огромный риск. На карту ставятся традиционные связи Англии с Содружеством, а также ее позиции в империи. Характерно, что правящие круги ФРГ с самого начала поддержали идею создания зоны свободной торговли. Западногерманские монополии, опираясь на свою силу, рассчитывают, что распространение известных положений договора об общем рынке на значительное число государств Европы создает наилучшие возможности для дальнейшего расширения их торговой экспансии. Они также не без оснований полагают, что зона свободной торговли облегчит для них вторжение на имперские рынки Англии.

Западногерманский милитаризм, процесс возрождения которого в настоящее время можно уже считать завершенным, выдвинул свою собственную колониалистскую программу. Вторжение немецких монополий в Латинскую Америку, на Ближний и Средний Восток, а также в стерлинговую зону бьет прежде всего по интересам Англии.

Единственным выходом из тупика, в который все больше заводит Англию политика агрессивных сил, являлся бы отказ от политики ремилитаризации ФРГ и развития широких политических, экономических и культурных связей со странами социалистического лагеря - путь мирного существования и сотрудничества. От того, одержит ли эта здоровая тенденция верх над тенденцией к военным авантюрам, зависит будущее Великобритании.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Возрождение милитаризма в Западной Германии ставшее фактом в последние годы, во многом является следствием политического курса, который проводится правящими кругами Англии. В этой политике заинтересованы наиболее агрессивные круги британского монополистического капитала, тесно связавшие свою судьбу с авантюристической стратегией Северо-атлантического блока. Основной политической целью этих кругов является создание на территории Западной Германии главного плацдарма в Европе для ведения агрессивной войны против СССР и стран народной демократии и для наступления на силы демократии и прогресса на европейском континенте. Вместе с тем, перевооружая Западную Германию, Англия все время стремилась играть на франко-западногерманских противоречиях. Политика сталкивания французских и западногерманских интересов должна была обеспечить Англии преобладающее влияние в делах Западной Европы. Следует также отметить, что политика пособничества западногерманскому милитаризму приносит и определенную экономическую выгоду английскому большому бизнесу, наживающемуся на гонке вооружений и военной конъюнктуре.

На протяжении всего послевоенного периода Англия активно участвует в политике пособничества западногерманскому милитаризму. В 1950 году Англия открыто признала за Западной Германией право на создание регулярных вооруженных сил. Она окончательно отменила в своей зоне оккупации всякие ограничения на возрождение западногерманского монополистического капитала и прежде всего - на восстановление военной промышленности. Английские монополии поставляют вооружение для западногерманской реваншистской армии. Правящие круги Англии немало сделали для сохранения старых кадров бывшего фашистского вермахта и участвуют в подготовке новых кадров для западногерманских вооруженных сил. Они с самого начала добивались включения ФРГ в агрессивные военные группировки типа ЕОС и Западноевропейского союза, а в дальнейшем одобрили вступление ФРГ в НАТО. Наконец, они открыто поддерживают незаконные территориальные притязания ФРГ в отношении ГДР, Польши, Чехословакии и Советского Союза, подогревая среди немцев идею реванша.

Подписав и ратифицировав парижские соглашения 1954 года, открывшие путь для создания пятисоттысячной западногерманской армии, Англия вместе с другими инициаторами этих соглашений бросила вызов миролюбивым народам, не желающим новой войны. На Женевских совещаниях глав правительств и министров иностранных дел в 1955 году Англия продолжала отстаивать курс на раскол Европы и Германии, на подрыв европейской коллективной безопасности. С одобрения правящих кругов Англии парижская сессия Совета НАТО в декабре 1956 года вынесла решение об оснащении немецкого вермахта атомным оружием и о назначении главнокомандующим сухопутными силами НАТО в Европе бывшего гитлеровского генерала Шпейделя.

Ставка на возрождение западногерманского милитаризма заводит британский империализм в порочный круг неразрешимых противоречий. Монополистический капитал Западной Германии, окрепший при пособничестве со сторону западных держав, добился внушительных успехов в конкурентной борьбе с Англией за рынки сбыта, источники сырья и сферы приложения капитала. Как и перед второй мировой войной, Германия (Западная) выдвинулась в ряд наиболее опасных соперников британского империализма. Сколачивая самую большую в Западной Европе армию, боннские реваншисты всегда будут иметь, чем подкрепить нарастающие требования западногерманского капитала. И уже давно нельзя рассматривать ФРГ как простой объект империалистической политики Англии. Западная Германия превратилась в большую самостоятельную силу, активного контрагента Англии в вопросах и политики и экономики.

Это значит, что военный союз Англии с германским милитаризмом не может быть прочным и всевозможные "щиты", вроде НАТО и Западноевропейского союза, вряд ли обезопасят Англию от угрозы со стороны германского империализма, дважды на протяжении последнего пятидесятилетия ведшего против нее разрушительные войны.

Политика пособничества германскому милитаризму обостряет отношения Англии не только с ФРГ, но и с другими западными державами, каждая из которых стремится усилить свое собственное влияние в агрессивных группировках в Европе. Вследствие этого, положение Англии делается все более неустойчивым. Более сильный американский империализм использует ослабление британского соперника и общность классовых интересов и делает все возможное, чтобы заставить Англию дороже платить за участие в "западном сотрудничестве", чтобы глубже втянуть ее в военные группировки, находящиеся под эгидой США. В особенности большую опасность для Англии представляет непосредственный военный союз США и ФРГ, который фактически стал уже реальностью.

Правящие круги Англии пытаются использовать свое активное участие в политике поощрения западногерманского милитаризма для разрешения своих противоречий с ФРГ, США и Францией за счет социалистического лагеря. Это находит свое отражение в их ставке на НАТО как на главный ориентир своей европейской политики. Правящие круги Англии отвергают все предложения СССР, направленные на скорейшее разрешение германской проблемы на мирной, демократической основе и на создание системы коллективной безопасности в Европе. Они игнорируют ГДР, ставя тем самым преграду на пути объединения Германии. Однако все эти действия на снимают вопроса об межимпериалистических противоречиях. Последние практически могут оказаться сильнее, чем противоречия между социалистическим лагерем и капиталистическими государствами. История знает уже такие примеры.

Что же касается Германии, то теперь, когда на ее территории образовались два суверенных государства, только переговоры между ГДР и ФРГ могут привести к такому разрешению германской проблемы, которое соответствует чаяниям германского народа и интересам всеобщего мира. Вопреки надеждам некоторых влиятельных, но недальновидных политиков Англии, как и других западных держав, германский народ никогда не откажется от великих завоеваний, достигнутых в ГДР. В единой Германии эти завоевания должны полностью сохраниться. Курс на ускоренное воссоздание западногерманских вооруженных сил обострил противоречия и внутри основных политических партий страны и, прежде всего - внутри лейбористской партии, которая обладает наибольшими потенциальными возможностями для организации мощного напора на агрессивные силы Англии и которая имеет почти половину всех мандатов в палате общин. Политику перевооружения Западной Германии начало еще лейбористское правительство. Перейдя в оппозицию, правые лейбористы активно помогали консерваторам проталкивать планы перевооружения ФРГ. За всеми их маневрами, связанными со стремлением обмануть народные массы, крылось стремление во что бы то ни стало протащить перевооружение Западной Германии - сначала в форме ЕОС, а потом - путем включения ее в Западноевропейский Союз и НАТО.

Недовольство народных масс политикой правых лейбористов вынесло на поверхность группу бивенистов, которые, однако, не всегда последовательны в вопросе борьбы за мир. Тем не менее, сторонники мира ценят в бивенистах их стремление к разрядке международной напряженности и к достижению взаимопонимания между великими державами по многим спорным вопросам, в том числе и по германской проблеме.

Наряду с кризисом в лейбористской партии, происходит все более серьезное обострение противоречий по вопросу о перевооружении ФРГ и внутри правящей консервативной партии.

Внутренние разногласия в правящих лагерях и политических партиях западных держав создают известные затруднения в проведении политики ремилитаризации Западной Германии. Однако основным препятствием на пути воссоздания реваншистского немецкого вермахта является борьба СССР и другие стран социалистического лагеря за разрешение германского вопроса и за коллективную безопасность в Европе. Советские предложения полностью совпадают с интересами народов. Поэтому они становятся могучей силой, с которой все больше вынуждены считаться те политические деятели и руководители на Западе, которые не хотят прослыть сторонниками "холодной войны".

Английский народ решительно присоединяет свой голос к голосу всех народов, борющихся против возрождения германского империализма, за обеспечение прочного мира в Европе и во всем мире.

 

http://www.barichev.ru/arhiv/dr1.htm

 

 

 

начало сайта